Андрей Коробка: Мы должны наращивать производство в рамках потребностей всей страны

676

В гостях у программы «Факты. Мнение» на Кубань-24 побывал министр сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Андрей Коробка.

— Есть ли надежда в этом году получить достойный урожай?

— Прогнозы хорошие. Урожай в поле действительно выше, чем прошлогодний. Но наша основная проблема — это погода, которая не дает нам сейчас в полном объеме вступить в уборку и собрать урожай, который будет действительно выше, чем за прошлые годы.

— Важная тема — импортозамещение. Мы обеспечиваем себя картофелем и сахаром на 92,4%, растительным маслом — на 84,4%, зерном — на 98,9%. Это четыре из восьми продуктов, которые включены в так называемую продовольственную доктрину продуктов первой необходимости. В то же время у нас есть проблемы с молочными продуктами, мясом и рыбой. Какое направление самое сложное?

— Самое сложное направление — это рыба, мясо, особенно говядина, которая сегодня имеет очень низкую рентабельность. Молоко сейчас имеет рост в объемах производства, потому что рентабельность молока составляет уже около 40%. Инвесторы начинают вкладываться, хозяйственники понимают, что здесь можно заработать деньги, и уже та рентабельность, которую мы имели до всех этих санкций — буквально 5-10%, сейчас уже составляет 40%, поэтому в большей степени желание развиваться имеют сельхозники. Основная проблема в этой части — это инвестиции, кредиты, которые сейчас непосильны для сельхозтоваропроизводителей по стоимости — высокие процентные ставки, те условия, которые банк выдвигает по залогам. Все это мешает бурному развитию.

— Эта проблема не нова. Что все-таки делать сельхозпроизводителям с этими кредитами?

— Хотелось бы, чтобы эти проценты были ниже, но невозможно поменять экономику России, поменять мировую часть, которая составляет нашу экономику. Поэтому хотелось бы, чтобы банки повернулись лицом к сельхозтоваропроизводителям. Мы уже видим снижение ключевой ставки, а многие банки, в том числе и наш ведущий «Россельхозбанк», неохотно снижают процентную ставку и не идут в ногу с Центробанком. По каким причинам — точно сказать не могу. Хотелось бы верить тем словам, которые говорят банки: «Мы скоро это сделаем, мы приведем цифры, которые будут действительно приемлемыми для сельхозтоваропроизводителей». Ну а программы государства, в том числе администрации Краснодарского края, компенсируют часть процентной ставки, тем самым нагрузка по кредитам, стоимость этих кредитов удешевляется.

— Разговор с руководителями животноводческой отрасли в общем подвел черту, что у нас не самое лучшее состояние этой отрасли. Не самое лучшее — я так понимаю, скорее плохое, чем хорошее?

— Это можно сказать, но не применительно ко всем хозяйствам. И говорить о том, что наша отрасль животноводства сейчас в плохом состоянии, нельзя. У нас сейчас очень развито птицеводство, у нас сейчас очень бурно набирает темпы свиноводство, хоть и оно и пострадало после африканской чумы, но те хозяйства, которые сейчас занимаются, имеют высокий уровень биологической защиты и технологической части. Поэтому с каждым годом мы будем прибавлять как минимум более 30 тыс. голов свиней, и думаю, что через некоторые время мы выйдем на уровень тех лет, до того, как произошла эпидемия АЧС. Что касается молочного животноводства, я говорил, что отрасль начинает развиваться, не все так гладко у нее. Есть хозяйства, которые занимают ведущие позиции — это производство молока свыше 8 тыс. т на одну корову, а есть так называемый подвал, где до 3 тыс. Поэтому в этой части можно сказать, что нам нужно подтянуть хвосты, чтобы выровнять всю отрасль к единому знаменателю, чтобы не было отстающих и впереди бегущих.

— Наиболее проблемное место животноводческой отрасли — выращивание коров на мясо: очень низкие закупочные цены, плюс ко всему высокие затраты делают практически убыточным этот бизнес. Что в этом направлении можно сделать, чтобы говядина была у нас на столе?

— Для Краснодарского края это действительно большая проблема, во-первых, потому что у нас высокие цены комбикорм, на корма, необходимые для питания. Прежде всего, сказывается близость порта. Поэтому основным местом для более-менее эффективного производства говядины является наша предгорная зона, которая подразумевает под собой пастбищный выпас, где можно практически круглый год содержать скот на выпасе, тем самым снижая себестоимость производства говядины. Мы знаем стоимость кукурузы, мы знаем, сколько сегодня стоит пшеница, и она неконкурентна по сравнению с центральной полосой России, где близость порта не играет существенной роли в формировании цены.

— Не так давно глава региона побывал на побережье и был неприятно удивлен, что на прилавках много импортных овощей. В то же время мы много всего выращиваем. В чем проблема? Почему у нас так много всего импортного?

— Кубань действительно является лидером в производстве овощей на душу населения.

— Около 40% процентов всего того, что выращивается в России, выращиваем мы, да?

— Практически. Ни один регион не выполняет ту норму, которую выполняем мы. Но проблема в том, что кубанские овощи — это бренд в России, поэтому его забирают другие регионы, мы продаем больше.

— Нам ничего не остается?

— Совершенно верно. Нам остается примерно 60% от того, что мы производим. Поэтому те недостающие 40% заходят к нам из других регионов России — это хорошо. Но а когда заходят из других республик и стран… Здесь мы должны наращивать производство, мы должны увеличивать производство не только в рамках своих потребностей, но и в рамках потребностей всей страны, к чему мы будем стремиться. Задача поставлена — 1 млн т овощей мы должны получить к 2018 году. Будем реализовывать.