Али Балаев: «Мы работаем с двойной отдачей. И не только в Ингушетии»

806

В рамках программы импортозамещения каждый субъект СКФО ищет опустевшие нишиэкономики, чтобы заполнить их своими товарами. В Ингушетии, как рассказал «СКФО-Агро» министр сельскогохозяйства и продовольствия республики Али Балаев, сажают яблоневые сады, строят хранилища для овощей и фруктов, запускают откормочные площадки с перерабатывающими мощностями. Помощь и внимание государства в кризисный период беспрецедентные. С одной стороны, – это накладывает особую ответственность, с другой, – воодушевляет на работу.
– Али Гериханович, каким отраслям сельского хозяйства Ингушетия отдает приоритет в рамках программы импортозамещения?
– Мы занялись садоводством по интенсивной технологии. Уже высадили 119 га и в этом году планируем разбить яблоневые сады еще на 150 га. В марте итальянцы привезут саженцы и начнут высадку. В течение апреля закончим.
Помимо этого, мы планируем построить для хранения овощей и яблок плодохранилище и овощехранилище. Это обязательно нужно, потому что в Ингушетии этого раньше не было. Недавно я разговаривал с представителем ОАО «Братцевское»–инвестора, который закладывает яблоневые сады. Он обещал в этом году начать строительство овощехранилища.
Также наметились хорошие тенденции по выращиванию картофеля. Мы на 500 га увеличили площади под этой сельскохозяйственной культурой, соответственно, нам необходимы еще картофелехранилища и овощехранилища. Планируем построить их за счет инвестпрограмм в ближайшие два года общей емкостью – до 15 тыс. тонн.
– Вы сказали, что саженцы привезут итальянцы. А это выгодно в условиях низкого курса рубля?
– Итальянские саженцы более урожайные, более подходящие. Есть договоренность и с краснодарской агрофирмой «Сад-гигант». Часть саженцев будем возить оттуда.
– Семенной материал картофеля тоже завозится?
– У нас есть свой. Мы в этом и в прошлом году брали суперэлиту для фермерского хозяйства Амирхана Хашагульгова. В наличии у нас 2500 т семенной элиты. Сейчас мы договорились, что недостающую часть, а нам надо еще 600 т, привезем из Тульской области и Осетии. У нас уже есть договоры, но они ждут оплаты, поэтому мы сейчас решаем вопрос по кредиту.
– А инвесторы у вас местные?
– Местные и москвичи. Они дали добро, и я смело могу сказать, что в 2015 году мы это сделаем.
Кроме того, мы увеличили площади под кукурузу. В других субъектах площади яровых уменьшаются, а мы добавили 6–7 тыс. га под кукурузу.
– Кукуруза на зерно или на силос?
– На зерно, не на корма. Ставрополь, Ростов, Краснодар, Осетия, Ингушетия более благоприятны для выращивания кукурузы на зерно.
– В области животноводства тоже есть инвестпроекты?
– Мы запускаем молочный комплекс. К 15 марта в нем будут стоять 800 голов нетелей. Мы за ними ездили в Кировскую область, Татарстан, Ивановскую область, Ижевск. Завозить поголовье из Америки или стран Европы сейчас невыгодно, очень дорого.
– А как обстоят дела с овцеводством, Али Гериханович?
– У нас идет увеличение поголовья, как крупного, так и мелкого рогатого скота. Овец больше на 20–25 %, коров – до 10 %. По инвестпрограмме у нас сейчас завершается строительство мощной откормочной площадки с переработкой, убойным и колбасным цехами. Строит частник.
– У вас субсидируется привес?
– Только на молоко у нас субсидии идут.
– На Ставрополье жалуются, что без субсидий выращивать мясо невыгодно. Переработчики в крае столкнулись с тем, что всех бычков на откорм забирают в Чечню.
– Мы тоже ездим, тоже берем. Корма мы выращиваем сами. Без собственных кормов откормом невыгодно заниматься. Но их надо покупать не сейчас, а во время уборки урожая, когда цена низкая. Сейчас кукуруза стоит 9–9,5 рублей. А во время уборки она 4,5 рубля стоит. По 4,5 рубля покупайте, и автоматически будет прибыль. У нерадивых всегда оправдание найдется. Все выгодно, если заниматься с умом.
– В республике развивается племенное животноводство?
– Мы занимаемся воспроизводством лошадей. Лицензию должны вот-вот получить. У нас очень хорошие скакуны. По КРС у нас раньше не было воспроизводства. А сейчас мы, как я уже говорил, взяли 800 голов нетелей. С них у нас племенное хозяйство и пойдет. Налаживаем селекцию, ветеринарию, работу зоотехнических служб.
– Вы намеревались строить птицекомплекс «Южный». Какова его судьба?
– Сегодня по нему ведутся переговоры с Внешэкономбанком о предоставлении кредита, который инвесторам ранее обещали выдать. Работы уже начаты. Строится инфраструктура. Проложено 16 километров дороги.
– Кредиты для сельхозтоваропроизводителей, как говорил премьер-министр Дмитрий Медведев, под 7 %, не больше?
– Возмещение процентной ставки по кредитам сегодня таково, что 14 % процентов погашает государство, 8 % производитель платит сам. Это хорошие условия. Мы, честно сказать, и не думали, что нам так навстречу пойдут. Хотя выдавать кредиты кому попало тоже нельзя. Мы работаем с сельхозтоваропроизводителями, фермерами, с вновь образовавшимися сельхозкооперативами, чтобы понять, кому можно верить, кому нет.
– По срокам выдачи кредитов проблем не возникает?
– По распоряжению главы республики госбанкам дано указание немедленно кредитовать сельскохозяйственных товаропроизводителей, независимо от форм собственности. Глава республики Юнус-Бек Евкуров взял этот вопрос под жесткий контроль.
Кроме того, сейчас на 20 % будет субсидироваться строительство овощехранилищ. Такого раньше вообще не было. Будет субсидироваться и выращивание самих овощей, картофелеводство. Раньше субсидий не было ни по овощам, ни по картофелю, а в этом году есть.
– У вас выращиванием овощей занимаются, в основном, фермеры, да? А ведь многие говорят, что неудобно работать с мелким производителем.
– 500–600 га трудно назвать «мелочью». Я помню, в советские годы совхоз «Экажевский» всего 1000 га картофеля выращивал. И то хватало на всю Чечено-Ингушетию. А тут половину этой площади один фермер занимает. Сейчас и ГУПы у нас будут этим заниматься. Но у них объемы небольшие. Одно хозяйство выделило 100 га под посадку картофеля, другое – 50 га. В следующем году количество предприятий увеличится.
Бахчевые культуры мы в этом году начинаем возделывать. Это не по программе импотозамещения. Вообще Ингушетия раньше бахчами не занималась. В этом году мы договорились с корейцами из Волгоградской области. Мы вкладываем деньги, а они будут этим заниматься, потому что везде нужны специалисты.
– И сколько гектаров для начала?
– Бахча будет на 150 га в Малгобекском районе. Там больше солнечных дней. Будут свои арбузы и дыни. По теплицам у нас раньше в отчетах стоял ноль. В этом году по отчету у нас теплицы уже на 10 га. Они уже запущены. Мы уже помидоры и огурцы едим свои. И еще мы договорились с инвестором, который будет строить теплицу за счет собственных средств.
– Названные инвестпроекты будут софинансироваться из бюджета?
– В них бюджетных денег нет ни копейки. Это чисто собственные средства инвесторов. Заемные они или собственные накопления, это нас не волнует. Важно, что они вкладывают их в Ингушетию.
– Для инвесторов есть какие-то преференции? Создан привлекательный инвестиционный климат?
– Это самый главный вопрос. Потому они и идут, что есть налоговые послабления. Мы выделяем землю, и первые год, два, три даем поблажку, чтобы они свободно могли вкладывать средства и чувствовали поддержку.
Помимо названных проектов, мы запустили государственное унитарное предприятие «Атлас», которое занимается переработкой и консервированием продукции, выпуская порядка 10 видов.
– Многие жалуются, что выпускать консервы нерентабельно, потому что наше сырье дорогостоящее, и наша продукция не может конкурировать с заграничной.
– Покупатель должен сам выбирать, что ему кушать: экологически чистый продукт или неизвестно что и как произведенное. Те же турецкие помидоры, когда к нам везут, их же чем-то обрабатывают, что они по полгода лежат? Ну не может помидор лежать больше 10–15 дней. Мы же дома выращиваем и знаем это. Помидоры, которые консервируют в России, это экологически чистый продукт. И это рентабельно, если сам хозяин выращивает, а не покупает сырье. ГУП «Атлас» работает в рамках государственно-частного партнерства. Инвестор вкладывает свои деньги, ставит дополнительные производственные линии. И он сам занимается посадкой, уборкой, перевозкой, консервированием и реализацией, поэтому ему должно быть выгодно.
Сейчас на ГУП «Атлас» идет консервация черемши. До этого они закатывали шиповник и соки.
– Этот ГУП перерабатывает только свою продукцию?
– У него сейчас есть 300 га орошаемой земли для выращивания овощей. Такие участки в дефиците. И плюс он будет брать продукцию других фермеров.
В этом году мы планируем закрыть 15 миллионов условных банок консервации.
– Они останутся на внутреннем рынке или уйдут за пределы республики?
– Под своим брендом мы будем реализовывать их в других регионах. Договоренность у них уже есть с сетью магазинов «Магнит» и еще с кем-то. Мелким оптом ГУП не занимается. Сейчас получил заказ на 6 тысяч банок и начал работу.
– Это шикарно в нынешних условиях получать предоплату от розничных сетей!
– Да, 50 процентов получили.
– А черемшу где берут?
– В Галашках, в горной местности. Там закупочные пункты поставили. Раньше такого вообще не было.
– Какую роль в сельском хозяйстве республики играет пчеловодство?
– Пчеловодством, помимо КФХ и ЛПХ, у нас занимается ГУП «Нектар». Мы свой мед на выставку ВДНХ возили. Спрос был большой. Горный мед все любят. Собираем мы его на альпийских лугах в Джейрахе. Когда там покупаешь овец, качество мяса совсем другое, по сравнению с равнинным. Так и мед – горный в два раза лучше, чем равнинный из акации, разнотравья, подсолнечника. Предприятие разводит пчел и снабжает племенными матками личные подворья. Оно же делает вощину. С момента своего образования это предприятие всегда было прибыльным.
– Планируете ли вы развивать рыбоводство? У вас же много горных речек. Там форель есть…
– У нас два форелевых хозяйства в Джейрахе. И сейчас строим семь прудов на реке Асса. В советское время там были пруды. За четверть века они заросли кустарниками, деревьями. Мы сейчас выкорчевываем их, вычищаем, завозим глину. Делаем полный ремонт и должны запустить их в этом году. Это делает инвестор.
Не знаю, как в других регионах, а у нас инвесторы стали активнее. Мы их не трогаем, ничего не вымогаем, наоборот, оказываем им помощь. Хотя субсидий на рыбоводство нет. Есть только возмещение процентной ставки по кредитам. Глава республики Юнус-Бек Евкуров не позволяет предвзято относиться к инвесторам. Мы их с радостью встречаем и моментально оформляем документацию.
– На ваш взгляд, санкции нам пошли на пользу?
– Есть такая пословица – «Не было счастья, да несчастье помогло». Сельскохозяйственные производители раньше были не так заметны, а сегодня полностью под контролем, в том числе по части выделения денег, постоянно чувствуем, что мы нужны, что от нас много зависит. И от этого мы работаем с двойной отдачей. И не только в Ингушетии.
– А с техникой и запчастями проблем не возникает?
– Вся техника в Ингушетии российского производства. Если бы она была импортная, с ремонтом были бы большие проблемы, он очень дорого стоит. Но у нас вся сельхозтехника российская, взята в лизинг. Глава республики Юнус-Бек Евкуров нам хорошо помог в этом плане. Обновил весь парк, от тракторов до прицепной техники.
– Весна вступила в свои права, все приходит в движение. И мы надеемся, что агропром республики с этой весной расцветет с новой силой.

Лана Исакова
фото Евгении ДУБ