На первом заседании Агросовета Кубани в Тимашевске решили развивать отечественное семеноводство, обустраивать жизнь на селе и возвращать туда молодёжь.

В поисках системных сбоев

Кубань всегда была зажиточной, но сейчас, как говорят комбайнёры, трактористы, доярки, так жить не получается. Иначе устроена современная экономика. Аграрии не могут прогнозировать ни затраты, ни прибыль – настолько непостоянны цены. Это мешает полноценно развиваться селу. С такого тезиса начал первое заседание Аграрного совета Краснодарского края в Тимашевске врио губернатора Вениамин Кондратьев.

Он подчеркнул, что крестьяне имеют полное право жить достойно в своих селах, а не искать способы убежать оттуда. «Наша задача сделать так, чтобы эта возможность у них была», – заявил глава региона. Обещания представителей власти больше не действуют, и тихое возмущение может перерасти в громкие протесты селян, предупредил он.

Из бесед с тружениками полей и ферм Вениамин Иванович понял, насколько они тоскуют по советской системе, когда существовали колхозы, и прибыль равномерно распределялась между рабочими, пусть даже она была в виде натуроплаты – зерна, сахара. Сейчас же львиную долю прибыли получает собственник-инвестор. Платить высокие заплаты или вкладываться в социальную сферу он не спешит. Села разваливаются, и молодёжь не хочет туда возвращаться.

Заседание Совета прошло в разгар жатвы. К 14 июля в крае было убрано 60 % хлебных полей, намолочено 5 млн т зерна при средней урожайности около 57 ц/га. По полностью убранному озимому ячменю получен небывалый в крае урожай – 815 тыс. т. Поля дали в среднем по 62,3 ц/га. Это на 9 ц больше, чем в 2014 году.

«Как это повлияет на карман тружеников?» – спросил Вениамин Кондратьев у представителя собственников одного из крупных сельскохозяйственных предприятий. Невнятный ответ его не удовлетворил.

С одной стороны, и бизнес должен развиваться, и помогать ему в этом нужно дешёвыми кредитами, субсидированием, решением земельных вопросов. С другой стороны, по словам врио губернатора, «не будет никакого оправдания, если мы угробим село». Надо искать баланс интересов.

Вопросов в аграрной сфере много. Решать их от случая к случаю Вениамин Кондратьев считает неправильным: «Нужен системный, грамотный, поступательный подход». Его должен выработать созданный в мае этого года Аграрный совет Краснодарского края, своеобразный коллективный разум. Сельскохозяйственная сфера сейчас регулируется массой законов и постановлений, но они не работают, потому что введены «сверху», а нужна инициатива снизу.

Кадровый голод

Главной проблемой Вениамин Кондратьев назвал нехватку специалистов на селе и призвал вместе подумать, как их привлечь.

Студентов Кубанского аграрного университета, по его мнению, нужно с третьего курса ориентировать на специальности, в которых ощущается острый дефицит, и заранее обговаривать, куда они поедут работать.

В свою очередь, ректор Кубанского аграрного университета Александр Трубилин отметил, что 75 % студентов его вуза приехали из села. В 20 общежитиях живут 9,5 тыс. будущих аграриев. Большинство из них возвращаются домой и на первых порах не нуждаются в жилье, в отличие от городских выпускников, которые туда вообще не едут. Трудоустраивается 87 % выпускников университета, и это очень хороший показатель.

Александр Иванович подчеркнул, что иностранные кампании сейчас активно участвуют в стипендиальных программах для студентов, в то время как российские предприятия неохотно берут ребят даже на практику. Они выступают как потребители, не желая участвовать в обучении молодых кадров. Ведь практиканту надо убелять внимание, обеспечить проживание, питание, организовать рабочее место, безопасность. Александр Трубилин предложил, чтобы заинтересовать бизнес в обучении кадров, оказывать за это какие-то меры государственной поддержки.

С дефицитом нужных специалистов может справиться целевой набор. «Пришло время готовить кадры под своё производство, а не искать их, – объявил ректор. – В чём преимущество целевого набора? Вы направляете студента, он у вас проходит практику, пишет несколько курсовых по вашему предприятию и по окончанию обучения возвращается домой».

Ректор аграрного вуза напомнил, что рынок труда – это всё-таки рынок, и «хорошие кадры, позволяющие улучшить состояние предприятие, получить даром невозможно». Между тем, предлагаемые сельским хозяйством вакансии не могут удовлетворить выпускников. Они бы и рады вернуться в село, но на зарплату, которую им сулят, невозможно даже снимать жильё, а не только приобрести своё. Часто им предлагают оклады около 10 тысяч рублей. А ведь талантливые студенты по стипендиальным программам в наше время получают 15‑20 тыс. руб. Они знают себе цену.

Жилье молодым специалистам предоставляется очень редко, что также не способствует их закреплению на селе. На взгляд врио губернатора, покупка или строительство 150‑170-ти квартир, ситуацию не изменит. «Нужно системное решение. Молодой специалист должен быть уверен, что он через год-два или хотя бы через пять сможет купить квартиру или построить дом. Одними призывами мы вопрос не решим, – отметил Вениамин Иванович. – Это деньги, но если мы хотим сделать жизнь в селе активнее, чтобы никто оттуда не бежал, надо вкладываться. Давайте строить за счёт наших краевых программ. Другого пути нет».

Он поручил наладить связь кадрового управления Минсельхоза с районами края и аграрным университетом. Перед муниципальным и краевыми бюджетами глава региона поставил задачу максимально наполнять деньгами программу обеспечения жильём молодых специалистов, чтобы оно было доступно, а процесс предоставления был прозрачным.

Наука ради науки

Недостаточно плотным показалось врио губернатора и взаимодействие сельхозпроизводителей с учёными. В крае, помимо профильного университета, работают 10 НИИ сельскохозяйственной направленности. По 25 актуальным темам проводятся исследования. Ежегодно издаются десятки методических рекомендаций. Но эффекта не видно.

«Прямо скажу, что слышал от переработчиков и производителей не лучшие отзывы о нашей краевой науке, – заявил Вениамин Иванович. – Здесь наука ради науки не должна быть. Должна быть связь с практикой. Почему хозяйственники сейчас вынуждены обращаться в московский институт или к иностранцам?»

Глава края предложил организовывать обучающие семинары и выездные конференции для фермеров и владельцев ЛПХ не только на уровне университета, но и на уровне Минсельхоза края.

Разобщённость науки и производства приводит к тому, что на Кубани есть, например, прекрасно оснащённые лаборатории по оценке качества кормов, а сельхозпроизводители везут пробы за пределы региона и сетуют на отсутствие подобных исследований дома.

Когда министр сельского хозяйства Андрей Коробка занялся этим вопросом, выяснилось, что одна лаборатория существует при университете. Ещё одна, европейского уровня, создана при краевом управлении Россельхознадзора и сертифицирована. С 1 августа оба учреждения готовы принимать заявки и партии на исследование силоса. Проблема была лишь в отсутствии информации о лабораториях у селян.

Доброе семя

Одно из научных направлений, которое, по мнению Кондратьева, следует развивать в первую очередь, – это селекционная работа в растениеводстве и животноводстве.

«По зерновым культурам мы обеспечены семенами в полной мере, – отдал должное краснодарским учёным глава края. – А вот семена овощных культур на 80 % импортные».

Импортозамещение особенно актуально для подсолнечника и свёклы. На приобретение семенного материала предприятия тратят немалые деньги, что в конечном итоге влияет на себестоимость и цену на прилавках.

Поэтому Вениамин Иванович предложил разработать в крае собственную программу развития семеноводства. «У нас есть все условия, чтобы создать конкурентоспособные сорта и гибриды. И мозги у нас есть. Наши сорта будут востребованы не только в крае, но и за его пределами», – уверен он. Минсельхозу края поручено разработать такую программу до 1 сентября. Семеноводы восприняли это известие с удовлетворением.

Директор ВНИИ масличных культур им. В. С. Пустовойта, академик Вячеслав Лукомец считает, что сельхозпроизводители недооценивают отечественные сорта.

«Одни говорят, что им лаборатории наши не нравятся, другие – что сорта наши хуже, чем импортные. Но зачастую это субъективное мнение, – заявил он. – Здесь существует проблема информационного вакуума и разрыва между наукой и производством. Её нужно решать».

Отчасти эта загвоздка, по его словам, возникла из-за того, что пропагандируются иностранные достижения, отчасти из-за трансформации экономических взаимоотношений. Мы дошли до того, что 90 % семян овощей в России импортного производства. По сахарной свёкле этот показатель доходит до 95 %, по подсолнечнику и кукурузе на зерно – до 50 %.

«Это надо менять, потому что в стоимости семян заложены экономические показатели производства той или иной культуры, – подчеркнул Вячеслав Михайлович. – Их семена гораздо дороже, чем отечественные. Разница в стоимости семян иностранных и отечественных гибридов доходит до 4 тыс. руб. на гектар. В этом году, если бы все площади подсолнечника в Краснодарском крае были засеяны отечественными сортами по ценам, которые дают отечественные компании, в том числе наш институт, то мы бы сэкономили 1 млдр руб. только на семенах подсолнечника. В продукции, которую мы производим, мы уже заложили необоснованные траты на дорогостоящие семена. Это касается и кукурузы на зерно. 2 млдр руб. мы отдали иностранным компаниям».

По сахарной свёкле, по его словам, ситуация сложнее. В 90-е годы в России вообще не было заводов по производству семян, которые требуются современным сельхозтоваропроизводителям. Но по остальным распространённым культурам положение можно изменить в лучшую сторону в сжатые сроки, считает Лукомец.

«Распространение иностранных гибридов связано с легендой, что урожайность этих культур, когда мы внедряем иностранные семена, резко улучшается. Однако анализ показывает, что в 90-м году, когда всё было засеяно отечественными сортами, в Краснодарском крае по подсолнечнику мы имели 24 ц/га. Прошло 25 лет. У нас 70 % площадей занято иностранными гибридами. Но средняя урожайность осталась такая же, – подчеркнул он. – По Российской Федерации в 90-е годы всё было наше. Сейчас 50 % иностранных сортов, а урожайность как была 11‑13 ц/га, так и осталась. У меня вопрос: где эффект от внедрения всего иностранного? Экономического эффекта нет. Есть проблема организационного плана, которая не позволяет нам, представителям российской науки, добиться того, чтобы семена попали к сельхозпроизводителем и помогли более рачительно вести хозяйство».

Главной причиной такого положения дел стало то, что научные учреждения финансируются государством только в вопросе разработок. Их продвижение и внедрение в производство не регулируется.

«Я этот вопрос постоянно в Москве задаю: зачем мы создаём, если не можем довести до производителей? – возмущается Вячеслав Лукомец. – Нам нужно в настоящее время искать механизмы государственно-частного партнёрства, которое позволит внедрить научную продукцию, в которую государство вложило немалые деньги».

Академик утверждает, что в российской селекции подсолнечника есть все современные направления, какие только существуют в мире: и сорта для возделывания по нулевой технологии, и устойчивые к определённым гербицидам, и с изменённым кислотным составом, высокоолеиновые, крупноплодные.

Сами селекционные центры не могут их размножить, потому что у них не хватает земли. Особенно это проблематично для подсолнечника и кукурузы, при производстве гибридов которых необходима пространственная изоляция. Поэтому Вячеслав Михайлович предложил крупным агрохолдингам, которые обладают большими земельными массивами, не выбрасывать деньги на ветер, покупая иностранное, а в рамках частно-государственного партнёрства заняться семеноводством и построить у себя заводы по производству семян. Они могли бы обеспечивать и собственные потребности, и всю Кубань, а также экспортировать в другие регионы.

Докладчик напомнил, что, согласно уточнённой доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации, доля сортов и гибридов отечественной селекции к 2020 году должна быть не менее 70 %. Так что речь идёт не только о судьбе российской селекции, но и о решении задачи государственной важности.

Для начала Вячеслав Лукомец предложил разработать дорожную карту импортозамещения семян сельхозкультур в Краснодарском крае. Затем Минсельхозу, научным учреждениям и агрохолдингам надо начать создавать «интегрированные селекционно-семеноводческие предприятия, в которых на условиях государственно частного партнёрства должны быть реализованы инвестпроекты по строительству семяочистительных заводов и системы обеспечения сельхозпроизводителей Краснодарского края семенами отечественной селекции».

Вопрос пространственной изоляции, по мнению Вячеслава Михаловича, надо решать с помощью создания специальных зон для производства семян гибридов перекрёстноопыляемых сельскохозяйственных. Сейчас окрестные хозяйства приходится просить, чтобы они не размещали на соседних полях кукурузу и подсолнечник, а можно этот вопрос регулировать специальным краевым законом.

Есть в семеноводстве также проблема с кадрами, поэтому для их подготовки в Кубанском аграрном университете академик попросил выделить отдельную строчку бюджетного финансирования, так как сейчас, по его словам, с агрономами-семеноводами – катастрофическая ситуация.

Побеждать качеством, а не преференциями

Выступление Вячеслава Лукомца вызвало дискуссию. Всё-таки иностранные семена не раз на практике подтверждали своё качество. А может ли гарантировать качество российская селекция?

Вячеслав Михайлович заверил, что может. Нам не хватает лишь современных семенных заводов и места для размножения. «Все иностранцы к нам пытаются влезть, все хотят работать с нашим семенным материалом, потому что он адаптирован к России, к российским условиям», – отметил он.

ВНИИМК построил небольшой завод, на котором производит качественные семена, но в небольшом количестве. Большие объемы приходится передавать на обработку заводу иностранной компании – конкурента.

Кроме того, распространению иностранных семян, по словам Лукомца, способствует коммерческая заинтересованность тех, кто принимает управленческие решения по приобретению того или иного продукта.

Это предположение задело Фёдора Булдыжова, генерального директора ЗАО «Хуторок». «Тут говорят, что мы покупаем импортные семена подсолнечника, чтобы получить откат? Неужели я, человек, который 47 лет проработал в сельском хозяйстве, 40-й год работаю директором, позволил бы себе купить дороже некачественную продукцию? Боже упаси, руки отсохли бы», – заявил он.

Он попросил руководителя института показать демонстрационные участки сортов и гибридов отечественного подсолнечника, чтобы можно было их сравнить между собой и с иностранными достижениями селекции.

«Все импортные фирмы нахально бесплатно дают нам семена для демонстрационного посева. Я сеял 57 видов кукурузы и выбрал 3 гибрида. Я как патриот нашего государства, нашего края раньше сеял наши подсолнечники, нашу кукурузу. Уже не сею. Разница в урожае 15‑16 ц/га. Мы сейчас получаем подсолнечника 38‑39 ц/га. Есть у вас такие гибриды, чтобы я столько получал урожая?», – спросил он.

«Есть», – ответил Вячеслав Михайлович.

«Так вы дайте нам! Выставьте на демонстрационном участке, – бросил вызов Фёдор Булдыжов и поднял ещё один больной вопрос – о влагоотдаче кукурузы отечественных сортов. Её урожайность он сомнению не подвергает. – Но если мы в хозяйстве производим кукурузы 20‑25 тысяч тонн, а это надо моментально убрать за 15‑20 дней и посеять пшеницу, это возможно только с импортными гибридами. У наших влагоотдача такая, что она будут стоять до декабря, и мы не получим 9‑10 % влажности. В это время идёт обратный процесс по накоплению влаги».

Осознавать, насколько Россия отстала в сфере производства семян сахарной свёклы, Фёдору Ивановичу особенно обидно, потому что совхоз «Хуторок» в своё время был пионером по выращиванию семян этой культуры. И только из-за того, что Тбилисский семенной завод вовремя не модернизировался, все труды пошли прахом.

Защитить российскую «царицу полей» взялся Игорь Лобач, президент Ассоциации производителей кукурузы. По его словам, в стране создана большая группа раннеспелых гибридов кукурузы, а проблема влагоотдачи «частично надумана». В этом можно убедиться, посетив День поля в Белой Глине Красноармейского района края. Там высевается до 150 гибридов подсолнечника и кукурузы. Такие же демонстрационные площадки есть в Белгороде и Новосибирске.

Он отметил, что краснодарскую кукурузу приходится продвигать за пределами края, поскольку на Кубани конкурировать с иностранными компаниями сложно. Если на рекламу импортных семян тратится по 500 млн руб. в год, то общий бюджет членов ассоциации на эти цели составляет 12 млн руб.

Ограничены производители семян отечественной кукурузы и в площадях. «Как только мы увеличили участки гибридизации с 7 тыс. т до 12 тыс. т, мы столкнулись с тем, что мы не можем обеспечить пространственную изоляцию», – отметил он. Районное совещание помогло найти взаимопонимание с аграриями.

Тем не менее, земли для производства родительских форм не хватает. Поэтому Игорь Лобач предложил приравнять селекционно-семеноводческие центры и предприятия к животноводам и овощеводам, чтобы они могли иметь приоритетное право на аренду земли, особенно там, где есть орошение. Необходимо, по его словам, и материально поддерживать семеноводческие центры. В Усть-Лабинском районе агрохолдинг «Кубань» занялся семеноводством и за 8 лет создал 14 собственных гибридов, которые завоевали уже 10 % рынка в России. Сейчас они реконструируют свой завод и надеются на софинансирование государства.

«После того, как мы начали заниматься продвижением своей продукции, активизировались иностранные компании. Они просят себе преференции, хотя они и так их имеют по карантину. Если мы делаем три карантинных сертификата, то они один завезли и по всей стране распространяют семена», – обратил внимание на несправедливость глава Ассоциации производителей кукурузы.

– Сейчас иностранцы вознамерились строить завод по подготовке семян там, где уже сосредоточено три российских завода. «Мы не против, делайте селекцию здесь, регистрацию здесь, авторские права здесь, но не в Новокубанском районе, а где-то в Павловском или Каневском», – настаивает Игорь Лобач.

По сахарной свёкле, по его словам, рано посыпать голову пеплом. Есть в Краснодарском крае ученые, которые «втихаря» занимаются производством семян. Если дать им землю, они произведут и нужные объемы.

В качестве удачного примера частно-государственного парнёрства Лобач привёл сотрудничество КНИИСХа, учебно-опытного хозяйства «Кубань» и кукурузо-калибровочного завода «Кубань». Соединение науки, площадей и переработки даёт необходимый результат.

Прозвучало на заседании Аграрного совета предложение увязать сельскохозяйственные субсидии с использованием семян отечественного производства. Однако министр Андрей Коробка подчеркнул, что эти деньги должны идти на развитие предприятий, а не быть скрытой поддержкой семеноводства.

Селекцию зерновых потеснили

Единственная сфера семеноводства, которой Краснодарский край может похвастаться – это сорта и гибриды зерновых культур. «Есть урожай в крае, и даже выше, чем вчера», – гордится заведующая отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале Краснодарского НИИСХ Людмила Беспалова.

Она отметила, что сейчас в крае существует новая сортовая политика: «Если лет 10‑15 назад все хотели получить один сорт на все случаи жизни, то сейчас климат так непредсказуем, что одним сортом не обойдёшься. Вавилов говорил, что генотип должен доминировать над средой. Сегодня это невозможно».

КНИИСХ производит множество сортов, которые распространены далеко за пределами региона.

Хотя в институте работают селекционеры разных поколений, кадровая проблема коснулась и его. «Молодые хотят больше зарабатывать, не хотят работать в поле, а у нас в любое время года работа полевые работы», – пояснила Людмила Андреева.

Земельный вопрос не стоит так остро, как в семеноводстве перекрётноопыляемых культур, но на участки КНИИСХа тоже периодически «покушаются». Часть территорий опытной станции на севере края изъята, нарушен налаженный за 40 лет севооборот. У института, который находится в черте города, отобрали 600 га. «Нам бы хотелось, чтобы нас не трогали, – попросила Людмила Беспалова. – Ведь наши лаборатории – это земля. Если наши поля будут за 80‑50 км – это уже не селекция».

Глава края пообещал воздействовать на местные власти, если они будут в дальнейшем теснить учёных.

Животноводство поддержат материально и морально

Будут в крае, несмотря на финансовые сложности, стимулировать и развитие животноводства. Глава региона и Минсельхоз настаивают, чтобы в краевом бюджете депутаты оставили 365 млн руб., на которые федеральный центр в качестве софинансирования добавит 1,5 млдр руб. В общей сложности отрасль получит порядка 2 млдр руб.

«Деньги нужны там, где живут люди, где будет реальное производство и переработка. Поэтому мегапроекты мы не поддерживаем. Для села 2 миллиарда – это реальные деньги. Даже если мы что-то мы не построим в краевом центре», – пояснил свою позицию врио губернатора.

По словам министра сельского хозяйства Кубани Андрея Коробки, из этих средств будут выплачивать дотации на молоко и субсидировать краткосрочные кредиты.

Кроме того, при министерстве работает информационно-консультационный центр (ИКЦ), рабочая группа в котором занимается просвещением фермеров по любым вопросам животноводства от воспроизводства стада до кормления.

«Мы пошли и дальше. Мы внесли в устав ИКЦ функции по продаже племенного молодняка. Теперь через центр любые хозяйства могут приобрести племенных животных. За 2 недели после внесения изменений к нам поступило заявок на 2,5 тыс. голов. Между нашим краевым ИКЦ и всеми государственными племенными учреждениями России заключен договор на исполнение заявок», – сообщил министр.

Он порадовал присутствовавших статистикой. За последние полгода Кубань начала наращивать поголовье скота. Вместо прошлогоднего снижения на 7 тыс. голов зафиксирован рост на 1 тыс. голов.

Благотворно на молочном животноводстве могла бы сказаться программа «Школьное молоко». Она теоретически существует, но денежными средствами не наполнена. Причину объяснила депутат Законодательного Собрания края Наталья Боева.

Финансирование было отдано на откуп муниципалитетам, а они на ней сэкономили. Боева предлагает возложить обязанность по обеспечению школьников молоком на федеральный уровень при софинансировании края. Глава региона пообещал, что в бюджете следующего года эту строку предусмотрят, и вообще его формирование будет максимально прозрачным, с акцентом на решение социальных задач.

Тахографы отменяются

Ещё одну помеху на пути развития сельского хозяйства Минсельхоз края пытается решить с помощью управления МВД. Речь о пресловутых тахографах, которые по новому российскому закону должны быть установлены на грузовые автомобили. Эти приборы учета режима труда и отдыха водителей стоят сопоставимо со стоимостью некоторых грузовичков, перевозящих зерно с полей на тока. Установка тахографов способна разорить селян.

Министерство внутренних дел учло пожелания министра сельского хозяйства и готово сделать исключение. А чтобы сотрудники ГАИ могли отличить сельхозпроизводителей от остальных категорий водителей грузового транспорта, Минсельхоз будет выдавать специальные удостоверения предприятиям, значащимся в специальном реестре. Это те хозяйствующие субъекты, которые обращались за субсидиями и подтвердили свой сельскохозяйственный статус.

Сыры в избытке

В перерабатывающей отрасли края также накопилось немало проблем, требующих внимания Аграрного совета. Санкции помогли увеличить сбыт, но рост продаж оказался не таким значительным, как планировался. Фирма «Калория», первая в крае занявшаяся производством сыров с плесенью, надеялась на рост в 35 % от прошлогоднего объема продаж, но пока получила лишь 18 %.

«Мы уже закупили новое оборудования для производства сыров с плесенью. Уже 96 млн руб. потрачено. Мы рассчитывали закрыть потребности рынка, но объем продаж сыров резко сократился, – сожалеет руководитель предприятия Наталья Боева. – Одна из главных причин – научно необоснованные действия, приведшие к снятию ограничений на поставку сыров как безлактозной продукции без учета её ассортимента. Это спровоцировало позиционирование сыров как продукции спецназначения «безлактозные сыры». Но сыр – это в принципе безлактозный продукт, потому что лактоза уходит в сыворотку. Таким образом лоббирование свело на нет положительный эффект от введения санкций на ввоз импортных сыров. В январе-феврале мы продавали до 20 т, и не могли удовлетворить спрос, а в июне реализовали всего 13 тонн. В мае было принято решение о запрете ввоза таких сыров, и мы же почувствовали эффект».

Тем не менее, рынков сбыта фирме, которая после проведённой реконструкции может производить до 30 т элитных сыров, не хватает. Поэтому директор предприятия попросила помощи у краевого правительства в продвижении своей продукции на Днях Краснодарского края в мегаполисах и на Экономическом форуме в Сочи.

Наталья Боева выразила благодарность Роспотребнадзору за борьбу с фальсификаторами сыров и телеканалу «Кубань 24», запустившем цикл передач по здоровом питании.

Кстати, «Калория» – одно из тех предприятий, которое и без приказа сверху начало с того, что привлекло новых специалистов жильём. Но чтобы эта проблема решалась быстрее, нужно софинансировать строительство домов из бюджета, считает Наталья Боева.

Сладкая «Кубань»

Заседание Аграрного Совета проходило на базе Тимашевского кондитерского комбината «Кубань». Несмотря на то, что предприятие производит десерты, блюдо, которое подают «на четвёртое», «это колоссальный круглосуточный труд», заявил его генеральный директор Владимир Кочетов.

В кондитерской сфере России всё не менее печально, чем в семеноводстве. Ведь 90 % российских кондитерских фабрик куплены иностранными собственниками. Русскими остались 3‑4 предприятия. В правлении Ассоциации кондитеров, куда входит Кочетов, заседают только два российских директора. Их мнение тонет среди других голосов. Гордиться московскими конфетами, по словам Владимира Кирилловича, уже не стоит. «Там по ТУ работают, и получается уже не та «Белочка», не тот «Мишка на Севере»», – вздыхает кондитер.

Тимашевский завод начинался в чистом поле. Строить его помогала Югославия по межправительственному соглашению. В 1988 году был произведён монтаж оборудования. И до сих пор на комбинате «Кубань» чтят лучшие советские традиции, работают с НИИ кондитерской промышленности, Институтом питания РАМН «Мы много позиций сделали для детей, диабетиков. Наша продукция вкусна и качественна, – заверил Владимир Кочетов. – Мы завоевали море призов».

Работать заводу приходится в условиях жёсткой конкуренции. «Несмотря на санкции полно конфет «Рошен» и других иностранных производителей, потому что у них в России есть свои фабрики, – отметил гендиректор комбината. – Тем не менее, с 15 тыс. т продукции мы вышли на 27 тыс. т. Стране нужен мармелад, нужна карамель».

Владимир Кочетов надеется с помощью Агросовета решить проблему сырья. Сейчас 5‑6 тысяч тонн сырья он закупает за пределами края, хотя вполне можно было на месте производить высококачественное рапсовое масло, которым заменяют пальмовое, сухое молоко, сухую сыворотку. Найти всё это в России в последнее время стало проблемой. Не говоря уже о то, что за границей производят 14 сортов кондитерской муки, тогда как в России только три. Поэтому отечественных производителей Владимир Кириллович попросил «встряхнуться» и развиваться дальше.

Социальные вопросы на фабрике решаются по-старинке. Молодым специалистам помогают окончить аспирантуру и обзавестись жильём.

Завершая Агросовет, врио губернатора Вениамин Кондратьев заявил, что краевое правительство готово поддерживать аграрную отрасль, но с одним условием: деньги будут работать не на проекты, а на людей. Если новое правительство Кубани будет и дальше так же активно защищать интересы селян, у южной глубинки появится реальный шанс на возрождение.

Марина МАКСИМЕНКО

фото автора