В этом году, если не считать овощей, лучше всех сбрасывают цены яйца. С декабря они подешевели на 14,4 процента. Курятина не так резва, но в отличие от других мясных продуктов все-таки сегодня стоит на процент меньше, фиксирует Росстат.

Но благополучие это может пошатнуться, предупреждают эксперты «Российской газеты», поскольку стоит на импортных куриных ножках. Вернее — яйцах. Здесь спор, что первично — курица или яйцо, решается однозначно в пользу второго.

Оказывается, российские производители мяса работают примерно по тому же принципу, что и отечественный автопром — завозятся племенные животные (в случае с курами — инкубационные яйца), которые уже дают товарное потомство.

Немного теории. Схематично производство племенных животных выглядит следующим образом. Существуют прапрародители («исходная линия») — самые ценные особи, эталоны породы. Их выведением и совершенствованием популяции занимаются отдельные фирмы. Забегая вперед, стоит сказать, что они никогда не продаются.

Следующая ступень — прародители. Это продукт производства владельцев исходных линий, занимающихся генетикой и селекцией. Эти животные дают родительское стадо, а уже следом идут животные, из которых производится мясо («мясное стадо»). Как это выглядит в птицеводстве? Например, мясном? В мире есть три транснациональные компании, чьи корни находятся в США и Европе, которые помогают странам создавать собственные репродукторы. Но без их «исходного материала» дело не пойдет и не будет развиваться.

Так что о наличии полного цикла производства курицы вообще не приходится говорить нигде, кроме тех стран, где находятся компании, владеющие исходными линиями — США, Великобритания, Франция. Конечно, центры репродукции при утере связи с иностранными «наставниками» существовать не перестанут. Но после нескольких лет породы, находящиеся в России, начнут отставать по показателям от ушедшего вперед мирового рынка. Впрочем, эксперты говорят, что здесь разрыв отношений вряд ли возможен. Эта часть сельского хозяйства, пожалуй, дальше других от политики.

Официальной статистики рынка племенных животных в России нет. Отсюда и диаметрально противоположные оценки ситуации в отрасли: от «мы полностью зависимы от импорта» (так говорят те, кто указывает на отсутствие исходных линий) до «мы практически полностью себя обеспечиваем» (так говорят эксперты, ссылаясь на собственные данные производства инкубационного яйца или мясного поголовья). Собственное производство, если говорить о предпоследних ступенях цепочки, действительно относительно развито. По свинине и курице — около 70-90 процентов, по говядине — около 50 (при наличии собственных пород).5 polosa

Масла в огонь подливает несовершенство структуры управления отраслью. В России существует Государственный племенной регистр, где содержатся данные обо всех зарегистрированных в минсельхозе организациях, занимающихся племенным делом. Что не устраивает участников рынка? Да то, что статус на пять лет получает организация, а не порода животного, как это делается в других странах. И отозвать этот статус у юрлица практически невозможно.

При этом государство выделяет существенные деньги на поддержку животноводства (за последние 10 лет сумма выросла в десять раз). И в то же время требований к самим породам не установлено. И поэтому российские производители часто грешат нечистотой породы, говорят многие опрошенные «Российской газетой» участники рынка. Так что без импорта в мясной отрасли пока никуда.

И перспектива туманная. Племенной регистр постепенно сокращается по мере того, как закрываются наименее эффективные предприятия. При этом вновь открываемые, самые современные и востребованные рынком центры оказываются как бы вне поля зрения государства, существуют сами по себе.

Опрошенные «РГ» эксперты отмечают, что у рынка есть несколько вариантов развития.

Галина Бобылева, директор «Росптицесоюза» указывает, что развитие отрасль получит по мере развития в России селекционно-генетических центров.

Гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев говорит, что российская промышленность может обзавестись своими исходными линиями по мере развития репродукторов, привлечения туда молодых специалистов и новых инвестиций. Сейчас современные российские репродукторы развиваются за счет научной поддержки опять же транснациональных гигантов.

Директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов считает, что для развития отрасли необходимо оптимизировать господдержку, отказаться от системы, когда статус присваивается предприятиям. По его мнению, отрасль должна регулироваться ассоциациями, которые будут подтверждать соответствие животных стандартам породы. Возможный вариант создания у себя полного цикла производства — покупка акций одной из компаний, имеющих исходную линию, говорит Черкесов. По такому пути недавно пошел Китай.

Президент евразийской ассоциации птицеводов Сергей Шабаев говорит, что стремиться развивать у себя полный цикл производства вовсе не обязательно. Но если Россия все же пойдет по такому пути, развитие науки на базе селекционных центров — самый разумный вариант, говорит он.

Судя по тому, что согласия, какой путь выбрать, нет даже среди экспертов, нам, едокам, пока остается одно: надеяться, что бизнес для транснациональных корпораций и впредь будет важнее политики.5 polosa 2