Воинствующий молочник

547

Как Александр Лукашенко растер в порошок обвинения Нурсултана Назарбаева.

В пятницу президент России Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко в Сочи приняли участие во Втором форуме регионов России и Белоруссии, на котором белорусский президент прилюдно начал выяснять отношения с казахстанским, которого там в это время не было. Специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ с изумлением наблюдал, как трещит по швам еще не заработавший Евразийский союз. 

Форум регионов России и Белоруссии был в разгаре. Выступал губернатор Белгородской области Евгений Савченко. Он рассуждал о ситуации, в которой находится российский рубль:

— В связи с решением о сбалансированности нашего рубля… я не говорю сейчас слова «девальвация»!.. Так вот, в связи с этим решением открываются огромные возможности!

В зале отмечался некоторый гул. Не все тут были в состоянии оценить все величие этого решения. Некоторые думали, видимо, и о минусах: люди, например, нищают. Но с точки зрения макроэкономики Белгородской области это были микропроблемы.

— Пора от слов переходить к делу! — воскликнул господин Савченко.— К созданию единой валюты!

Он понимал, наверное, что от него ждут разъяснений, огляделся по сторонам и продолжил:

— В рамках Евразийского союза и вообще! Вообще! Ведь об этом первым сказал Владимир Владимирович Путин. И что? Все раскритиковали это предложение (и где же эти мужественные люди? — А. К.). А я считаю, что оно очень хорошее!

В общем, выступление господина Савченко было совершенно бескомпромиссным. Он однозначно поддержал всеми раскритикованного президента России. И никто, конечно, не знает, чего ему это стоило.

Впрочем, все это напряжение померкло перед нервом речи на форуме господина Лукашенко. Ей предшествовали слова спикера Совета федерации России Валентины Матвиенко про «атмосферу бросания», в которую окунул накануне собравшихся в центре Сочи ВИА «Сябры» из Белоруссии. Я увидел на лицах некоторых губернаторов страдальческое выражение: ВИА «Сябры» не был для них пустым звуком (в том числе и музыкальным), а был частью их прошлой жизни, и не в мнимом Союзном государстве России и Белоруссии, а в реальном СССР.

— Не надо нас упрекать, что мы отворачиваемся от вас,— сказал Александр Лукашенко, получивший слово после Владимира Путина.

Он имел в виду, что западные страны постепенно снимают с Белоруссии кольцо осады и изоляции, в то время как оно продолжает стискиваться на горле России.

Да, так поменялась многолетняя ситуация, но Александр Лукашенко не собирался кичиться этим (просто тихо радовался).

— Нам некуда отворачиваться! — успокаивал он российских коллег.— Мы были всегда вместе и будем еще долго!

В зале раздались осторожные смешки: все услышали, что союз России и Белоруссии не вечен.

— Ситуация в мире продемонстрировала зависимость России и Белоруссии от внешних рынков…— продолжал президент Белоруссии.— К сожалению, у нас не все получается в Евразийском союзе… Я вот прочитал об озабоченностях Нурсултана Назарбаева каким-то ненатуральным молоком, которое мы поставляем в Россию!..

Бинго! Он не мог не сказать этого. Два дня назад на форуме России и Казахстана здесь же, в Сочи, Нурсултан Назарбаев горячо говорил о том, что Белоруссия торгует в России разбавленным сухим молоком, и дул на воду: в Казахстане есть настоящее, вот его и надо брать! Господин Назарбаев еще тогда предположил, что Александр Лукашенко услышит его, а все-таки не побоялся сказать громко и вслух, стоя во весь рост.

И Александр Лукашенко услышал.

И тут выяснилось многое. Например, что и в Казахстане покупают белорусское молоко.

— Раз покупают — поэтому туда и везут! — сверкнул глазами Александр Лукашенко.— Не покупали бы — не везли бы! И нет такого термина — «ненатуральное»! И Россия, и Белоруссия сушат его! Потом разбавляем водой и продаем! Это мо-ло-ко! Получается нормализованное молоко!

— Зачем вы разбавляете, Александр Григорьевич? — со смехом под хохот российской части зала спросил Владимир Путин.— Это же не пиво!

— Что?! — хмуро переспросил Александр Лукашенко.

А Владимир Путин решил, видимо, что белорусский президент не расслышал. А он, по-моему, как раз расслышал. И у этого «что?!» была совсем другая интонация.

Уже, можно сказать, угрожающая.

Тем не менее Владимир Путин повторил.

— Да,— хмуро и рассеяно кивнул Александр Лукашенко и продолжил: — Вот если сок добавляют, как в Европе,— тогда да, ненатуральное! Разбираться надо в том, о чем говоришь!

Хохот стал совсем уж неприличным. Хохотал весь первый ряд российских министров и участников двусторонних переговоров в расширенном составе, которые на полном серьезе состоялись полчаса назад.

А между тем ничего смешного, по-моему, не было. Все правильно говорил белорусский президент. Смешил, видимо, подростковый задор, с каким он выяснял отношения с казахстанским коллегой. Так ведь за дело болеет!

— Между прочим, Владимир Владимирович, вам, наверное, не понравится, но я скажу! Казахстан провел переговоры с ВТО и договорились о таких таможенных пошлинах, что создали реальную опасность для Евразийского союза! Нам теперь что делать — надо приспосабливаться!.. Но могут хлынуть товары из Казахстана в Россию и Белоруссию (вроде как беженцы из Сербии в Германию.— А. К.)… могут!..

Так что Александр Лукашенко постарался в отместку максимально сдать коллегу Назарбаева Владимиру Путину. Евразийский союз, таким образом, и правда стал, видимо, крайне проблемной организацией с тревожным будущим и безо всякого прошлого.

Но зато форум регионов-то как удался!