О проблемах садоводства говорили на конференции «Состояние и перспективы развития садоводства и питомниководства в Российской Федерации», которая прошла в рамках 17-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень».
О проблемах садоводства говорили на конференции «Состояние и перспективы развития садоводства и питомниководства в Российской Федерации», которая прошла в рамках 17-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень». Фото: Агентства городских новостей «Москва»

Сокращение бюджетных расходов не должно коснуться сельского хозяйства, но те средства, которые запланированы российским государством на садоводство, всё равно в разы меньше заграничной поддержки производителей ягод, плодов и посадочного материала. В этих условиях нашим производителям тяжело конкурировать с иностранцами даже с учетом эмбарго. Об этих и других проблемах садоводства говорили на конференции «Состояние и перспективы развития садоводства и питомниководства в Российской Федерации», которая прошла в рамках 17-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень».

Зараженная клубничка

Как ни старался ведущий конференции, директор Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза России Пётр Чекмарёв настроить участников на позитивный лад, но каждый выступавший неминуемо упоминал о проблемах, довлеющих над садоводческой отраслью страны.

 Подмосковный ЗАО «Совхоз имени Ленина», например, вынужден закупать рассаду земляники за границей. Его директор Павел Грудинин заявил, что в России нет оздоровленного посадочного материала, прошедших испытания новых сортов земляники.

«Все, что мы купили в нашей стране, к сожалению, заражено различными болезнями», – посетовал он и напомнил, что цены на ядохимикаты выросли вдвое.

Но это скорее расходы, чем проблема. А вот тот факт, что в Россию разрешили ввоз иностранного посадочного материала различных ягодных культур, но не разрешили ввоз средства их защиты, это действительно неразрешимая задача.

«Мы со многими болезнями, которые к нам завезли путем импорта посадочного материала, просто не можем бороться, – беспокоится Павел Николаевич. – Мы оказываемся в неравной конкурентной борьбе с теми же турками, греками. У нас забюрократизированная система апробации и сертификации ядохимикатов. Мы не смогли пробить эту систему, поэтому страдаем от болезней больше, чем другие страны».

Там, где государство даёт, а не отбирает

Неравны в конкуренции наши садоводы ещё и потому, что за рубежом питомники софинансируются из бюджета. «А мы, к сожалению, вынуждены сами содержать маточники, что ни есть хорошо», – считает Павел Грудинин.

Он привел в пример работу германской фирмы, которая производит землянику на

320 га высококачественных земельных площадей со средней урожайностью 25 т/га.

С реализацией скоропортящегося продукта нет никаких проблем. 120 торговых палаток установлено в Берлине. Средняя плата за место – 200 евро в месяц. «Никаких тебе конкурсов, тендеров, разрешений, санитарных книжек – ничего, что называется административным давлением и существует в России, – позавидовал Павел Николаевич. –

Но самое главное – никаких тебе маточников. Главная задача, купив рассаду в Голландии, получить максимальную урожайность. Болезней минимум, качество ягоды великолепное».

У подмосковного совхоза нет ни выхода на рынок, ни уверенности в субсидиях. «Мы строим новую молочную ферму. Минсельхоз нам обещал компенсировать 20 % затрат, – припомнил директор. – Сейчас сказали, что из 4 млдр руб. выделенных денег на компенсацию затрат на строительство остались 100 млн руб. Как их превратить их в 4 млдр? Так может быть и в садоводстве. Говорят строить хранилища, закладывать сады, а потом скажут: «Денег нет»».

От развития интенсивных садов «Совхоз имени Ленина» не отказывается, больше не надеется на поддержку государства. «Будем работать, исходя из собственных возможностей», – заключил Грудинин.

Впрочем, его жалобы участники конференции всерьез не восприняли, так как в Москве все-таки землянику можно продать, причем по 250 руб./кг, тогда как в Воронеже такая конкуренция и слабая платёжеспособность, что цены приходилось снижать до 120 руб./кг.

Элементы кризиса

Хотя с тем, что проблем в садоводстве много, никто не спорил. Президент Ассоциации производителей плодов, ягод и посадочного материала Игорь Муханин обозначил самые острые из них.

Во-первых, это капиталоемкость отрасли. «Строительство холодильника превращает любое хозяйство в миллионера по долгам, – грустно пошутил он. – При такой дороговизне сам тип шпалерно-карликового интенсивного сада стал убыточным. Если вы посчитаете любой проект с нуля со всей базой, он окупится только на 15-й год. Это ставит инвесторов в тупик».

Игорь Викторович объяснил, почему интенсивные сады так активно развивают в Европе.

Холодильники там оплачивает государство. Покупка техники субсидируется на 75 %, закладка сада – на 50 %, орошение – на 50 %.

«Закладка садового бизнеса дороже, чем в Европе, в 4 раза, а то и больше. Господдержка по интенсивным садам не превышает 15 %, и это только исключительно на закладку. Себестоимость плодов дороже в 1,5 раза. На этом фоне в 2015 году произошло резкое удорожание шпалеры, удобрений, пестицидов, практически всех составляющих интенсивного сада. Посадочный материал, который мы завозим из-за границы, очень хорошего качества, но за счет евро он подорожал в 2 раза», – сравнил Игорь Муханин.

В России медленно обновляется машинно-тракторный парк садов. «Средний возраст тракторов – 27 лет. это груды металлолома, а не техника. И кредитная политика антиинвестиционная. При 20-30 % стоимости кредита практически невозможно развиваться», – подчеркнул президент ассоциации.

Стоит ли удивляться, что огромная Россия производит всего лишь 600 тыс. т яблок в год, и даже этот объем частично теряет к ноябрю, потому что садоводы обеспечены холодильниками лишь на 15 % от потребности. Они вынуждены сбывать урожай за бесценок, когда он никому не нужен. Доступа в сетевые магазины у них практически нет.

Если сравнивать все показатели, то получается, что в Европе садовод может работать при рентабельности даже ниже 100 %, а в России – не меньше 125 %, потому что у них фермер платит фиксированную щадящую ставку налога, и больше никаких поборов, а у нас масса налогов.

Яблочный сговор?

Союз переработчиков плодоовощной продукции обвиняет Ассоциацию производителей плодов, ягод и посадочного материала в сговоре с Союзом садоводов. Мол, из-за этого в 2,5 раза выросла цена на техническое яблоко.

«Нас обвиняют, что мы хотим задушить наших производителей соков, забывая, что ещё год назад они покупали яблоко по цене 2,5 руб. /кг при себестоимости 5,5-6 руб. кг. Мы ещё 6 лет назад им говорили, что они своими руками задушат свою сырьевую базу, – ответил на обвинения Игорь Викторович. – Дело в том, что у нас два типа садоводческих хозяйств. Есть крепкие хозяйства, где техническое яблоко вообще не собирают, и слабые, где технические яблоки являются основным путем добывания денег. И давая им цену в два раза ниже себестоимости, переработчики не позволяли им ухаживать за садом, так как затраты шли на уборку и доставку.

Мы предупреждали, что скоро заводы останутся без яблок. Нас игнорировали. А теперь оказалось меньше яблок, тем более закрыли границу от польских яблок, хотя и там цены существенно выросли, и возник дефицит. У наших переработчиков паника. Они уже предлагают 10 руб./кг, и никто не может заключить договор. Надо было поддерживать производителей раньше».

В этом году себестоимость товарных яблок выросла в 2 раза и составляет около 30 руб./кг. Соответственно, на рынке они продаются уже по 40-50 рублей.

Шаг вперед

Вопреки всем сложностям, садоводство в России за последние 15 лет сделало рывок вперед. И это тоже отметил в своем выступлении Игорь Муханин.

«Создана сеть маточников и подвоев. Если в конце 90-х годов купить 100 подвоев была целая проблема, то сейчас мы выращиваем более 15 млн подвоев, – отметил он. – Питомники перешли на выращивание саженцев на клоновых подвоях, и это позволило с середины 2000-ных годов перейти на массовые закладки интенсивных садов. Завезен весь ассортимент плодовых и ягодных культур, в том числе зимостойкий ассортимент сортов для средней зоны.

Внедрены по всей стране веретеновидные формировки. Мы были заложниками широких схем посадок, которые не позволяли внедрять интенсивные формировки веретеновидного характера , а без них скороплодность на наших сортах получить практически невозможно. Сейчас мы можем сажать более 1000 растений на гектар.

В передовых хозяйствах стали работать узкими тракторами. Это позволило перейти на более плотные междурядья. Системы капельного орошения стали нормой для интенсивного сада. Шпалерно-карликовые сады с противоградными сетками перестали быть экзотикой. А такие регионы, как Кабарда и Краснодарский край, имеют уже сотни гектаров суперинтенсивных садов с сетками, с узкими междурядьями и плотностью посадки свыше 3,5 тыс. растений на гектар».

Игорь Муханин отдал должное и возглавляемой им ассоциации, которая лоббирует интересы садоводов на федеральном уровне.

Несмотря на свою любовь к шпалерно-карликовым садам, Игорь Викторович считает, что в условиях кризиса на ближайшие 10 лет самым перспективным направлением в российском садоводстве Поволжья и центральной зоны Нечерноземья станет все-таки безопорный сад с формировкой «новое русское веретено».

Если закладка гектара интенсивного сада стоит от 1,5 до 4 млн, то обычный сад обойдется в 300-600 тыс. руб. на гектар.

На интенсивном садоводстве сэкономить не получится. Если посадить не тот посадочный материал, без горизонтальных побегов, то урожая придется ждать несколько лет, а это повлечет миллионные убытки для садовода.

Семена в пакете – кот в мешке

От имени дачников-любителей на конференции выступил председатель московского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз садоводов России» Юрий Шалыганов. Хотя продукция частников в статистику Минсельхзоза не попадает, так как производится «для себя», если сложить плоды и ягоды всех ЛПХ и дач, то общий объем превысит тот, что производят предприятия и фермеры.

Так что саженцы и семена, которыми пользуются любители, для экономики России не менее важны, чем посадочный материал в сельхозпроизводстве.

Увы, россияне столкнулись с тем, что саженцы из Польши, Голландии и других стран в нашей стране «не растут, или растут не так, как мы бы хотели».

«Если и вырастет яблоня, она болеет, не дает плодов, – привел пример Юрий Викторович. – Про семена и говорить нечего. Сколько случаев было, когда посеяли в грунт морковь, а вырастает петрушка. И ответственности никто за это не несет. Мы никак не доведем до Госдумы закон о семеноводстве, который ввел бы ответственность за то, что продается некачественный материал. Это боль миллионов людей».

Пётр Чекмарёв объяснил, чем вызвана волокита с законопроектом. Работа над ним ведется более 8 лет. За это время в Минэкономразвития и других инстанциях неоднократно поменялись команды. Стоит убедить одну команду, что нужно ввести апробацию семян, проверку на всхожесть, как приходят следующие чиновники, и вновь заявляют, что рынок сам отсеет недобросовестных продавцов семян.

В последней редакции закон хуже чем тот, что действует сейчас, поэтому Пётр Александрович призвал всех специалистов предлагать свои поправки и добиваться их внесения.

Что касается семян, которые «не всходят», то в этом случае, по словам представителя Минсельхоза, «постарались» ушлые поставщики. Они закупили в Европе за бесценок семена, которые пролежали несколько лет, на 20 % потеряли всхожесть и подлежали утилизации. В России их расфасовали по пять семян на пакетик с расчетом, что если дачник купит этот пакет, и у него 20 % (то есть два из трех семян) не взойдут, то жаловаться он никуда не пойдёт. А если и пойдёт, то ему скажут, что семя выклевал грач, съел вредитель или же он сам по ошибке выполол растение.

При этом чиновники прекрасно понимают, что если для москвича, который на даче возится ради хобби, некачественные семена не так опасны, то когда крестьянин в глубинке живет на своих 25 сотках и обеспечивает почти всеми овощами себя сам, не имея другого дохода, то отсутствие всходов будет существенным ударом по экономике семьи.

Ещё одна проблема садоводов – отсутствие системы сбора излишков продукции, которая была в советские время. Создать её теоретически можно, но опять все упирается в отсутствие холодильников и свободных средств.

Сад начинается с питомника

Если у садоводов возникают проблемы с недоступностью качественного посадочного материала, то сотрудники питомников, напротив, пожаловались на конференции на отсутствие сбыта. Так в одном из питомников из-за того, что посадки не смогли продать и не имели средств содержать, перешли на их механическую обработку, а это сразу сказалось на качестве посадочного материала.

Увы, помощи от государства многие не получают никакой. И хотя эта часть садоводства является приоритетным направлением в развитии сельского хозяйства России, и в ближайшее время должны быть созданы 5 федеральных и 50 базовых питомников, в реальности подвижек к реализации этих планов садоводы не видят.

Ни одной копейки не получило, например, ЗАО «Корочанский плодопитомник» в Белгородской области. Там выращивают саженцы земляники, черешни, малины, груши – почти всех плодово-ягодных культур.

«У меня 150 сотрудников не вылазят из питомника, – рассказал генеральный директор предприятия Виктор Городов. – Больше меня никто не выращивает в России.

У нас хозяйство разнообразное. – Мы пробовали и ингибиторами работать, чтобы удешивить и ускорить процесс. Ну не получаются тогда саженцы, которые должны быть.

Когда мы начали завозить контрабандой в 90-е годы посадочный материал, мы спешили и маточники, и питомники закладывать. Первые саженцы, были, сами понимаете, неоднородные. Но мы все равно посадили их, и в результате не получили хороших садов. Я их корчую потихонечку».

Безопорный сад, признал Виктор Иванович, дешевле. Но когда он посадил сорт Женева, и он на третий год завязал плоды, деревья все равно пришлось укрепить шпалерой. А если посадить этот сорт на более поздний по плодоношению подвой, то ждать урожая придётся пять лет, что экономически невыгодно.

Предложение Виктора Городова снизить НДС для садоводов с 18 до 10 %, как для зерноводов, поддержки представителей Минсельхоза не получило – в кризис о сокращении доходов бюджета не может быть и речи.

Свои сорта, свои технологии

Не согласна с частью критических замечаний садоводов была и заведующая отделом координации научных исследований ФГБНУ «Всероссийский селекционно-технологический институт садоводства и питомниководства» Антонина Борисова.

По её словам, государство хорошо поддерживает питомники. Идут субсидии на создание крупного центра в Северо-Западном Федеральном округе, питомника в Крыму.

И посадочный материал в России, по её словам, очень даже хороший, если речь идет о яблонях на семенном подвое, разработкой которого Антонина Александровна занимается всю жизнь.

«У нас есть прекрасные семенные подвои – это антоновка и сеянцы аниса, которым американцы удивлялись. Там такая структура клеток, что они переносят все наши морозы. При этом семенные подвои никогда не болеют вирусной инфекцией», – подчеркнула она.

Нигде в мире, по её словам, нет таких сортов яблонь, как у нас. Они устойчивы к парше и богаты антиоксидантами. И кстати говоря, этими деревьями тоже можно создавать сады интенсивного типа.

Оптимистично отозвался о перспективах российского садоводства и генеральный директор Научно-производственного объединения «Сады России» Владимир Степанов из Челябинска. Это предприятие проводит почти 1 млн только зимних, самых технологически сложных, прививок, не считая остальных.

Правда, наука в Сибири «отдыхает», по его словам, и «Садам России» приходится заниматься селекцией самостоятельно. «По селекции северного абрикоса мое предприятие занимает ведущее место в стране», – рассказал Владимир Васильевич. – Мы отправляем саженцы в Благовещенск, Хабаровск, и оттуда приходят хорошие отзывы»

Основными покупателями продукции питомника являются садоводы-любители. На широкую ногу поставлена рассылка посадочного материала по всей стране. Конечно, это влечет за собой затраты на дополнительные рабочие руки и оплату «Почте России», но зато решает проблему сбыта.

При этом в Сибири уважают именно отечественные сорта, потому что другие в нашей стране все равно растут хуже. Возможно, и на Юге когда-нибудь вернутся в моду яблоки, которые способны радовать покупателей не только внешним видом, но и ароматом.