Рыба Дагестана под соусом проблем

924
Почему республика производит в пять раз меньше прудовой рыбы, чем Ставропольский край, и как кардинально увеличить этот объем? Этот вопрос в конце февраля представители науки и производственного сектора обсуждали на совещании под руководством вице-премьера Дагестана Шарипа Шарипова на базе аквакомплекса Дагестанского государственного университета.

Стерлядь в ванне

Перед началом совещания заведующий кафедрой ихтиологии ДГУ Нухкади Рабазанов провел гостей по аквакомплексу, построенному всего два года назад. Новые возможности обучения и внимание к рыбному промыслу на самом высоком – федеральном – уровне привели к тому, что набор на рыбные специальности в последнее время вырос. Сейчас по этому направлению учатся 165 человек.

Они уже востребованы рыбоводческими хозяйствами, а в будущем нужда в специалистах будет только возрастать, так как правительство Дагестана поставило задачу – максимально реализовать рыбный потенциал республики. При том, что до 70 процентов набора абитуриентов составляют девушки, которые выходя замуж, воспитывают детей и редко работают по профессии, вся надежда на выпускников мужского пола.
В аквакомплексе студенты проводят практические занятия. Здесь установлено несколько больших ванн, в которых разводят белугу, осетра и стерлядь. В первой емкости рыба на гостей отреагировала очень нервно – расплескала хвостами воду, ища укрытия от любопытных взоров. Остальные обитатели аквакомплекса были более приветливы.
За белугой в рамках университетского курса наблюдать неудобно – уж очень медленно растет и полового созревания достигает лишь к 20 годам. К тому она тяжелая, и из неумелых рук часто падает и травмируется. А вот скороспелка стерлядь – как раз подходящий вид для изучения всех процессов рыбьей жизнедеятельности.
В одной из ванн установлено холодильное оборудование. Туда помещают самок, которые в течение месяца будут метать икру. Если в остальных ваннах держат температуру в 21 градус, то здесь всего лишь пять градусов. Как объяснил Нухкади Ибрагимович, это необходимо, «чтобы жир, который находится вокруг икры, рассосался».
Поголовье стерляди университету предоставил Широкольский рыбный комбинат, с которым вуз поддерживает тесные связи, как и с Каспийским НИИ рыбного хозяйства (КаспНИИРХ), куда студенты ездят на практику.
Впрочем, рыба аквакомплекса к теме совещания отношения не имела, так как речь шла о прудовом рыбоводстве, а в прудах растят совсем другие виды рыб – карпа, толстолобика, амура.

Точка отсчета

В Дагестане все рыбоеды и частично рыболовы, но пора заняться и рыболовством, полушутя заявил, открывая совещание, вице-премьер правительства РД Шарип Шарипов. Он напомнил, что глава республики Рамазан Абудулатипов поставил задачу обеспечить регион собственной рыбной продукцией хотя бы на 7 %.

«Сегодня около 70 человек у нас занимаются прудовым рыбоводством. В пошлом году мы 2 тыс. га прудов ввели в рыбохозяйственный оборот. Но почему Ставропольский край, где меньше воды, в прошлом году произвел около 10 тыс. т прудовой рыбы, а мы – 1700 т? Мы каждый год добавляем 200–300 тонн, а там идет прирост на 2–3 тысячи тонн?», – спросил вице-премьер.
Ранее на стратегической сессии по корректировке приоритетных проектов развития республики Нухкади Рабазанов предложил использовать научный потенциал для развития рыбохозяйственного комплекса. Поэтому Шарип Шарипов на совещании постарался от ученых добиться ответа, какие меры пошагово нужно предпринять, что составить модную нынче «дорожную карту».
Оказалось, что начинать надо с элементарного – с учета прудов. Об этом говорил едва ли не каждый выступавший.
Экстенсивно, зато дешево
По мнению профессора кафедры ихтиологии ДГУ Феликса Магомаева, заниматься прудовым рыбоводством по интенсивной технологии, подкармливая и рыбу и удобряя пруды, несколько лет назад стало невыгодно. Себестоимость произведенной продукции при нынешних ценах не покрывает затраты.

За счет чего же развивается отрасль в соседних регионах? Профессор полагает, за счет введения в оборот новых прудов.
«Я звонил директору рыбного института в Краснодаре. С 38 тыс. га площади поверхности прудов они получают 14 тыс. т. Продуктивность – около 4 ц с га. Продуктивность невысокая, зато рыба дешевая и ее можно продать, – рассудил Феликс Магомедович. – Астраханцы получали раньше около 10 тыс. т прудовой рыбы. Потом у них, как и у нас, резко упало производство. Но за счет введения новых площадей (40 тыс. га вместо 10–15 тыс. га) они получают порядка 15–18 тыс. т прудовой рыбы. Продуктивность тоже невысокая, 4–5 ц с га. Но зато рыба сама по себе не затратная, в основном толстолобик. Дошло до того, что их рыбаки составляют конкуренцию нашим. В этом году из Астрахани завозили крупного толстолобика, и наши фермеры не могли продать свою рыбу. Поэтому мой вывод – надо увеличить площади выращивания».
Но строить новые пруды – дорого и нецелесообразно, в наличии масса водоемов, местами заросших, заболоченных и почти пересохших. Их нужно пересчитать и определить, какие еще годны для выращивания рыбы, а какие нет, полагает Магомаев.
«Какие для этого нужны директивы, установки, указания? – спросил Шарип Исмаилович. – Почему мы до сих пор не владеем этой информацией?».
«Потому что это затратная работа», – парировал профессор. Ведь надо не просто пересчитать пруды и площади, а взять пробы на гидрохимию, кормовую базу, определить, какие мероприятия надо провести, чтобы в пруду можно было выращивать рыбу.
У Минсельхоза Дагестана есть данные о наличии 11 тыс. га прудов. Но эта цифра, как пояснил на совещании начальник отдела Управления рыбного хозяйства Минсельхоза республики Раджаб Раджабов, определена на основании данных из администраций районов, и она не отражает состояния водоемов.

Со студенческим энтузиазмом

Проводить исследования могли бы студенты и магистры, обучающиеся на биологическом факультете ДГУ. Они могли бы сделать это темой дипломных и курсовых работ. Хотя, конечно, потребуется помощь университета.
Шарип Шарипов, пользуясь тем, что в аудитории были учащиеся и выпускники кафедры ихтиологии, поинтересовался, как они представляют себе развитие рыбной отрасли Дагестана и что этому мешает сейчас.
Магистр Альфред Шихалиев заявил, что лучшим фермером является природа, и главное – защитить рыбу, которая заходит с моря на нерест. Он привел в пример Астрахань, где в этот сезон общественники по доброй воле выходят сторожить рыбные маршруты.

Эффективнее, на взгляд молодого человека, надо использовать и берег моря. Например, в махачкалинском порту построен волнорез, за которым образовалась прекрасная лагуна, где было бы удобно выращивать рыбу. Идея неплохая, но магистру напомнили, что порт – стратегический объект, и хозяйственная деятельность рядом с ним не предусмотрена.
Что касается прудового рыбоводства, то, по мнению, Альфреда, ему вредят бюрократические проволочки. Правда, назвать, какое звено в контроле отрасли лишнее, парень навскидку не смог. Все эти органы, как подчеркнул, Шарипов, поддерживают порядок в государстве. А дагестанцам надо учиться жить в этом правовом поле.
Рыбная логистика
Несмотря на то, что Дагестану не хватает собственной рыбы, у фермеров, решивших заняться прудовым рыбоводством, в прошлом году возникла проблема с реализацией продукции. Один из хозяйственников вырастил 80 тонн рыбы, 50 из которых продать не смог и оставил в пруду.
Поэтому второй мерой, которую стоит предпринять, должна быть помощь в реализации, считает Феликс Магомаев. Он рассказал, как это организовано в Карелии.
«Там фермер выращивает рыбу. К нему приходят и спрашивают: «Что тебе нужно?» Он отвечает: «Мне нужны корма, нужен садок, нужен посадочный материал». Ему это привозят. Он вырастил. Продукцию взвесили и говорят: «Мы тебе давали корма, давали посадочный материал. Рыба у тебя по такой цене, вот получи разницу. И все. Он не знает других забот, кроме как выращивать рыбу».
В Дагестане сбыть ее удается только по большому блату, отметил профессор, ссылаясь на собственный опыт форелеводства. Между тем, в дагестанских магазинах полно испанской и белорусской форели.
Республике не хватает перерабатывающих предприятий, полагает Магомаев.
«Вот, создали уже Махачкалинский рыбоперерабатывающий комбинат. Кто на нем был? Какая там сырьевая база? Почему не изучить и не сказать – вот такое количество комбинат готов принять на переработку. Вы же не туристические поездки туда должны совершать. Посещение предприятия должно формировать какие-то программные меры», – пожурил Шарип Исмаилович сотрудников Минсельхоза. В конце концов, логистику отрасли должно прорабатывать Управление рыбного хозяйства.
Все пруды ведут к воде
Но самой главной проблемой отрасли в Дагестане, пожалуй, является не учет прудов, и не сбыт продукции. В конце концов, специалисты итак знают, какие рыбохозяйственные предприятия работали в прошлом веке и какими мощностями располагали. Большая часть их сейчас простаивает.
«Единственное хозяйство на плаву – это Широкольский рыбокомбинат с площадью 2500 га. «Красная звезда», имея около 2 тыс. га, работает на четверть. В Тушиловке – 600 га, в Брянске 260 га вообще не работают. В Кирова – 230 га еле-еле работают. В Бирюзяке, который имеет более 3 тыс. га, вообще ничего нет. О каком развитии прудового рыбоводства разговор, если площади пустуют?» – спросил присутствовавших доцент кафедры ихтиологии Магомед Расулов.

Причина простоя, по его словам, в том, что вода не поступает в эти пруды, потому что заросли оросительные каналы.
Они находятся в ведении ФГБУ «Минмелиоводхоз республики Дагестан». Его директор Залкип Курбанов тоже участвовал в совещании и объяснил, что его предприятие не имеет такой строчки госзадания, как снабжение водой рыбных хозяйств.

На прочистку каналов к прудам Москва не выделяет деньги. Тем не менее, по договоренности между ассоциацией «Росрыбхоз» и Департаментом мелиорации Минсельхоза России в прошлом году была организована подача 77 миллионов кубометров воды на Широкольский рыбокомбинат, где из-за недостатка влаги могла погибнуть рыба. Для этого мелиораторы отложили работы по очистке стоящих у них на балансе каналов и пробили сквозь ил и камыши 45-километровый путь воде для комбината.
«Чтобы один кубометр довести до Широкольского комбината, мы должны были забирать из Терека 9 кубометров воды», – отметил Залкип Магомедович.
Спасли мелиораторы и бюджетное учреждение Репродукционный комплекс осетроводства (РКО), поставив туда 36 млн кубометров воды. Затраты были восполнены с помощью федеральных средств, которые Росрыболовство выделило комплексу на оплату мелиоративных работ.
Минмелиоводхоз, как отметил Курбанов, не берет денег за воду. Он выставляет тариф за ее прокачку. Транспортировка 1 кубометра для сельхозпроизводителей стоит 17 копеек, но РКО получало живительную влагу из Терека в прошлом году за 10 копеек.
Эти цифры рыбоводов расстроили, поскольку вода по таким расценкам съест всю прибыль. Например, Широкольский комбинат в этом году запрашивает 120 млн кубометров воды, и ему придется заплатить за нее 12 миллионов рублей.
Залкип Магомедович заверил, что «никто не собирается разбогатеть» на несчастье прудовиков, а вернуть эти средства помогут субсидии и другие формы государственной поддержки. Однако это никого не убедило.
На данный момент именно водный вопрос ставит в тупик Минсельхоз республики, когда он строит планы развития прудового рыбоводства. Раджаб Раджабов, встречавшийся с производственниками, признал, что большая часть предприятий, обладающих сотнями гектаров прудов, не работают только потому, что в них невозможно подать воду.
Фермерская инициатива
В ситуации, когда крупные рыбные хозяйства не работают, мелкие фермеры, конечно, не смогут насытить дагестанский рынок собственной продукцией. Однако маленькие пруды проще вернуть к жизни.
Вдвоем с однокурсником-строителем предприниматель Бекмурза Атаев реанимировал 36 га прудово-рыбного хозяйство села Богатыревка. В 2012 году в нем на морозах погибла вся рыба. После этого Атаев взял пруды в долгосрочную аренду и начал их обустройство, первым делом организовав водоподачу. Для этого пришлось подвести канал, который проходил в полутора километрах от хозяйства.

Параллельно он занялся подготовкой посадочного материала и закупил у Широкольского рыбокомбината и в Астрахани личинки амура и карпа. За два года они подросли в личиночных прудах и использовались как посадочный материал в два больших пруда. «Они уже зарыблены. Проект вошел в приоритетные программы. В 2013 году мною были освоены 18 млн руб., в 2014-м – 26 млн руб. Хотим довести до конца 2 км подъездных путей. Уже проведен свет и газ», – рассказал Бекмурза Атаев и, пользуясь случаем, попросил, чтобы ему помогли получить субсидию на на проведенные строительные работы.
Выгоды он пока еще не получил, но на вопрос зампреда правительства, нет ли разочарования, нашелся, что ответить: «Нет, любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда».
Озадачить государство
Еще одним тормозом развития рыбоводства доцент-ихтиолог Магомед Расулов назвал отсутствие рыбопосадочного материала. «Его у нас выращивать перестали, получая личинки только для себя», – пояснил он.

В этом году Широкольский комбинат произвел 10–15 млн личинок, а мог бы и сто миллионов. Такие же мощности есть на рыбокомбинате в Бирюзяке, который раньше специализировался на выращивании посадочного материала, а сейчас в нем 10 из 16 прудов заросли лоховником.
По мнению Дауда Магомедова, директора ЗАО «Дагестанское полносистемное индустриальное рыбоводческое хозяйство» (ДагПИРХ), правительство республики должно давать этим предприятиям госзаказ на производство личинок и вселение ценных пород рыб во внутренние водоемы Дагестана. «Они являются государственными водоемами. В них сегодня рыбы нет», – констатировал Дауд Ахмеднабиевич.
Он отметил, что рыба во внутренних водоемах является федеральной собственностью. Соответственно, и задания по ее воспроизводству должно давать правительство. Если идти естественным методом, надо улучшать водоподачу, сброс и среду. Если искусственным – вселять посадочный материал в водоем, и 2–3 года спустя там будет рыба.
В сухом остатке
По итогам совещания Шарип Шарипов признал, что цельную картину перспектив отрасли составить пока не получается. Поэтому было решено создать рабочую группу специалистов под руководством Ахмы Абдусамадова, директора дагестанского отделения КаспНИИРХ, которая займется разработкой «дорожной карты» по стимулированию развития прудового рыбоводства.

Ученым ДГУ поручили разработать методичку для рыбоводов, в которой будут коротко и ясно прописаны азы ведения хозяйственной деятельности.
Также специалистам поручено разработать методологию инвентаризации прудов, чтобы главы районов на местах писали в отчетах не просто «пруд или лужа такой-то площади», как образно выразился Шарип Исмаилович, а указывали показатели пригодности водоемов для рыбохозяйственной деятельности.

Лана Исакова
Фото Евгении ДУБ