Продуктовое эмбарго. Или фиаско?

745

Пока вместо обещанного развития отечественного агропрома – существенный рост цен на ту же самую, досанкционную продукцию.

В подготовке материала использован мониторинг темы «санкционные товары» на федеральном ТВ и в прессе за период с августа 2014-го по август 2015 года, подготовленный на базе информационно-аналитической системы «Медиалогия» специально для «НГ-политики».

6 августа 2014 года указом президента России Владимира Путина были введены так называемые антисанкции. Их смысл сводился к тому, что на территорию РФ был запрещен ввоз отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия со стороны государств, поддерживающих санкции против нашей страны в связи с ее политикой в отношении Украины.

Данная мера обосновывалась не только как ответное давление на ЕС, но и как шаг, который поможет наладить импортозамещение, то есть поможет российским производителям укрепить свое положение на рынке. В частности, накануне опубликования указа «Ъ» со ссылкой на Белый дом в РФ писал, что антисанкции дадут «быстрый импульс» импортозамещению, которое необходимо в свете того, что экспорт продовольствия в Россию со стороны Запада и так со временем был бы ограничен.

СМИ предполагали, что в первую очередь российское эмбарго повлияет на рынок премиальной продукции, иначе говоря, деликатесов, которые не потребляются основной массой населения. В качестве наиболее известной продукции, которой лишится Россия, назывались французские сыры, рыба, фуа-гра и испанский хамон. В ходе различных дискуссий в соцсетях сторонники российской политики не раз в шутливом тоне говорили, что ради блага страны можно обойтись и без этих продуктов.

Однако введенные антисанкции практически сразу поспособствовали существенному повышению цен на отечественную продукцию из мяса, молока и рыбы. Уже к концу сентября прошлого года крупные торговые сети начали заявлять о повышении цен со стороны поставщиков на данные виды продукции. По подобным заявлениям ФАС начала проводить проверки обоснованности повышения цен.

Согласно данным «Медиалогии», по интересу СМИ к «санкционке» лидируют яблоки (876 сообщений), свинина (850 сообщений), молоко (774 сообщения), говядина (598 сообщений), масло (574 сообщений). Упомянутая деликатесная продукция, как видим, в списке не присутствует.

Кроме того, антисанкции оказали влияние на рост инфляции, а также поставили Россию в зависимость от поставок продуктов со стороны поставщиков из Латинской Америки, под санкции не попавших. Уже 15 августа прошлого года ТАСС сообщил о том, что бразильские поставщики свинины подняли для России цену на свою продукцию. Опасность подобной ситуации в правительстве понимали. «Очень важно с другими странами провести работу, потому что если бразильцы будут одни, цены будут идти вверх под давлением нашего спроса», – заявлял, в частности, вице-премьер правительства Аркадий Дворкович.

Чем дольше продолжаются антисанкции, тем больше идет разговор о необходимости фиксации цен на те или иные продукты. В феврале 2015 года, опасаясь вмешательства государства в ценообразование на социально значимые продукты, некоторые представители торговых сетей сами заявили о готовности заморозить наценки на подобные товары. В частности, «Ъ» приводил подобное предложение ритейлера «О’кей». В нем говорилось о возможности фиксации наценки на один продукт в подобной категории. Однако ритейлер, в свою очередь, отмечал, что по-хорошему и поставщик должен аналогично зафиксировать цену на свою продукцию, чтобы магазины не терпели слишком больших убытков. В этом же материале приводилась статистика по росту цен в перечне социально значимых товаров. Всего в него входит 24 категории продуктов: мясо (свинина, говядина, баранина, курятина), замороженная неразделанная рыба, сливочное и подсолнечное масло, молоко, яйца, сахар, соль, чай, мука, хлеб, рис, пшено, гречка, вермишель, а также плодоовощная продукция (картофель, белокочанная капуста, лук, морковь и яблоки). За январь 2015 года Росстат определил, что подорожание продовольственных товаров в январе достигло 21,8%. Наибольший рост цен показали сахар-песок (+67,9%), крупы и бобовые (+44,9%), а также овощи (+40,7%).

Параллельно с темой последствий антисанкций в СМИ появлялись сообщения о том, какие ходы использовали производители и поставщики для того, чтобы обойти продуктовое эмбарго. Широкий резонанс получила история с заграничными сырами. Антисанкции не касались безлактозной продукции. В результате большинство европейских сыров стало поступать на российские прилавки под видом товаров этого типа. В августе этого года «Известия» сообщили о серьезной борьбе правительственных структур против подобного метода ввоза продуктов. В частности, Росаккредитация сообщила о закрытии 22 учреждений, выдававших декларации соответствия на безлактозный сыр.

В конце июля 2015-го появился указ Владимира Путина об уничтожении продукции, попадающей под эмбарго и ввезенной на территорию России. На телевидении стали появляться сюжеты об уничтожении изъятой на границах со странами СНГ «санкционки».

Подобный оборот дела вызвал дополнительный ажиотаж к теме антисанкций в СМИ. Судя по данным «Медиалогии», именно в августе этого года количество сообщений данной тематики заметно выросло. Если до сих пор количество сообщений, посвященных запретным товарам, начиная с августа прошлого года редко дотягивало даже до 50 в день, то, например, 3 августа этого года «Медиалогия» отметила 238 «санкционных» сообщений.

Теледемонстрация уничтожения запрещенной для ввоза на территорию РФ продукции вызвала острую реакцию в обществе. В социальных сетях даже появился термин «продуктовый геноцид». Ряд политических и общественных деятелей сразу заявили о том, что вместо уничтожения еды ее возможно изымать в пользу государства, а прошедшую проверку качества продукцию распределять в качестве гуманитарной помощи малоимущим. Однако отвечающие за госполитику чиновники остаются непреклонны и заявляют, что уничтожение продуктов – единственный приемлемый вариант борьбы с контрабандой.

Что касается импортозамещения, то пока СМИ подвергают сомнению эффективность антисанкций. В частности, в январе этого года РБК со ссылкой на российские агрохолдинги сообщил, что отечественные производители пока не могут наращивать свое производство и сокращают инвестиционные программы на этот год.184-9-1 Untitled-3