Предприятия – малые, польза – большая

703

Ещё и сейчас нет-нет, да и вспыхнет спор: каким быть российским сельскохозяйственным предприятиям. Есть горячие сторонники крупных коллективных хозяйств, они считают, что только там крестьянин социально защищён, обеспечен техникой и вооружён современной технологией, а значит, конкурентоспособен. Многие деловые люди убеждены, что оптимальная форма – это крупный агрохолдинг. Третьи не менее горячо ратуют за мелкотоварное частное производство, иными словами, за фермерство.

А спорить, похоже, не о чем. Жизнь потихоньку расставляет всё по своим местам, подсказывает каждому производителю, где находится его «ниша».

На коллегии краевого Минсельхоза, где рассматривался вопрос о мерах поддержки и развитии малых форм хозяйствования, вначале говорили о виноградарстве. И министр Александр Васильевич Мартычев подчеркнул: это участь «малых» сельхозпроизводителей – крестьянских фермерских хозяйств и личных подсобных. Крупным сельхозпроизводителям эта культура неинтересна. С другой стороны, если начинающий фермер вознамерится заниматься выращиванием зерна, государство его не поддержит: растить пшеницу и так есть кому. Конкурировать же с крупными предприятиями, где отрабатываются технологии завтрашнего дня, для малых хозяйств дело безнадёжное. А вот если фермер начнёт заниматься тем, что нужно людям, но за что не хотят браться крупные предприятия – садоводством, рыбоводством, кролиководством и даже мясным или молочным животноводством – это будет приветствоваться, фермер получит поддержку государства.

Предваряя доклад, министр отметил, что малые формы хозяйствования в агропромышленном комплексе представляют большую силу. Они дают 40 процентов производства продукции, и людей здесь занято раз в пять больше, чем в крупных хозяйствах.

Затронул министр и тему личных подсобных хозяйств. Вообще-то ЛПХ создаются для удовлетворения личных потребностей. Ну, не без того, чтоб иногда продать излишки. У нас же, как отметил Мартычев, ЛПХ благодаря мерам господдержки становится товарным производством. Но этот реальный товарный производитель не выходит на открытое экономическое пространство, не платит налоги, не перечисляет социальные выплаты. Государство же направляет в территории, где он работает, немаленькие суммы только на медицинское страхование.

– Давайте заканчивать с этим лукавством, – призвал министр. – 15 коров – это уже не ЛПХ. Первенство должно отдаваться сельхозорганизациям. Есть программы по поддержке фермеров. Они реальные сельхозпроизводители, полноправные участники экономического процесса. Нанимают работников – должны платить им зарплату, а государству налоги. Правда, не все фермеры зарегистрированы, не все участвуют в декларировании – социальном, пенсионном и т. д. В крае 6,5 тысяч фермеров, а в реестре господдержки их 1300. Понимаете, какие позиции занимают КФХ в экономике своего населённого пункта? А рядом есть ещё и так называемое личное подсобное хозяйство… При этом обязательства по всему спектру налогового законодательства и по социальным вопросам несёт местный колхоз. Где тут социальная справедливость?

Министр призвал коллег-управленцев и представителей местной власти видеть свою ответственность в этом вопросе.

Он отметил также, что оптимизация численности работающих в крупном сельскохозяйственном производстве – процесс объективный. Вступление страны в ВТО усугубляет ситуацию ещё больше. Потому-то федеральное правительство и приняло решение о поддержке фермеров, на неё выделяется более полумиллиарда рублей в год. Но несмотря на это и на безработицу, у нас сейчас остаётся 19,5 тысяч невостребованных рабочих мест. И есть молодые сельские жители, которые не спешат эти места занять.

Ну, а как всё-таки обстоят дела сейчас в этом секторе экономики, каков вклад малых сельхозпредприятий в общее производство? Об этом говорила заведующая сектором развития малых форм хозяйствования в АПК Ставропольского края Елена Ткаченко.

Она сказала, что в крае 19,3 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, включая индивидуальных предпринимателей, 435 тысяч личных подсобных хозяйств и 72 сельскохозяйственных потребительских кооператива. На долю фермеров и индивидуальных предпринимателей в общем объёме производства растениеводческой продукции пришлось 17 процентов зерновых культур (включая кукурузу), 13 процентов подсолнечника..

Сегодня 9,3 процента крупного рогатого скота, 44 процента поголовья овец и 15 процентов птицы находится в малых хозяйствах. В КФХ производится 18,6 тысяч тонн мяса, 28,7 тысяч тонн молока, свыше 21 тысячи штук яиц. Личные подсобные хозяйства поставляют на рынок 78 процентов картофеля, 75 процентов молока, почти треть мяса и овощей в открытом грунте и больше половины яиц. В совокупности малые формы производят около 40 процентов сельхозпродукции региона.

С 2012 года в Ставропольском крае реализуются ведомственные целевые программы поддержки начинающих фермеров и развития семейных животноводческих ферм: 7 проектов по молочному и 18 – по мясному скотоводству, 2 – по овцеводству. Создана одна кролиководческая ферма, один фермер начал заниматься рыбоводством. Участники программы 2012-2013 годов планируют затратить более 57 миллионов рублей на строительство, реконструкцию и модернизацию помещений для содержания КРС мясного направления, немногим меньше – на организацию переработки мяса крупного рогатого скота. Будет приобретено более тысячи голов скота мясного направления почти на 45 миллионов рублей. Это позволит создать 73 дополнительных рабочих места и привлечь высококвалифицированных специалистов. Уже в 2014 году в хозяйствах, реализующих проекты по мясному скотоводству, планируется произвести более 90 тонн говядины и продуктов её переработки, а в 2016 году, при выходе на производственную мощность, увеличить это количество вдвое.

Около 100 миллионов рублей будет затрачено на молочное скотоводство, на строительство и модернизацию объектов переработки молока – 37 миллионов рублей. Будет приобретено племенное поголовье на 28 миллионов рублей. Реализация этих проектов позволит создать 21 рабочее место. Кролиководческая ферма у нас сейчас одна, здесь появится дополнительно 12 рабочих мест, она будет производить ежегодно по 43 тонны кроличьего мяса. Реализация проектов по овцеводству позволит создать дополнительно шесть рабочих мест и производить 15 тонн баранины.

– Шесть рабочих мест… – сокрушённо заметил Мартычев. – Поставлена задача развивать в восточных районах животноводство. Что такое шесть рабочих мест? Один штат. И это всё, что мы создали? Вот вам и мясо на столах, и выручка, и налоги в бюджете… Почему так получается? Бизнес-планы претендентов на участие в проектах государственной поддержки порой не выдерживают никакой критики. Уважаемые начальники отделов и управлений, хотя бы найдите по 25 минут для чтения их планов!.. Пусть претенденты над ними тщательно работают, чтобы это были жизненные, реальные планы! Иначе никаких грантов они не выиграют!

Однако есть и хорошие примеры. Например, в Будённовском районе фермер Кулинич начал переработку козьего молока: получил грант, купил технику, производит цельное молоко, творожный сыр и даже йогурты. Люди их с удовольствием покупают.

– Участники проекта работают заинтересованно, глаза у них горят, – рассказал министр. – А в Предгорном районе коневодством занялись. Подобные факты можно найти в любом районе. Вот такие производства и нужны. А погрешности программ надо корректировать.

Министр призвал создавать кооперативы. Сейчас их численность, к сожалению, сокращается. Меры поддержки, без которых сельхозкооперативы испытывают значительные трудности, заложены в программе, которая уже разработана и будет обсуждаться в апреле на втором съезде кооператоров России, сообщил Мартычев. Он призвал участников коллегии, чтобы помогали землякам находить дело, которым те могли бы заниматься с удовольствием и к общей пользе.