«Это пшеничное поле не стоит ничего против вот той солодки на целине», – в этой шутке Ирины Мининой, учредителя ООО «Моя Мечта» в Новоселицком районе, была только доля шутки.

Вишнёвый сад

Солодка стоит около 10 долларов за килограмм, а пшеница 10 рублей за килограмм. Так что выращивать лекарственные травы иногда намного выгоднее, чем обычные сельскохозяйственные растения. Поэтому в севооборот хозяйства «Моя мечта» его учредительница включила весьма экзотические культуры.

Вообще-то москвичка Ирина Минина приехала в наши края с идеей посадить вишнёвый сад. Но не потому, что начиталась Антона Павловича Чехова.

«Моя московская компания производит ингредиенты для хлебопечения и кондитерского производства. Вишнёвую начинку я возила из Америки. Потом подумала, неужели мы не можем свою вишню выращивать? Вот почему я приехала сюда с идеей разбить вишнёвый сад», – объясняет она.

Ирина Васильевна начала свой земледельческий бизнес в поселке Щелкан. Увы, когда там провели исследования почв, оказалось, что для садов они не подходят. Засоленность отмечалась уже на глубине 40 см. Ни на одном поле Ирине Мининой не дали разрешения разбить сад.

Через несколько лет инвестор соседнего предприятия стал распродавать свои активы, и Мининой посоветовали попробовать реализовать свою мечту на полях хутора Большевик Благодарненского района. Правда, и там земли были не лучшими, но вишню, черешню и сливу все-таки посадили.

Огородили и посадили сад на 52 гектарах. Молодые деревца из георгиевского и краснодарского питомников уже поднялись выше двух метров высотой. Ветки деревьев усыпаны ягодами. Если пройти клеткой ниже, то попадешь на посадку полусладких гибридов черешни и вишни. Они уже отплодоносили.

На глубине 20‑30 см на каждом ряду зарыты трубки капельного орошения. Вода идет по склону и поливает сразу несколько делянок.

Чтобы урожай не пропал, «Моя мечта» закупила холодильники и машины по выбиванию косточек. Ягоды сразу же подвергают шоковой заморозке и отправляют в Москву на кондитерскую начинку.

В этом году, как отмечает Ирина Васильевна, спрос на вишню вырос. Сказались ограничения на импорт из Польши и США. Конечно, появились и обходные пути доставки через третьи страны, но посредники делают товар дороже.

Пряные травы на смену зерновым

В прошлом году возле хутора Большевик росла плантация душицы, посеянная «Моей Мечтой». Её вид и запах восхищали местных жителей, привыкших к необычным сельскохозяйственным решениям москвички. Сейчас душицу пересадили в Щелкан на орошаемые земли, а в этом месте Ирина Васильевна собирается посеять 4,5 га черемши.

На орошаемом опытном поле, в 160 гектаров кукурузу на попкорн. Она не такая мощная, как обычная кукуруза на ставропольских полях, но хозяйка эту культуру очень любит.

Всего на полях «Моей мечты» высевают порядка 400 культур. Большая часть из них пока испытывается в малых количествах на мини-грядках опытного полигона.

«Когда я индусам сказала, что у нас растёт кумин, они не поверили, – улыбается любительница экспериментов. – Точно так же посеяли ажгон (индийский тмин – ред.), который якобы у нас расти не может. Он стоит 4‑5 долларов за килограмм, а даёт урожай на уровне остальных зонтичных, и замечательно здесь растёт. Мы единственные в стране выращиваем пажитник. Его используют в смеси хмели-сунели. Возделываем иссоп, губоцветное растение, которое относится к пряным и эфиромасличным. Из него получают очень дорогое эфирное масло, почти в 20 раз дороже масла кориандра. В России, к сожалению, оно слабо востребовано, потому что в 90-е годы загубили всю парфюмерную промышленность».

Есть в хозяйстве большая плантация лаванды – второго по значимости после кориандра сырья для производства эфирных масел. Она пока мелкая и слабенькая, поскольку посеяна первый год. А вообще, лаванда растёт на одном месте 25‑50 лет. К этому времени она разрастётся до огромных кустов.

Нигелла – ещё одно непривычное для российских полей растение. В европейских странах она заменяет мак в кондитерском производстве. Кроме того, из неё делают лекарства.

Иногда выращивание культуры в хозяйстве начинается с нескольких семян весом 0,2 грамма.

Когда удаётся получить более заметное количество семенного материала, растениями начинают заниматься уже всерьёз, проверяют, насколько они подходят к условиям Щелкана. В больших объёмах в хозяйстве возделывают кориандр, петрушку, фенхель, сафлор, расторопшу, фестулолиум, укроп.

К сожалению, технология возделывания многих культур неизвестна в нашей стране и слабо известна на Украине. «В мире в каждой стране отдельная агротехнология, и информацию собрать тяжело, – сетует Ирина Минина, но не опускает руки. – Я поняла, что если я не займусь сама этой проблемой, мне никто не поможет. Сначала мы пытались решить эту задачу своими силами. А сейчас я заключила договор с НИИ сельского хозяйства в Крыму и передала туда около 100 культур, чтобы они провели опыты и подобрали систему защиты».

Кинза, она же кориандр

Наиболее отработана в хозяйстве, по мнению инвестора, технология выращивания кориандра. Он занимает 7 тыс. га из 34 тыс. га пахотной земли, имеющейся в холдинге. Больше отдано только под зерновые – 24 тыс. га.

Единственная проблема, которую в возделывании кориандра пока решить не удаётся, это семеноводство. «Все станции, занимавшиеся раньше этой культурой в нашей стране, закрыты, – отмечает Ирина Васильевна. – В середине 80-х годов мы выращивали 98 % мирового производства масличного кориандра. У нас были выведены самые лучшие в мире сорта. Сейчас в мире сеют и получают 600 тыс. т кориандра. «Моя мечта» выращивает 2 % процента от мирового производства. При этом мы лидируем по урожайности. Если в мире собирают примерно 10 ц/га, то доводим среднюю урожайность до 18 ц/га».

Достоинством российских сортов кориандра является высокое содержание масла. Если в России средний показатель равен 2 %, на Украине – 1,5 %, а в Молдавии – 1 %, то в Индии, где выращивается основная масса кориандра, порядка 400 тыс. т, его масличность составляет лишь 0,4 %.

«Поэтому все, кто производит специи, предпочитают российский кориандр. Его надо положить в три раза меньше для получения того же эффекта», – подчеркивает Ирина Минина, ее московская компания, которая также выпускает приправы под брендом «Домашняя кухня».

Объемы производства кориандра, которые раньше были на территории бывшего Советского Союза занят болгарским и румынским кориандром, и в силах российских производителей его полностью отвоевать.

На Ставрополье кинзу в промышленных масштабах выращивают лишь в нескольких хозяйствах. Это хорошая альтернатива зерновым, но при выполнении некоторых условий.

«Самое главное в работе с эфиромасличными культурами – это переработка. Недостаточно всем взяться за выращивание кориандра. Потребности России мы уже закрыли. Его нужно готовить на экспорт. Международный стандарт – это кориандр 99-процентной чистоты, при отсутствии семян сорных растений. Он должен быть светлого золотистого, похожего на янтарь цвета. Если кориандр поспел, и прошёл дождь, семена потемнеют, и он не будет соответствовать стандарту, и на экспорт он уже не пойдёт, и цена будет ниже. Поэтому мы сейчас организуем первичную переработку, – пояснила наша собеседница. – В прошлом году мы поставили небольшие немецкие машины. Но потом пришли к выводу, что если мы хотим идти на большие объёмы, а в этом году мы планируем получить от 10 до 12 тыс. тонн, то нужна мощная переработка и отдельные склады. Кориандр, как и семена других масличных, хранить надо в отдельных помещениях с хорошей вентиляцией, сухих складах, чтобы ароматы не пересекались».

На зелень и семя

Всего в хозяйстве выращивают 7 видов зонтичных растений. В их числе и петрушка, которую обычно возделывают либо в огородах, либо в теплицах. На полях «Моей мечты» в первый год её стригут на зелень, а на второй – первый укос на зелень, второй – на семена.

Для уборки петрушки на зелень используют специальный комбайн. «Мы являемся его изобретателями, – гордится Ирина Васильевна. – Мы произвели его в Санкт-Петербурге. Он стрижёт и аккуратно укладывает зелень в тележку. Один комбайн оснащён жаткой 1,2 м, другой – 1,8 м».

Урожайность семян петрушки – около 1 т/га. Килограмм стоит порядка 100 рублей.

Укроп в холдинге Мининой занимает 1300 га. Обычно его убирают на свал два раза за лето. В этом году весной влаги было мало, и растения не поднялись, поэтому на зелень его косили не на всех полях.

По семенам «Моя Мечта» полностью закрыла потребности российского рынка в укропе, и индусы его больше к нам не возят.

Прекрасно растёт на полях Новоселицкого района и фенхель с зеленью, похожей на укроп. Однако в отличие от укропа, это многолетнее растение. «Со второго года он дает урожай до 1 т/га при цене 100 р/кг. В первый год он поздно зацвёл, и мы собрали лишь 700 кг/га. В этом году рассчитываем больше тонны собрать, – делится планами хозяйка предприятия. – Фенхель – это эфиромасличное, лекарственное и пряное растение, востребованное теми, кто занимается специ­ями».

И маслоэфирный завод в придачу

Сейчас предприятие строит свой перерабатывающий завод для производства масла прямого холодного отжима. Уже закуплено импортное оборудование по производству масла прямого и холодного отжима. На нём планируется перерабатывать 25 культур, таких как лён, рапс, горчица, рыжик, подсолнечник, кориандр, семена петрушки, укропа, фенхеля, кунжута, расторопши.

«Первую небольшую линию поставим под Москвой, потому что сначала нужно сформировать костяк специалистов, – рассуждает владелица хозяйства. – Для этого мы вызвали трёх технологов из Крыма».

В советское время в Крыму, по её данным, круглогодично работали около 20 заводов, которые производили эфирное масло. Был такой завод и в Краснодаре, и в других регионах страны. Но эфиромасличная промышленность захирела на всём постсоветском пространстве. В Крыму сохранились лишь 4 завода, и те работают только 3‑4 месяца в году. Им не хватает сырья.

Тем временем наша парфюмерная промышленность полностью зависит от импортных концентратов, на основе которых производят шампуни, мыла, крема.

«Я была в Египте на заводе, который производит 90 % мирового производства эфирных масел для духов, – рассказала наша собеседница. – Там работают уникальные люди, которые обладают необыкновенным обонянием. Они оценивают смеси ароматов. Каждые три месяца там проходят аукционы, и парфюмеры всего мира выкупают эфиры. Вот вам и французские духи».

Уникальное, «живое» масло прямого холодного отжима в «Моей Мечте» планируется разливать в плоские бутылочки объёмом на 100 мл и выпускать под брендом «Домашняя кухня». Эта продукция – для здорового питания, в отличие от обычного растительного масла в магазине, которое производится при температуре 140‑170 градусов.

Фестулолиум против эрозии почв

Несколько полей в Щелкане засеяны газонной травой фестулолиум. Он приносит хозяйству тройную выгоду. Во-первых, его используют на сильно повреждённых эрозией полях, так как корни этого растения хорошо скрепляют почву.

«Тут поля были сильно смыты, мы не знали, чем их залечить, и решили на несколько лет посеять многолетнюю траву, – рассказывает Ирина Минина. – Обычно я держу фестулолиум 4 года на одном месте».

Во-вторых, семена приносят неплохой доход. Стоимость фестулолиума от 60 до 80 руб./кг при урожайности до 500 кг/га.

В-третьих, сено и солому этой травы хорошо поедают животные после того, как ударят морозы и она обмякнет. В ООО «Моя мечта» 4 маточных отары овец эдильбаевской породы по 700 голов.

Ценные колючки

Диковинкой смотрится на ставропольских полях и колючий сафлор. Эта масличная культура относится семейству астровых, как и подсолнечник. По масличности она схожа с подсолнечником, но качество масла намного выше. Кроме того, сафлор более терпим к засухе.

Его лепестки являются дорогой пряностью. «Мы начнём со сбора лепестков цветов. Собираем вручную, – сообщает Ирина Минина. – Сафлор хорош тем, что убирается сразу после пшеницы. И ещё он хороший предшественник для зерновых. В прошлом году он дал урожай 2 т/га».

Удивительно было увидеть в качестве сельскохозяйственной культуры и расторопшу – колючку, напоминающую цветками чертополох, только с глянцевыми мраморно-зелеными листьями. В это году в ООО «Моя Мечта» её поздновато посеяли, потому что трудно было достать семена. Поэтому взошла расторопша не очень плотно. Однако сейчас её прикорневые розетки пышно разрослись.

Листья и семена этого растения очень ценятся в медицине, так как лечат печень, селезенку и другие внутренние органы. Кроме того, расторопша – прекрасный медонос, как и многие другие растения в «Моей Мечте». На её полях стоит около 200 пасек.

Шалфей простой и испанский

В ООО «Моя мечта» на полях выращивают много трав для фармацевтической промышленности. Это календула, ромашка лекарственная, зверобой, эхинацея, шалфей лекарственный.

Для уборки переработки трав закуплено специальное оборудование, в том числе комбайн, счёсывающий лекарственные и красящие цветы. Вскоре его доставят из Сербии.

А вот сушку для трав в хозяйстве сделали своими руками, благо жара и ветер не требуют дополнительных расходов на энергию. Она стоит прямо на поле. Растения помещаются в ящики на стеллажах и прекрасно высыхают.

Календулу выращивают не только в качестве лекарства, но и как натуральный краситель для тканей и пасхальных яиц. С подобной целью возделывают здесь шток-розу, фиолетовую морковь, краснокачанную капусту, подмаренник, марену красильную и даже тыкву. Последняя, кстати, является основой для ягодных начинок, подкрашенных и ароматизированных.

Шалфея в хозяйстве скоро будет порядка 100 га. Он востребован фармацевтической промышленностью России. Основной объём его сейчас завозится из-за рубежа.

В прошлом году в холдинге на 50 га выращивали испанский шалфей – чиа. Он даёт до 2 т/га на орошении. 1 кг стоит 7 евро, или более 400 рублей.

«Это уникальное растение. В Европе сейчас бум на него, – уверяет Ирина Минина. – Чиа родом из Латинской Америки. 500 лет тому назад, когда испанцы завоёвывали Америку, они не могли понять, как выживают без воды и еды аборигены, которых они загоняли в горы. Оказалось, что они брали с собой мешочек семян чиа и могли на них жить продолжительное время. С чиа организм не обезвоживается. Кроме того, это растение лечит мужчин от бесплодия. Считается, что это продукт будущего, который накормит весь мир.

Недавно два американских ботаника поехали в экспедицию и за 15 лет восстановили коллекцию чиа из оставшихся в мире растений. Сейчас чиа активно возделывают в Боливии, Перу, Аргентине.

У меня в прошлом году чиа, к сожалению, не дала цветонос, так как в Боливии она растет на высоте 2500 метров над уровнем моря, видимо, не совсем подошли наши климатические условия. В этом году посеяли небольшое количество, и я передала в Крым семена, чтобы они в разных районах попробовали посеять. Если получим семена, это будет интересно».

Деликатесная лебеда

С иронией смотрят колхозники на делянки с ещё одним американским растением – киноа. Внешне оно ничуть не отличается от обычной лебеды, или мари белой, настырного полевого и огородного сорняка. Тот же бело-розовый налёт на молодых листочках, та же форма. Но в отличие от остальных видов мари, у киноа прозрачные семена, напоминающие рис. Они стоят около 8 евро/кг и продаются в дорогих супермаркетах как деликатесная крупа.

Киноа содержит вещество – сквален, которое защищает человека от рака. Подобными свойствами в животном мире обладают плавники акулы, отмечает Ирина Минина.

«В прошлом году она зацвела, и я пыталась её размножить. Но у нас было очень мало семян. У неё длинный вегетационный период, и технология возделывания в наших условиях не отработана. Я пока пробую киноа на опытных участках», – пояснила наша собеседница.

Эксперименты наудачу

Не всё, конечно, удаётся переносить на ставропольские нивы успешно. В этом году Ирина Васильевна привезла с выставки в Германии саженцы особого барбариса, на котором растут ягоды Годжи, но они так и не принялись. Плохо растёт в засушливой зоне и анис.

Град выбил делянку сахарного сорго, и её пришлось перепахать.

Посевы базилика, или регана, обрабатывали гербицидами, и на одном из полей они помешали взойти не только сорнякам, но и самой культуре. Вообще в мире это пряное растение выращивается через рассаду. В промышленных масштабах его сеют только в Италии. «Тяжело подобрать гербициды, а полоть вручную сложно, – поясняет Ирина Васильевна. – В прошлом году у нас было 40 га базилика, в этом мы поселяли уже 100 га базилика. Он поднимется, и будет урожай зелени».

Кунжут растёт прекрасно, но от его возделывания на Ставрополье решили отказаться. «Он поднимается до 3 м, красиво цветёт лилиями. Но срезать его ничем не получается, – вздыхает Ирина Васильевна. – Его надо убирать зелёным. И делают это во всём мире вручную. Тогда я решила, что пусть его и дальше выращивают там, где это принято, в Судане».

В хозяйстве и без того много ручного труда. На полях работает около 700 человек. Есть несколько узбеков, которые не боятся работы под палящим солнцем. Кстати говоря, персонал предприятия проходит проверку на полиграфе. По его результатам, учредителю рекомендуют, кому можно доверять.

«Есть же мне давай варёную полбу»

Возделывая привычные сорта зерновых, Ирина Васильевна и тут не удержалась от экспериментов. Во-первых, она привезла из Крыма коллекцию украинских сортов ячменя и пшеницы, всего 102 сорта. Они возделывались там в условиях жары и недостатка влаги, напоминающих условия Щелкана. И тут, на Ставрополье в этом году они уже в первые недели жатвы показали себя на полупаре лучше, чем популярные краснодарские сорта. Если Гром дал урожай 48 ц/га, а Батька 49 ц/га, то некоторые украинские сорта дали до 55 ц/га.

Во-вторых, два года назад Ирина Минина попросила во Всероссийском институте растениеводства имени Вавилова по нескольку семян самых красивых на внешний вид сортов пшеницы. Дело в том, что она производит, помимо всего прочего, декоративные снопы из злаковых и сухоцветов. Ей прислали около 200 сортов твёрдой пшеницы по 10 гр.

«Я их посеяла. Мы собрали созревшую пшеницу в снопы, вручную обмолотили, и в этом году размножили. Получилась вот такая большая и интересная коллекция, – восхищается её хозяйка, показывая на колосья с чёрными, красными, зелёными и голубыми остями. – Мы – не семеноводческое предприятие. Это всё посеяно просто для души. Я хотела бы, чтобы мои агрономы точно так же это любили и приезжали сюда посмотреть».

Есть на этом участке и два старинных злака, которые когда-то забраковали за низкую урожайность, но сейчас возвращают в европейский севооборот в связи с их ценными пищевыми свойствами.

«Моя головная компания выпускает большое количество продуктов, около 3 тыс. наименований, в том числе у нас есть большая линейка здоровых хлебов и крупяных смесей. Для этой цели я начала выращивать здесь полбу и спельту», – отмечает Ирина Васильевна.

Полба – это прародительница твёрдых сортов пшеницы, которой питался поп в сказе Александра Сергеевича Пушкина. Все сорта полбы очень трудно поддаются обмолоту.

Второй вид древнего злака – спельта, от которой произошли мягкие сорта пшеницы. «В любом магазине Европы обязательно есть её крупа», – подчеркивает Ирина Минина.

Обладая низкой продуктивностью, эти злаки очень устойчивы к болезням и являются прекрасными предшественниками для пшеницы.

Проблему прогнозирования затрат и результатов по каждой культуре Ирина Минина считает первоочередной. Никогда Ирина Васильевна не поддавалась всеобщему ажиотажу, когда в следующий год, после всплеска цены на ту или иную культуры, повсеместно ее высевали, и тут же цены резко шли вниз.

Для Мининой главное в выборе культур – экономический расчет, где конечный результат находится в доминанте.

Своими удачными опытами хозяйка «Моей мечты» готова делиться с другими земледельцам. Она не считает их конкурентами, потому что искренне болеет за свою страну и хотела бы видеть российское сельское хозяйство процветающим.

Александра ПАНЧЕНКО

фото автора