Нарушать закон – себе дороже

1056
Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзора) по Ставропольскому краю пригласило журналистов на пресс-конференцию. Поводом послужило то, что 20 марта вступил в силу Федеральный закон о внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Эти изменения усиливают административную ответственность за нарушение требований земельного законодательства.

Всем известно: земля – наше богатство. Использовать ее надо максимально эффективно и при этом относиться максимально бережно. Не давать пустовать и зарастать дикими травами богатым участкам, где испокон веков выращивались разные культуры, а сейчас, из-за пробелов в законодательстве или халатности иных горе-земледельцев, не делается ничего или делается плохо. Нельзя захламлять сельхозугодья мусором. Нельзя выжигать стерню и пожнивные остатки. (Впрочем, есть и противники такого взгляда). Нельзя позволять сельхозпроизводителям, пусть даже и попавшим в трудную финансовую ситуацию, держать землю «на голодном пайке», не внося удобрений и не восполняя то, что вынесено урожаем. Ведь истощая или совсем снимая в процессе каких-то работ плодородный слой, мы лишаем себя возможности производить продовольствие.

Нерадивость по отношению к земле каралась законом и раньше, но с 20 марта наказания ужесточены. Начальник отдела государственного земельного надзора Павел Сафатов рассказал:

– Часть 2 статьи 8.7 КоАП РФ говорит о «невыполнении установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов и иного негативного воздействия на окружающую среду, ухудшающих качественное состояние земель». Эти действия влекут за собой наложение административных штрафов. И если раньше штраф в отношении граждан составлял от 1 до 1,5 тысячи рублей, то сейчас – от 20 до 50 тысяч. Для должностных лиц он прежде был 2–3 тысячи рублей, в настоящее время – от 50 до 100 тысяч. А для юридических лиц он с 40–50 тысяч возрос до 400–700 тысяч рублей. То есть, штрафы увеличились многократно: в 20–30 раз в отношении граждан, в 14 раз – в отношении юридических лиц.

Кроме этого, если предписание, выданное органом Россельхознадзора, не будет выполнено в срок, это тоже повлечет штраф. Граждане, допустившие такое нарушение, должны будут заплатить от 10 тысяч до 20 тысяч рублей, должностные лица – от 30 тысяч до 50 тысяч рублей, а юридические лица больше всех: от 100 тысяч до 200 тысяч рублей.

Я уж не говорю о том, что за повторное правонарушение, совершенное в течение года, – невыполнение предписания – тоже придется немаленький штраф: гражданам – до 50 тысяч рублей, должностным лицам – до 100 тысяч (или дисквалификация на срок до трех лет), юридическим лицам – до 300 тысяч рублей.

Вот так. Но еще в Древнем Риме говорили: «закон суров, но это – закон». В том смысле, что выполнять его необходимо. И сейчас это, пожалуй, выйдет дешевле, чем платить штраф. Очевидно, что ужесточение мер вызвано жизненной важностью вопроса. Хотя нарушений в сфере пользования таким ресурсом, как земля, и становится меньше, их все еще достаточно. Государственный земельный надзор осуществляется органами Россельхознадзора с 2008 года. Именно этот первый год работы в данном направлении остался в истории Управления по Ставропольскому краю самым богатым на отрицательные цифры: тогда было зафиксировано 450 случаев нарушений.

Всего же за семь лет исполнения полномочий Управлением выявлено 1657 нарушений земельного законодательства, связанных с использованием земель сельхозназначения.

В прошлом году был зафиксирован 171 случай, в 2012 году – 207, в 2011-м – 168. Пик негатива пришелся на 2013 год: 329 случаев нарушений!

Участники пресс-конфе­рен­ции поинтересовались, какого рода нарушения правил землепользования встречаются чаще всего? Некоторые, в первую очередь, вспомнили свалки.

– Это одна из разновидностей нарушений, которые мы выявляем, – отметил Павел Вячеславович. – Есть много других. Порчу земель вызывает демонтаж труб там, где прежде были мелиоративные участки, имеет место захламление отходами производства и потребления, зарастание сорными растениями, содержание в ненадлежащем состоянии мелиоративных систем и защитных лесных насаждений.

– Много ли у нас в крае земель, которые в результате ненадлежащего хозяйствования претерпели ухудшения?

– Общая площадь нарушенных земель, по результатам проверок прошлого года, составляет 2,4 тысячи гектаров.

Я имею в виду и заросшие сорняками участки, и земли, на которых проводились различного рода земляные работы и был нарушен верхний плодородный слой почвы. Всего после выполнения наших предписаний в оборот вовлечено 32 тысячи гектаров – можно сказать, площадь крупного хозяйства. Выявляя нарушения, мы выдаем предписания и указываем срок, в течение которого землепользователь или арендатор обязан их устранить. Иногда, если они не успевают это сделать по объективным причинам, например, из-за неблагоприятных погодных условий, они обращаются к нам, просят продлить этот срок.

– В крае некоторые агрономы-практики и ученые считают, что выжигание стерни и пожнивных остатков, которое карается законом, – лучший способ избавиться от личинок вредителей и некоторых болезней. К нам в редакцию «Аграрного Ставрополья» приносили статьи на эту тему…

– На территории Ставропольского края приняты правила рационального использования земель, в которых четко прописан запрет на выжигание стерни. Кроме того, есть правила противопожарного режима Российской Федерации, в которых тоже четко установлен запрет на выжигание стерни и пожнивных остатков. За нарушения подобного характера предусмот­рена административная ответственность, в свете последних событий – на юридическое лицо до 400 тысяч рублей. Потому что, как правило, вместе с полями горят и лесополосы, защитные лесные насаждения. Не всегда землепользователи делают опашку земель, так что огонь со стерни может перекинуться далее.

– На все ли территории хватает возможностей Россельхознадзора? Хоть закон и зап­рещает поджог стерни, мы каждое лето в разных районах края видим на полях огонь и дым …

– Помимо тех случаев, которые мы выявляем собственными силами, в плановом порядке (при проверках устанавливаем подобные факты), в адрес управления поступают обращения от граждан и от организаций о том, что совершаются поджоги. В прошлом году от министерства природных ресурсов Ставропольского края поступило порядка семи обращений, с информацией о 30 случаях выжигания стерни и пожнивных остатков. По всем случаям были проведены административные расследования, по их результатам виновные должностные и юридические лица привлечены к административной ответственности.

– А с лесополосами нако­нец-то разобрались? Все лесополосы нашли своих хозяев?

– К сожалению, нет. Они у нас большей частью бесхозные. А поскольку они ничьи, краевым законом об обеспечении плодородия земель сельхозназначения ответственность возложена на тех землепользователей, по землям которых проходят защитные лесные насаждения: они обязаны содержать их в надлежащем состоянии, не допускать порубки, повреждения, сжигания… И мы в ходе проведения контрольно-надзорных мероприятий обязательно обращаем внимание на содержание защитных лесных насаждений, проходящих по территории землепользования.

– Что касается заваливания мусором, то это нередко связано не с нерадивостью землепользователя, а с тем, что не хватает мусоросжигательных заводов и мест для утилизации. Не получается ли, что расплачиваются землепользователи, которые сами от этого страдают?..

– Да, есть такая проблема. Но я хотел бы обратить внимание на то, что обязанности по сбору, вывозу и утилизации бытовых отходов возложены сейчас на органы местного самоуправления. Они и должны решать эти задачи.

Я должен сейчас сказать еще вот о чем. С прошлого года мы, кроме всего прочего, осуществляем надзор за неиспользованием земель. Есть собственники, которые когда-то приобрели земельные участки и как будто забыли об этом: там ничего не делается, участки приходят в запустение, деградируют. Сейчас законодательство требует обязательного использования земель, в противном случае, дело может дойти до их изъятия. Или используй свой участок, или отдавай. Правительством установлены критерии неиспользования.

Два года человеку дается на освоение, и если после этого участок не используется еще три года (то есть, земля не «работает» в течение пяти лет), то мы вправе передавать материалы наших проверок в уполномоченный орган субъекта, который обращается в суд для принятия решения об изъятии данного земельного участка у нерадивого землепользователя.

– Такие случаи уже были?

– Нарушение на территории края было выявлено, но срок, в течение которого участок находился в собственности у данного лица, составил меньше пяти лет, так что этого наказания собственник избежал. (Некоторые так и уходят от ответственности: перепродают участок.) Но правонарушение было переквалифицировано, и собственник был привлечен по части 2-й статьи 8.7 за невыполнение обязательных мероприятий по защите земель и охране почв. Ему было выдано предписание устранить зарастание земель, удалить, если выросли, многолетние растения. (Нам случалось выявлять участки, заросшие деревьями в человеческий рост…)

– Сталкивались ли вы с ситуациями, когда собственник неизвестен и непонятно, кому предъявлять претензии?

– Да, и часто. Как правило, случаи, когда собственник неизвестен, связаны с захламлением земель. Образована несанкционированная свалка, земельный участок никаким образом не оформлен, кто за него отвечает, неизвестно… Когда нам не удается установить собственника, мы обращаемся в Росреестр. Если право на земельный участок установлено в законном порядке, мы, как правило, делаем запрос и получаем ответ. Однако и таких территорий, право на которые ни за кем еще не зарегистрировано, еще достаточно много.

Ирина ПАНАСКО,

фото Евгении ДУБ