Любое дело по плечу

538

Сегодня в Левокумском районе функционирует немало крестьянско-фермерских хозяйств. Одно из них возглавляет Ш. Г. Нурбагандов. На «вольных хлебах» Шапиг Гасбуллаевич практически с первых дней создания фермерского движения. И, конечно же, успел достигнуть определённых успехов.

Семья Нурбагандовых: сын Руслан, глава КФХ Шапий, жена Калимат, сын Арсен
Семья Нурбагандовых: сын Руслан, глава КФХ Шапий, жена Калимат, сын Арсен

В животноводческой отрасли, если сказать конкретно – в овцеводстве, Шапиг начал работать буквально со школьной скамьи. Собственно говоря, многие его земляки посвятили целые трудовые жизни этому делу: приезжали из горных кавказских селений в ставропольские колхозы, где устраивались на овцетоварные фермы. Потом привозили свои семьи, чтобы жена и дети находились рядом, естественно, помогали в уходе за мериносами. Нередки были случаи, когда на одной ОТФ находились два, а то и три поколения чабанов, передавая свой опыт от отца к сыну, затем – к внуку.

Сколько километров с чабанским посохом исходил по бескрайним степным просторам Левокумского района, Шапиг Гасбуллаевич никогда не считал, да и невозможно это сделать. Зато он точно знает, что с овцеводством его связывают уже более 30 лет. Значит, именно столько окотных кампаний проведено, ведь за ним всегда было закреплено маточное поголовье.

– Получение приплода – самый сложный момент в любом направлении животноводства. Однако с овцами хлопот хватает особенно, так как в отаре обычно содержится до 700‑800 маток и каждой из них следует уделить внимание. Предостаточно забот и с новорождённым молодняком: нужно приучить его к своей матери, контролировать, как он ест, чтобы набирал вес. По мере роста ягнят необходимо постоянно формировать новые сакманы, постепенно увеличивая в них поголовье. Особое внимание следует уделять слабым животным. Малыши рождаются в любое время суток, соответственно, и помощь им может понадобиться каждый час. Поэтому, пока длится окот – 1,5‑2 месяца, чабаны в этот напряжённый период, можно смело сказать, живут в сарае. И даже ночью по очереди дежурят, – рассказывает Ш. Г. Нурбагандов.

К началу 2000 года коллективное базовое сельхозпредприятие села Николо-Александровского не выдержало экономических трудностей и изменило форму собственности. Именно в данный момент Шапиг Гасбуллаевич и решил стать фермером. Тогда он рассуждал так: во‑первых, у него имелся довольно-таки солидный трудовой опыт, во‑вторых, было огромное желание работать и достигать определённых целей, в‑третьих, трудностями его не испугаешь, так что почему бы не рискнуть и не создать собственное дело, которое потом можно передать своим сыновьям?

Приняв столь серьёзное для себя решение, Ш. Г. Нурбагандов начал осваивать новое для себя ремесло – зернопроизводство. Сегодня в его распоряжении имеется 500 гектаров пахотной земли. По примеру многих своих земляков-сельхозтоваропроизводителей Шапиг Гасбуллаевич внедрил двухпольный севооборот, когда 50 % пашни отведено под озимую пшеницу, остальную площадь составляет паровой клин. Чтобы успешно заниматься растениеводством, фермер начал приобретать технику: нужны были трактора, а к ним – почвообрабатывающий навесной и прицепной инвентарь, опрыскиватели, зерноуборочные комбайны, грузовой автотранспорт. Ещё одним важным составляющим элементом в этой отрасли является качественный семенной материал. Его глава КФХ обычно приобретает в Прикумской опытно-селекционной станции. Для размножения обязательно закупаются элитные семена. Потом они используются два-три сезона и вновь обновляются. Несмотря на то, что площадь земли небольшая, Шапиг Гасбуллаевич каждый год выращивает не менее трёх сортов пшеницы. Если какой-то из них по тем или иным причинам не устраивает, то исключается из производства, а взамен ему появляется другой сорт. В жатву‑2016, допустим, хорошо себя зарекомендовал сорт Донская Юбилейная: выдержал все капризы небесной «канцелярии» и порадовал высокими намолотами. Прежде чем заложить будущий урожай, Ш. Г. Нурбагандов со всей ответственностью подготавливает семена. Вначале осуществляет очистку от различных примесей и пыли. Своего ЗАВа у него пока нет, благо выручает сосед-фермер. А накануне посевной кампании проводит протравливание, чтобы защитить всходы от болезней и вредителей. С наступлением весны выполняется весь необходимый комплекс уходных мероприятий, начиная от лёгкого боронования и заканчивая опрыскиванием против злейшего врага хлебных злаков – клопа-черепашки. Завершается двухгодичный цикл полевых работ сбором урожая.

Почему Шапиг Гасбуллаевич занялся растениеводством? Ответ очевиден: чтобы рентабельно развивать животноводство, нужны собственные корма. Ведь если их покупать, то овчинка выделки не будет стоить. Вот и решил глава КФХ, что прежде чем приобретать крупный и мелкий рогатый скот, следует сделать запасы зернофуража, уложить в скирды солому, причём с таким расчётом, чтобы её хватило и для корма, и для подстилки. С целью исключения сырости в стойлах и выгульных базах, за зиму на сухие подстилки в среднем уходит от 100 до 120 килограммов соломы на одну овцу. У Нурбагандова сегодня их содержится свыше пяти тысяч голов. Да плюс ещё 200 голов КРС, на который нормы расхода пожнивных остатков гораздо большие. Иногда, так сказать для разнообразия рациона, фермер на незначительных площадях высевает ячмень. И тогда он изготовляет своего рода комбикорм: смешивает пшеницу с ячменём и измельчает.

Однако ещё требуются грубые и сочные корма. В зоне засушливого земледелия, где за год выпадает не более 300‑320 мм осадков, без дополнительного полива сложно вырастить однолетние и многолетние травы для заготовки сена. Но в настоящее время у Шапига Гасбуллаевича нет возможности обустроить на своём участке орошение – не только потому что оно стоит очень дорого, а и потому, что вблизи не расположен мелиоративный канал – источник воды.

– Мне хотя бы 40 поливных гектаров иметь – тогда многое бы изменилось, – продолжает беседу Ш. Г. Нурбагандов. – Только это – пока несбыточная мечта. Поэтому сено я вынужден каждый сезон закупать.

Посетовал Шапиг Гасбуллаевич и на то, что для такого многочисленного поголовья животных ему не хватает 500 гектаров пастбищ. В нынешнем сравнительно дождливом году проблем с подножным кормом особо не возникало. Но это скорее исключение из правил: стоит вспомнить 2015 или 2014 годы, когда со второй половины июля начиналась засуха и буквально через две-три недели левокумская степь превращалась в выжженную пустыню. Благо к тому моменту уже завершалась уборка озимой пшеницы и появлялась возможность выпасать овец и КРС по жнивью. Таким образом, удавалось сохранить привесы молодняка и упитанность взрослого поголовья. Здесь животные находятся до середины осени, а то и дольше. Меж тем растительность на целинных угодьях успевает немного восстановиться.

– Единственное, что меня не устраивает в таком способе содержания скота, – приходится затягивать с пахотой. А потом если начинается слякоть или ранние морозы, то основная обработка почвы проходит тяжело. Но другого варианта развивать отрасль я не вижу, – высказывает своё мнение фермер.

Не сложно понять, что хозяйство у Ш. Г. Нурбагандова – крепкое, добротное. Справиться в одиночку со всеми делами просто невозможно, поэтому у него есть надёжные помощники. В их числе прежде всего жена Калимат и старший сын Ясим. Супруга, как правило, готовит обеды и следит за порядком. Однако, когда начинаются сложные кампании, она может выполнять любое поручение: и зерно на току перелопачивать, и слабого ягнёнка коровьим молоком напоить, и за сакманом приглядеть. Ясим же, вообще, берётся за работу на всех «фронтах». Младшие сыновья в настоящий момент учатся: Руслан – студент Северо-Кавказского федерального университета, Арсен – в нынешнем году окончил школу, и теперь первокурсник. Если у них каникулы и выходные дни, они тоже участвуют в семейном деле, внося свой личный вклад в развитие хозяйства. Ещё в КФХ постоянно трудятся шесть человек: двое из них заняты в растениеводстве, четверо – в животноводстве.

Крупный рогатый скот красной степной и калмыцкой породы сформирован в подсосные гурты. Массовый отёл коров проходит ранней весной, чтобы осенью имелась возможность провести отбивку молодняка и реализовать его. Телята в полгода имеют неплохой вес и пользуются спросом. Отары, состоящие из тонкорунных мериносов и мясо-шёрстной эдильбаевской породы, тоже обязательно переформируются. На продажу идут выбракованное маточное поголовье и подросшие ягнята. Часть лучших ярок, впрочем, как и тёлочек, Ш. Г. Нурбагандов оставляет для воспроизводства основного стада. Дело в том, что, несмотря на различные трудности, он планирует наращивать численность животных. Ведь в этом – весь смысл его жизни.