Антикризисный план Краснодарского края — это «тушение пожара», а экономике региона нужна реальная помощь

kuban24.tv
kuban24.tv

Главный претендент на должность губернатора Вениамин Кондратьев старательно очерчивает перед подчиненными круг вопросов, которые те должны решать в поте лица. И главный из них (помимо, разумеется, предупреждения различных социальных «пожаров») – это экономика.

Критика Ткачева и кадры

Отрасли, которые, по мнению главного кандидата на губернаторское кресло, предстоит развивать – сельское хозяйство, промышленность, поддержка малого и среднего бизнесу.

Врио главы региона уже чувствует себя хозяином кубанского Белого дома. Это чувствуется по информационным сообщениям, распространяемым пресс-службой. А также по критике – не прямой, но косвенной – предшественника Александра Ткачева.

О многом говорят и кадровые перестановки последнего времени. На все ключевые посты уже назначены преданные лично Вениамину Кондратьеву люди.

Пожалуй, главный вопрос повестки дня последнего времени – «промышленная безопасность» и тесно связанный с этим термин «импортозамещение».

За два месяца врио губернатора посетил некогда считавшиеся мощными промышленными центрами края Армавир, Тихорецк, Славянск-на-Кубани. И убедился, что работы – непочатый край.

По мнению кубанских чиновников, которые все вдруг разом озаботились решением застарелых проблем региона, спасательным кругом промышленности могут стать промпарки. Создавать их нужно за бюджетные деньги, на условиях государственно-частного партнерства, как это делают в Калужской области и соседнем Ставропольском крае. Опыт успешно прижился. И инвесторы зашли на участки с подготовленной инфраструктурой

Эта мысль звучит практически на всех совещаниях и «круглых столах», которые проводятся с участием так называемой общественности.

Что будет делать российский производитель, когда санкции закончатся, и ему придется конкурировать?

«Каждый должен заниматься своим делом»

– Это как в повести о Ходже Насреддине: сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Закону о государственно-частном партнерстве (ГЧП) больше десяти лет, – считает профессор, доктор экономических наук, член краевой Общественной палаты Александр Полиди. – Прежде всего, нужно трезво оценивать те механизмы, которые в этом партнерстве задействованы. Ведь любой бизнес – это извлечение прибыли. У государства же другие цели – например, повышение качества жизни, безопасность граждан.

Доктор экономических наук, член Общественной палаты Краснодарского края Александр Полиди. Фото: krasnodar-magazine.ru
Доктор экономических наук, член Общественной палаты Краснодарского края Александр Полиди. Фото: krasnodar-magazine.ru

По мнению ученого, любой проект ГЧП – это всегда баланс интересов, который базируется на высокой степени взаимного доверия. Во-первых, до тех пор пока в полную силу не заработают институты прав собственности, контрактные институты, вряд ли их стоит ожидать в таком большом количестве. За примерами далеко ходить не надо.

– В 2006-2007 годах мы работали над технико-экономическим обоснованием строительства альтернативной дороги в Геленджике, – комментирует эксперт. – Он до сих пор не реализован. И вопрос даже не столько в финансировании, сколько в том, что механизмы взаимодействия бизнеса и власти не отработаны.

Во-вторых, утверждает собеседник КАВПОЛИТа, это очень четкие и прозрачные условия разделения интересов и целей между бизнесом и властью. Иными словами, каждый должен заниматься своим делом. Это как раз то условие, которое могло бы сделать партнерство более динамичным.

Но прозрачности и четких правил игры как раз и нет. Всю вину за провальную работу в этой сфере фактически свалили на муниципалов – им и отдуваться. Как следствие, представители кубанского бизнес-сообщества обратились в федеральный центр с предложением разработать инструменты муниципально-частного партнерства. Предполагать, что идея будет удачной, сродни гаданию на кофейной гуще. Ведь выхлоп от инвестпроектов, в том числе промышленных, катастрофически мал. Официально считается, что если одно из 20 подписанных на различных экономфорумах соглашений о намерениях будет реализовано, – уже неплохо. А теперь муницпалам в условиях дотационных бюджетов придется изыскивать средства еще и на промпарки. Инвестора получит тот, кто лучше сработает.

 

Мертвая деревня

Агропромышленный комплекс – еще один повод для нынешнего врио губернатора кинуть камень в огород того, чьим преемником он по сути является. Речь идет прежде всего о поголовье свиней, которое сократилось в крае кратно. А в личных подсобных хозяйствах разведение хрюшек и вовсе стало незаконным.

По данным сельскохозяйственной переписи 2006 года, на Кубани было 33,6 тыс. пустующих подворий в хуторах и поселках с общей земельной площадью 375 тыс. гектаров. В 2010 году в крае насчитывалось 19 безлюдных поселков и хуторов, еще 51 малый населенный пункт – на грани вымирания.

Кто виноват и что делать? Эти вопросы повисли в воздухе. С одной стороны, на бумаге все вроде и гладко: очень даже солидные суммы идут из бюджета на агропром. На деле же многие фермеры, воодушевленные мощным антикризисным пиаром, обратились за поддержкой и получают от ворот поворот. Например, фермер из Тимашевского района (не буду называть его имени) с сентября прошлого года пытается организовать в своем хозяйстве свиноферму на 300 голов, дополнительно создав около 30 рабочих мест. Объемы инвестиций – от 145 млн рублей. Тщетно. Пришлось писать новый бизнес-план по разведению КРС. И вновь испытывает трудности.

Любой проект государственно-частного партнерства – это всегда баланс интересов

Впрочем, не он один. О проблемах в этой области кричат с высоких трибун все.

– Меры господдержки неэффективны. Они носят состязательный характер: кто первый успел, тот и получил, – отметил в беседе с КАВПОЛИТом член Общественной палаты РФ, фермер из Ленинградского района Александр Шипулин. – Процесс очень бюрократизирован. Из-за десяти копеек налоговой недоимки иной раз нельзя получить миллион рублей. Вообще несвязанная поддержка, введенная по условиям ВТО, не очень доступна аграриям. Мы посчитали: из 13 тысяч фермеров в Краснодарском крае пользуются хоть какой-то помощью всего три тысячи. И это список по 24 видам поддержки!

Стоит ли упоминать, что субсидии из федерального бюджета остаются невостребованными. О какой эффективности в таких условиях можно говорить?

Санкции кончатся…

– Депрессивное состояние сельских территорий, низкая эффективность использования земли, неконкурентоспособная финансовая атмосфера – эти факторы сегодня сдерживают развитие сел, – уверен председатель кубанской АККОР Виктор Сергеев.

– Практика показывает: сельская жизнь продолжается там, где есть работа. И для молодежи возможность начать семейный бизнес – одна из немногих альтернатив миграции в город.

 

Председатель кубанской АККОР Виктор Сергеев. Фото: akkor.ru
Председатель кубанской АККОР Виктор Сергеев. Фото: akkor.ru

По словам собеседника КАВПОЛИТа, фермеры готовы наращивать объемы продукции, но им надо понимать правила игры. Сегодня на Кубани уже есть примеры того, что на некоторых предприятиях в 30 раз увеличили производство сыров. Что будет делать этот производитель, когда санкции закончатся, и ему придется конкурировать? Фермеры производят 3 млн тонн зерна ежегодно, а для обеспечения края необходимо 500 тыс. тонн.

– Мы можем переориентироваться и выращивать ту продукцию, которая необходима краю, – уверен аграрий. – Но для этого нужны гарантии, что она будет реализована. Необходим государственный или муниципальный заказ на продукцию – либо контрактная система. Рынок сбыта для местных производителей огромный. Например, санаторно-курортный комплекс региона, который обеспечивается кубанской продукцией лишь на 8%.

Фермеры, воодушевленные мощным антикризисным пиаром, обратились за поддержкой и получают от ворот поворот

Потенциал падения

Те же проблемы, что испытывает агропром, и у промышленников. Отраслевые общественники проводят мониторинги, и соцопросы и также говорят о том, что работать в заданных условиях невозможно.

– Первая проблема, о которой упоминает каждый второй предприниматель, – недоступность финансовых средств, – уверен исполнительный директор Краснодарского краевого отделения РСПП Эдуард Кузнецов. – С теми кредитными продуктами, которые есть в банках, развивать и делать конкурентной промышленность региона невозможно. К тому же различные банковские клерки ведут себя просто отвратительно, отказываясь выдавать кредиты даже финансово устойчивым предприятиям с миллиардными оборотами.

 

Исполнительный директор Краснодарского краевого отделения РСПП Эдуард Кузнецов. Фото: corruption-no.ru
Исполнительный директор Краснодарского краевого отделения РСПП Эдуард Кузнецов. Фото: corruption-no.ru

Собеседник КАВПОЛИТа подверг жесткой критике и еще один источник поддержки – так называемый «антикризисный план», который был разработан 11 февраля нынешнего года.

– Уже 20 февраля ко мне обращаются предприниматели с вопросом, как вступить в ту или иную программу поддержки. Интересуюсь в министерстве экономики. Мне отвечают, что средства будут только в мае, – возмущен эксперт. – До сих пор их нет. Кроме того, в документе сказано, что мы должны реализовать шесть инвестиционных проектов в промышленности. Могут ли они стать драйвером роста для 5,5 тысячи предприятий, которые работают у нас в крае? Ответ очевиден: нет.

Владимир Приходько