Какие проблемы мешают производственному росту?

Сельское хозяйство – ​это единственное верное средство удержать суверенитет государства. Можно обладать всеми богатствами мира, но если нечем питаться, вы впадёте в зависимость от «руки кормящего». Успешная торговля приносит деньги, и только сельское хозяйство обеспечивает свободу населения.

Насколько возможно в существующих реалиях обеспечить продовольственную безопасность страны? Ответ на этот и другие насущные вопросы АПК на экономической конференции в краевом минсельхозе попытался найти генеральный директор агрокомплекса «Красногвардейский» Виктор Орлов.

Нет диспаритету!

Агрокомплекс «Красногвардейский», созданный семь лет назад на базе пяти предприятий-­банкротов, расположен в северо-­западной части Ставрополья и находится в зоне неустойчивого увлажнения: в год выпадает в среднем 350-450 мм осадков. Площадь пашни – ​17 300 гектаров. Предприятие успешное. В прошлом году реализовали продукции на сумму 975 миллионов руб­лей. Уровень рентабельности – ​34 процента. Средняя заработная плата по хозяйству – ​свыше 40 тысяч руб­лей. Переходящие остатки сельхозпродукции – ​более 400 миллионов руб­лей.

Казалось бы, таким результатам можно только радоваться. Однако, по словам Виктора Орлова, существуют объективные факторы, которые вызывают большую озабоченность. Суть проблемы руководитель обозначил на конкретном примере.

Основной культурой в семипольном севообороте занимает пшеница, под которую выделено около 45 процентов площадей. Экономика этой сельхозкультуры во многом определяет благополучие хозяйства. В прошлом году урожайность пшеницы превысила 70 центнеров с гектара.

В структуре себестоимости культуры 20 и 23 процента соответственно – ​это затраты на удобрения и заработную плату. По восемь процентов расходов приходится на горюче-­смазочные материалы и арендную плату за землю, семь процентов занимают средства защиты растений.

— За пять лет себестоимость производства пшеницы выросла на 40 процентов, – ​констатирует Виктор Орлов. – ​И связано это с постоянным ростом затрат на расходные материалы.

Так, стоимость топлива за этот период возросла на 57 процентов. Особенно обременительным оказался прошлый год: удорожание ГСМ составило 38 процентов. Цена на сложные удобрения за пятилетку выросла на 70 процентов (2018 год – ​27 %). На этом фоне достаточно скромно выглядят запросы производителей средств защиты растений. Они подорожали «лишь» на 17 процентов.

— Занимаясь интенсивным земледелием, за последние пять лет мы на треть увеличили количество внесённых удобрений – ​до 218 килограммов на гектар в действующем веществе, – ​рассказал Виктор Орлов. – ​За три года доля элитных семян возросла с девяти до 99 процентов. Но возникает резонный вопрос, насколько целесообразно продолжать подобную практику при существующем положении дел?

Рентабельность пшеницы в прошлом году в хозяйстве составила 38 процентов. Но по сравнению с другими культурами этот показатель не выглядит достаточно весомым. Так, в 83 процента оценивается рентабельность гороха, который в хозяйстве выращивают без применения удобрений, в 70 % – ​подсолнечника, в 65 % – ​рапса.

— Прошлый год оказался самым успешным по прибыли за всё время существования хозяйства, – ​объясняет Виктор Николаевич. – ​Но если мы не сможем повлиять на закупку расходных материалов, наращивать объёмы производства в будущем я не вижу особого смысла.

Достаточно неплохой цена на пшеницу выглядит лишь после прошлогоднего обрушения зернового рынка, подкосившего экономику множества хозяйств. Проблема — в отсутствии стабильности. За один только месяц стоимость пшеницы упала с 15 до 13 руб­лей за килограмм.

— Если взять цены на зерно, то мы видим их чёткую привязку к курсу доллара, – ​продолжает Виктор Орлов. – ​Однако в портах стоимость уходящей на экспорт пшеницы таких потрясений, как на местах, не испытывает. Вывод напрашивается сам собой: значит, на разнице в цене кто-­то наживается.

Усилить поддержку

Парадокс заключается в следующем. Стране нужны большие урожаи высококачественной пшеницы – ​так по крайней мере уверяют с высоких трибун чиновники. Однако из-­за диспаритета цен аграрии оказались в ситуации, когда интенсификация и связанные с ней дальнейшие вложения в развитие сельхозпроизводства становятся экономически невыгодными.

Невинномысский производитель минеральных удобрений хорошо известен не только на Ставрополье, но и далеко за его пределами, в том числе в дальнем зарубежье. Однако близкое соседство ставропольских аграриев не радует, поскольку никаких преференций от этого они не получают. Вот и агрокомплекс последние три года начал закупать минеральные удобрения в Самаре. Причина – ​потому что дешевле, даже несмотря на большое расстояние. «Как такое может быть?», – ​задаётся вопросом Виктор Орлов.

Ситуация с горюче-­смазочными материалами также внушает опасения.

— Что творится с ценами на ГСМ? – ​продолжил цепочку риторических вопросов генеральный директор. – ​Кто-нибудь из присутствующих в зале может припомнить факт снижения цены по отношению к предыдущему году? Не было такого! Мне трудно понять логику. Может, кто-нибудь мне объяснит, что происходит. Нас убеждают, что повышение цен на топливо обусловлено ростом курса доллара. Но почему в таком случае при падении американской валюты горючее продолжает дорожать? Более того, ГСМ поднимается в цене, даже когда доллар стоит на месте.

Аплодисментами участники совещания отреагировали на просьбу руководителя, обращённую к первому заместителю министра сельского хозяйства Джамбулату Хатуову, разобраться в данной ситуации.

От имени коллег руководитель агрохолдинга выступил с конкретным предложением к руководству страны. В первую очередь, он считает, что необходимо возродить квоты на удобрения и ГСМ или же создать систему дотаций, чтобы сельхозпроизводители чётко могли понимать, на какую компенсацию они могут рассчитывать.

— Последние годы мы видим последовательную, поступательную работу правительства и минсельхоза, направленную на оздоровление села, – ​подчеркнул Виктор Николаевич. – ​Мы видим, как отстаиваются наши интересы на федеральном уровне. В январе мне довелось участвовать и выступить на совещании в Краснодаре по сельхозтехнике, которое провёл председатель правительства России Дмитрий Медведев. Благодаря Минсельхозу России на нём было принято несколько очень важных для аграриев решений.

Во-­первых, действие программы 1432, получившей большой положительный отклик у сельхозтоваропроизводителей, будет продлено до 2025 года.

Во-­вторых, поставлена задача — соз­дать на территории Российской Федерации производство тракторов малой и средней мощности.

Однако главным итогом совещания, по мнению Виктора Орлова, стало решение о том, что начиная с 2020 года бюджетные субсидии будут предоставляться хозяйствам напрямую и в фиксированном размере в зависимости от видов техники. С одной стороны, аграрии получат возможность самостоятельно выбирать, какому производителю отдать предпочтение. С другой стороны, сельхозмашиностроители станут активнее бороться за покупателей, повышая конкурентоспособность своей продукции.

— Выступая на совещании, я отметил, что комбайны Ростсельмаш ни в чём не уступают зарубежным аналогам, и что убедившись в этом, мы распродали весь импортный комбайновый парк и приобрели 32 ростовских сельхозагрегата, – ​рассказал руководитель холдинга. – ​Но при этом я выразил сожаление, что отечественные сеялки, жатки для уборки кукурузы и некоторые другие орудия пока что оставляют желать лучшего. Уже на следующий день в хозяйство прибыло всё руководство завода «Клевер». Они выслушали замечания и передали на испытания новые модификации жаток для уборки кукурузы и подсолнечника. Таким и должно быть отношение к сельхозпроизводителям.

Синдром дефицита

Особое место Виктор Орлов уделил проблемам программы по мелиорации, две из которых – ​дефицит воды и элект­роэнергии, могут свести на нет все усилия по возрождению оросительных систем.

— Если не принять срочных мер по очистке и реконструкции подводящих каналов, поливать будет попросту нечем, – ​констатировал он. – ​Кроме того, Красногвардейский район, в котором базируется хозяйство, неслучайно находится на одном из последних мест по инвестициям. Имеющихся мощностей не хватает, чтобы обеспечить электроэнергией даже имеющиеся объекты. Поэтому до тех пор, пока вопрос с важнейшим энергоресурсом не будет решён положительно, вряд ли стоит ждать каких-либо изменений к лучшему.

Как известно, губернатор края Владимир Владимиров поставил задачу — увеличить к 2024 году площадь орошаемых земель на Ставрополье до ста тысяч гектаров. В агрохолдинге под орошением находится около 2000 га. Это старые, допотопные и трудозатратные системы гидротехнических сооружений. Не так давно хозяйство начало их реконструкцию. В этом году в эксплуатацию будут введены 542 гектара, в следующем – ​700 га, а к 2021 году запланировано завершить мелиоративные работы и увеличить площадь орошаемых земель до трёх тысяч гектаров.

— Мы благодарны за поддержку государства и компенсацию части понесённых затрат, – ​отметил генеральный директор. – ​Но есть у нас и пожелания к Минсельхозу России. Проблема в том, что ставропольские аграрии активно включились в мелиоративную программу. Заинтересовавшись количеством поданных заявок и объёмами выделенных средств, я пришёл к выводу, что из-­за возникшего «ажиотажа» государство не сможет нам компенсировать даже половины понесённых затрат на орошение. Для сравнения, коллегам в соседней Кабардино-­Балкарской республике возмещают до 75-80 процентов от вложений. Учитывая, что в следующем году активность желающих провести мелиоративные работы только возрастёт, я прошу помочь нашим сельхозпроизводителям, увеличив объём финансирования нашего региона по этой программе.

Фото Евгении ДУБ