Достойные высоких наград

Уникальное поголовье овец дагестанской горной породы разводят в сельскохозяйственном производственном «Акаро». Вес племенных баранов, выращенных в агропредприятии, достигает 130 килограммов. И таких «богатырей» здесь – более десятка. Это отличный показатель для племенного хозяйства, история которого насчитывает немногим более десяти лет.

Семейная династия

Какой отец не мечтает, чтобы сы­новья пошли по его стопам, и есть ли большее счастье, чтобы трудиться вместе с детьми на едином поприще, зани­маясь любимым делом? Председателю СПК «Акаро» Хайбуле Магомедову в этом плане очень повезло. Он вырастил четырёх сыновей. Трое из них: Ильяс, Гамзат и Ибрагим – поддержали начинание отца, решившего заняться овцеводством. И сегодня все вместе они представляют замечательную трудовую семейную династию, в которой каждый вносит посильный вклад в общее дело. Впрочем, нельзя не упомянуть, что четвёртый сын – не менее достойный продолжатель рода. Махач Магомедов пошёл по военной линии и стал защитником Отечества: служит в пограничных вой­сках в городе Выборге Ленинградской области.

СПК «Акаро», расположенный в Хунзахском районе Дагестана, образован в 2006 году. Изначально руководитель хозяйства сделал ставку на одну из самых известных в России и самую популярную в республике породу овец – дагестанскую горную породу. Дело пошло и достаточно успешно. Спустя несколько лет сельхозпредприятие защитило статус племенного репродуктора и вошло в Государственный племенной реестр Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

Дагестанская горная порода овец заслуживает того, чтобы рассказать о ней подробнее. Не один год над её созданием бились учёные-­селекционеры и племработники, скрещивая местных горских грубошёрстных маток с чистокровными «немцами» – баранами вюр­тембергской породы. Целью научного опыта было создание животных, приспособленных к трудным условиям горного отгонно-­пастбищного содержания, но при этом обладающим тонкорунной шерстью. Эксперимент учёных, завершившийся к 50-м годам прошлого столетия, удался на славу. Неслучайно более 70 процентов республиканской отары Дагестана в наше время составляют овцы дагестанской горной породы.

В год образования СПК поголовье составляло 860 овец. В настоящий момент общее поголовье насчитывает около 2700 племенных животных, из которых свыше 2300 – это овцематки.

Рассказывая о том, как проходила в этом году окотная компания, Хайбула Магомедов сокрушается, что не было дождей. Поэтому количество двой­няшек оказалось меньшим, чем в прошлом году. Но, несмотря на это, итоговыми результатами окотной кампании руководитель доволен. Приплод получен хороший.

Кстати, нередко в овцеводческих хозяйствах республики приходилось слышать, что животноводы не слишком-то бывают рады появлению большого количества двой­няшек, объясняя, что двум малышам окрепнуть намного сложнее. Однако при хороших кормах разница в весе достаточно быстро сходит на нет. Чем больше малышей – тем большим будет доход предприятия. Теперь важно, чтобы подросшие ягнята хорошо перенесли перегон. Каждый год отары проходят долгий и трудный путь к летним горным пастбищам, чтобы осенью вернуться на равнину, в зимние стойбища. Перегон длится немного меньше месяца, примерно 25-27 дней. В дороге и без того подстерегает множество опасностей, но если польют затяжные дожди, то проблем многократно прибавится. К чести руководителя агропредприятия, он всегда сопровождает чабанов и стадо на этом нелёгком пути – вплоть до подъёма в горы. В этом проявляется ответственность руководителя, для которого небезразлично, как будут справляться с трудностями перегона и люди, и животные.

В планах Хайбулы Магомедова – уйти от пеших перегонов, которые в последние годы стали чересчур затратными. В хозяйстве есть грузовая техника, с помощью которой можно будет за два-три дня перевезти животных на отличные пастбища, расположенные на границе с Грузией.

Земля и люди

Земельный вопрос – самый актуальный для животноводческих хозяйств Дагестана. В республике создалась достаточно парадоксальная ситуация, когда земли сельхозназначения, предназначенные для занятий растениеводством и животноводством, оказались в руках людей, не заинтересованных в сельхозпроизводстве. Это, по сути, рантье, живущие за счёт сдачи сельским труженикам земельных участков в аренду.

Взять, к примеру, СПК «Акаро». Люди реально работают в сельском хозяйстве, производят мясо и шерсть, внося свою толику в решение самой важной для страны задачи – обеспечение продовольственной безопасности. Но… Как и многие другие коллеги-­овцеводы они вынуждены ежегодно выплачивать существенные суммы за аренду. Более того, хозяйство вынуждено заключать краткосрочные договоры, которые нужно продлевать каждый год. Как результат, нет возможности серьёзно обосноваться, построить капитальные сооружения.

Сельхозпредприятие не только не имеет собственных пастбищ. Из-за отсутствия сенокосов и пастбищ СПК лишено возможности самостоятельно заняться производством кормов. Следовательно, несёт дополнительные затраты на создание кормовой базы.

— Я знаю такие хозяйства, в которых нет не то чтобы овцы – курицы ни одной не держат, – резонно возмущается председатель «Акаро». – А мы вынуждены арендовать землю у тех, кто не занимается животноводством.

Именно поэтому Хайбула Магомедов с большим энтузиазмом воспринял инициативу заместителя председателя правительства Дагестана, министра сельского хозяйства и продовольствия республики Абдулмуслима Абдулмуслимова, который ратует за передачу земельных участков, которые используются не по целевому назначению, реаль­ным сельхозпроизводителям.

— Инициатива нашего министра Абдулмуслима Мухидиновича Абдулмуслимова может стать поворотным моментом в дальнейшей судьбе овцеводства Дагестана, – убеждён Хайбула Магомедов. – Получив в распоряжение земли, мы сможем увеличить вложение средств в развитие производства, в укрепление материально-­технической базы и улучшение условий работы и быта животноводов.

Перспективы роста

Около двух лет назад закупочная стои­мость мяса баранины и шерсти существенно возросла. Подорожание продукции овцеводства – это экономически обоснованное явление. Взять для примера рынок мяса баранины, заметно активизировавшийся в последние годы. Рост цен связан с тем, что во всём мире отмечается ежегодное увеличение спроса на баранину. Но можно ли говорить о существенном росте доходов овцеводов? К сожалению, нет, поскольку есть серьёзная проблема, которая существенно тормозит развитие отрасли. Впрочем, она актуальна и для многих других отраслей. Речь о перекупщиках, доходы которых сопоставимы, если не превосходят прибыли производителей.

Чтобы вырастить полноценное поголовье, в него приходится вкладывать очень много финансовых средств и человеческих усилий. На мировом рынке средняя цена баранины варьируется в районе 5700 долларов США за тонну и доходит в некоторых странах до $8500 и выше. Несложно посчитать, что в среднем один килограмм мяса обходится покупателям в 365 руб­лей. И это оптовая, а не розничная цена. При таком положении дел повышение цен на продукцию овцеводства – это не особенность российского внутреннего рынка, а общемировая тенденция. Однако простому сельхозпроизводителю реализовать по хорошей цене баранину на местах практически нереально. На рынке хозяйничают перекупщики, у которых только одна цель: максимально сбить цену.

Если последние работают только на свой карман, то руководителю сельхозпредприятия надо думать и о развитии производства, и о нуждах коллектива. Чабаны в хозяйстве получают достойную заработную плату, которую либо выдают овцематками, либо выплачивают в денежном эквиваленте. В числе лучших гуртоправов – Юсуф Ахмедов, Рамазан Ибалов, Магомед Ибрагимов. За порядком на двух кутанах следит заведующий участком, главный ветврач Магомед Алибеков, который работает со дня основания хозяйства.

В СПК «Арако» содержат не только овец, но и лошадей. Какой горец не любит хорошего скакуна? В табуне хозяйства – около 20 лошадей, среди которых есть представители Донской породы. Дончаки известны неповторимой ­статью, выносливостью и неприхотливостью в содержании и кормлении. Скрещенные с местными породами, они отлично приспособлены к жизни высоко в горах. Кстати коневодство – это не только увлечение для души, но и неплохой доход. Первая отара хозяйства была куплена на средства, полученные от продажи лошадей.

— Мы настроены на то, чтобы и дальше работать в овцеводстве, и работать эффективно, – подводит итог Хайбула Магомедов. – Будем наращивать поголовье, повышать продуктивность животных, улучшать породные качества. Уверен, что нам эти задачи по плечу.