Чтобы коровы жили долго и счастливо

1468

Покупка высокопродуктивных молочных и мясных коров за границей не гарантирует хозяйствам дальнейшее процветание. «Иностранки» требуют особой заботы, так как с ростом удоев и привесов возрастают и риски для здоровья крупного рогатого скота. Чтобы продлить продуктивное долголетие, к каждой корове и каждому теленку должен быть индивидуальный подход.

Зараза не дремлет

Семинар для животноводов по проблемам сохранения продуктивного долголетия крупного рогатого скота в рамках 13-й международной выставки «Молочная и мясная индустрия» начался с обзора эпизоотической ситуации в России. Заразные болезни способны выкашивать скот сотнями тысяч, поэтому без их предупреждения и локализации о здоровье животных не может быть и речи.

Самым распространённым заболеванием среди КРС в прошлом году был лейкоз. Заместитель директора Департамента ветеринарии Минсельхоза России Владимир Боровой сообщил, что доля этой напасти среди других составила 47,7 %. Хуже всего ситуация сложилась в Московской и Рязанской областях.

Еще одна, пока непобежденная болезнь скота – бруцеллез. В прошлом году самые крупные очаги этого бича животных зафиксированы в Южном и Сибирском федеральных округах. Пострадал не только скот, но и люди. Заразились 350 человек, включая детей.

По бешенству положение постепенно улучшается, начиная с 2007 года. Ежегодно правительство выделяет средства для вакцинирования от этой инфекции как диких, так и домашних животных. Даже в этом году, подчеркнул Владимир Боровой, несмотря на секвестр федерального бюджета, все заявки из регионов удовлетворяются в полном объёме.

Ящур от российских регионов отступил, и встал вопрос о корректировке буферной зоны. «С учетом того, что Казахстан в последние два года достаточно благополучен, рассматривался вопрос об оптимизации структуры буферной зоны. Благодаря этой зоне на протяжении долгих лет с 1995 года регистрировались лишь единичные случаи вспышки ящура на территории страны, – отметил Владимир Николаевич. – Однако в 2013 году на территории страны было выявлено 56 очагов в 22 неблагополучных пунктах. Причем, после более чем 30-летнего благополучия он появился на территории трех субъектов Юга – КЧР, КБР и Краснодарского края, а также на территории Забайкальского края и Хабаровска».

Эти случаи были вызваны экзотическими, ранее не встречавшимися вариантами возбудителя. Благодаря оперативной реакции «Федерального центра охраны здоровья животных» (ФГБУ «ВНИИЗЖ») и Минсельхоза России в обычную вакцину были включены 2 новых штамма – краснодарский и забайкальский, и сейчас прививаются одновременно четыре типа ящура.

В прошлом году он был зафиксирован в Забайкальском и Приморском крае. Инфекцию завезли из Китая работники свинокомплекса. В то же время Боровой отметил, что в Забайкальском крае ящур проявляется 4 года подряд в одних и тех же населенных пунктах. «Там отказались от вынужденного убоя больных и переболевших животных, – пояснил глава Департамента ветеринарии. – Это привело к тому, что вирус хорошо укоренился, в том числе среди диких животных, что привело к вспышкам в 13-14 году. В 15 году случаев болезни не зарегистрировано».

Огромный ущерб российскому свиноводству нанесла чума свиней. За семь лет из-за нее уничтожено около 860 тыс. голов свиней на территории 37 субъектов России. В следующем году ситуация только усугубится, так как чума переходит из очагов инфекции на сопредельные территории с живыми животными и продукцией.

С завезенным из-за границы скотом в Россию проникло такое заболевание, как блютанг. В 2010 году его зафиксировали у животных из Швеции, в 2011-2012 – из Германии и Голландии, а в 2014 году в Краснодарский край попали больные блютангом животные из США.

Патологии высоких технологий

Эпидемии большинства заразных болезней ветеринары научились останавливать. Сейчас на первое место для высокопродуктивных животных, по мнению директора ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский ветеринарный институт патологии, фармакологии и терапии» (ВНИВИПФиТ) Сергея Шабунина, выходят так называемые «патологии высоких технологий».

«Считается, что коровы – травоядные животные. Но никто никогда не думает, почему ежесуточно высокоудойная корова от себя дает больше килограмма чистого белка. Где она его берет? – озадачил слушателей академик РАН. – Оказывается, у нее есть санаторий-тюрьма рубец, где она содержит других животных – бактерий, инфузории. И вообще-то кормить надо не корову, а этих животных».

По данным Шабунина, за 2006-2014 годы в Россию было ввезено более 700 тысяч племенного крупного рогатого скота. Однако российские технологии не были приспособлены для этих животных. Наши хозяйства не смогли обеспечить генетически заложенные продуктивность и период их эксплуатации. Они переживают в среднем 2,5 лактации, а далее выбраковываются.

Получается, что количество племенного молочного скота не гарантирует стабильное производство молока. Сергей Викторович привел такой пример: в Воронежской области с 2009 по 2013 годы поголовье увеличилось почти на 19 %. В то же время производство цельномолочной продукции увеличилось менее, чем на 0,5 %.

Оставляет желать лучшего и качество молока. Если в 1990-м году было пригодно для переработки две трети сырья, то в 2013-м году, по официальным отчетам, чуть более половины.

Причинами снижения рентабельности скотоводства Сергей Шабунин назвал нарушения при транспортировке и во время периода адаптации у завозимого высокопродуктивного скота, неподготовленность хозяйств к приему скота и транспортный стресс из-за чрезмерного физического напряжения, скученности, недостатка кислорода.

«Все это приводит к огромным потерям в первые периоды адаптации. К примеру, для «Интеркроссцентра» в Тульской области в порт Новороссийска было доставлено 1340 голов голштинской породы. В то же время на карантин в хозяйстве перевели только 892 головы. Падеж при транспортировке составил 57 голов. И 67 голов пали в первые два периода адаптации. 37 коров абортировались, — привел удручающие цифры докладчик. – На самом деле это был завоз в две области – Курскую и Тульскую. И только во время плавания из 3 тыс. коров 200 выкинули за борт. Надо отметить, везли по-варварски. Были нарушены системы воздухоподачи, навозоудаления. Кормления, которое должно соответствовать нагрузкам, просто не было».

Такая же печальная участь постигает мясной скот. В 2013 году в Аннинский район Воронежской области завезли коров породы абердино-ангус. Помещения для них не были подготовлены, а морозы стукнули уже в ноябре. «Кто-то убедил руководство, что надо не кормить, не поить их, а выпустить в прерии, и они копытом все себе найдут. На пашню их выкинули, и они, как сайгаки, за веточками прыгали, – саркастически заметил академик. – В 2014 году все повторилось. Все то же ООО «Таурус» завезло новый скот и выпустило его на волю. На этот счет ходили анекдоты: «Выпустили на волю, чтобы серые волки их съели, лишь бы падежа не было».

А все потому, что к ученым руководители хозяйства обратились только после того, когда скот уже начал гибнуть. Между тем, ВНИВИПФиТ серьезно занимается изучением организма высокопродуктивных животных и располагает некоторыми наработками в этой области.

Время адаптации коров-путешественниц институт предлагает разделить на четыре периода. Первый занимает примерно две недели, в зависимости от индивидуальной стресс-чувствительности животных. «В этот период наиболее часто встречаются гипотония преджелудков, ацидоз рубца, болезни конечностей, артриты, – сообщил Сергей Шабунин. – Они развиваются как следствие транспортного стресса и нарушение рубцового пищеварения. На отсутствие теплой воды, сбалансированного кормления и навесов животные реагируют резким скачком заболеваемости и падежом»

Второй период длится около двух месяцев. Он характеризуется частой гипотонией преджелудков, вызванной нарушением минерального питания. Третий период длится до 8 месяцев. За это время коровы успевают отелиться и приобрести букет связанных с этим патологий – отеки, эндометриты, субинволюция матки. Четвертый период завершается к началу третьей лактации. Если условия кормления, содержания и эксплуатации не соответствуют потребностям организма, адаптация нарушается, и у коров развиваются новые болезни.

Исследования животных шести молочных комплексов показали, что у импортных животных чаще встречается комплекс ацидо-кетозного состояния, дисфункция сычуга, субинволюция матки. Нередки патологии молочной железы, начиная с синдрома раздражения и заканчивая субклиническим и клиническим маститами.

Неполадки в репродукционной системе у высокоудойных пород вызываются, в первую очередь, высокой лактационной доминантой. «Чем выше молочная продуктивность, тем продолжительнее период бесплодия, – пояснил Сергей Шабунин. – Интенсивная секреция молока обеспечивается высоким уровнем выработки пролактина, который блокирует синтез гормонов, ответственных за регуляцию функции половых желез. В них резко снижается синтез прогестерона, недостаток которого в организме сопровождается падением активности половых процессов. То есть, высокая лактационная доминанта вызывает подавление функции деятельности органов репродукции и развитие бесплодия». Если же при этом коров еще и неправильно кормить, то им еще сложнее будет обзавестись потомством.

Этого в учебниках нет

С. Шабунин подробно остановился на патологиях высокоудойных животных, которые отсутствуют в ветеринарных учебниках.

До 40 % поголовья страдают гестозом – синдромом полиорганной функциональной недостаточности на фоне экстрагенитальной патологии. Это заболевание проявляется артериальной гипертензией, протеинурией, отеками молочной железы, брюшной стенки и подгрудка.

Часто встречается такая патология, как субинволюция матки. Если в норме матка возвращается в обычное состояние к 30-45 дню, то в случае болезни этот процесс затягивается на три месяца. Ученые ВНИВИПФиТ выявили связь между интенсивностью моторики матки и содержанием в крови стабильных метаболитов оксида азота. Оказывается, это соединение отвечает за то, чтобы в первые часы после отела иммуноглобулины попали в организм новорожденных животных. Это открытие описано в отдельной монографии, недавно выпущенной институтом.

Молоко или телята?

За высокие удои коровы расплачиваются здоровьем своих телят. Очень часто у них встречается синдром задержки развития плода – отставание от размеров, которые должны быть на данном сроке беременности. «Синдром связан с фетоплацентарной недостаточностью, нарушением обмена веществ, продолжительной внутриутробной гипоксией, – отметил Сергей Шабунин. – Частота встречаемости зависит от технологии содержания. При привязном содержании частота выше, чем при беспривязном. Это связано с отсутствием активного движения. По мере увеличения числа беременностей, частота появления синдрома снижается благодаря формированию адаптивных перестроек в организме повторно родящих коров».

Обнаружить дефекты в развитии плода у коровы помогает эхографическая диагностика. Для ее проведения ВНИВИПФиТ выпустил методические положения.

Страдают телята также интернатальной асфиксией, которая появляется во время второго периода родов, антенатальной гипоксией, которая появляется при недостаточном поступлении кислорода в организм плода. Основными признаками этих патологий являются метаболический ацидоз, гипоксия, гиперкапния и гипогликемия.

Чтобы молочное производство было рентабельным, каждые 100 коров должны рожать ежегодно 87 телят. Такой показатель привел в своем докладе Анатолий Нежданов, главный научный сотрудник лаборатории болезней молочной железы ГНУ ВНИВИПФиТ. Стельность по первому осеменению при этом должна составлять не менее 50 %. «Что характерно, раньше говорили о 60-70 %, а сейчас во всем мире дошли до оплодотворяемости 35-40 %, – отметил профессор. – Сервис-период должен составлять около 100 дней. Количество выбракованных коров по причине потери плодовитости – не более 10-15 %».

Достичь этих показателей не просто. Слишком много факторов угнетают репродуктивную систему коров. Во-первых, это ограниченные возможности пищеварительной системы высокопродуктивных животных восполнять затраты энергии и воспроизводства молока за счет увеличения в рационе кормовых средств. Когда хозяева пытаются исправить положение за счет малообъемных концентрированных кормов, у коров развиваются ацидоз, гепатоз, кетоз, эндогенный токсикоз и дисфункции органов системы репродукции.

В-вторых, сказывается высокая чувствительность высокопродуктивных коров к дефициту и дисбалансу витаминов и минералов, которые выводятся с молоком в количествах, превышающих их поступление из корма.

В-третьих, вынашиванию потомства мешает упомянутая выше лактационная доминанта. «Она особенно ярко проявляется на фоне дефицита энергии в рационе животных», – подчеркнул Анатолий Нежданов.

Успешный отел в руках ветеринара

На фоне этих особенностей организма иностранных буренок неблагоприятная среда обитания сильно подкашивает их здоровье. Повредить может не только неправильная гигиена, температура или кормление, но даже частое перемещение животных по технологическим группам без учета социальных и ранговых иерархий и особенностей высшей нервной деятельности каждой конкретной коровы.

На что Анатолий Григорьевич посоветовал ветеринарам обращать особое внимание? Не оставлять осеменение на усмотрение технологов. Этот процесс должен проходить под контролем ветеринаров и только искусственным методом. Специалисты должны рано диагностировать беременность и бесплодие, в том числе с применением УЗИ-диагностики. Нужно выявлять и, по возможности, устранять причины бесплодия и контролировать инфекции.

Во время беременности коров профессор рекомендовал контролировать отеки, частоту дыхания, проводить лабораторные исследования на гормоны, белок, мочевину, витамины, тромбоциты. Это помогает прогнозировать родовые и послеродовые заболевания. В случае необходимости – корректировать питание животных.

Во время отела ветеринар обязан находиться родильном отделении. Помещать туда животных Анатолий Нежданов попросил не позднее 24 часов до отела. «Если мы переводим уже с признаками родов, то оказываем стрессовое воздействие с негативными последствиями», – пояснил он.

Нужно учитывать время каждой стадии родового акта и не допускать преждевременного вмешательства обслуживающего персонала. Сейчас это одна из главных проблем на фермах, по словам докладчика. «Преждевременное извлечение плода обязательно влечет послеродовые осложнения, в первую очередь, острую субинволюцию матки, на фоне которой развивается септический метрит и даже миометрит», – подчеркнул он.

На послеродовой период приходится до 70 % болезней матки. Поэтому в это время надо следить за характером выделений, формированием слизистой пробки в шейке матки, ежедневно проводить термометрию. Через два месяца после отела уже можно диагностировать бесплодие, разделять коров на тех, кого можно вылечить, а кого придется выбраковать.

В шкуре коровы

Высокопродуктивные коровы чаще болеют и маститом, отметил в своем выступлении заведующий лабораторией болезней молочной железы ГНУ ВНИВИПФиТ Николай Климов. Хотя, помимо генетики, в этом заболевании могут быть виновны нарушения в содержании животных, в использовании доильной техники и в кормлении.

Коровы должны стоять в чистых, сухих и мягких боксах, так как они лежат по 14 часов в сутки. «Для определения чистоты бокса есть американский «тест падающих коленок», – рассказал Николай Тимофеевич. – Надо подойти и упасть на колени. Если вам больно – больно и животным. Если у вас колени мокрые через 15-20 секунд, значит, бокс недостаточно сухой и чистый.

Оптимальная температура для коров 7-17 градусов. При влажности 40 % допустимо повышение до 28 градусов, если более 80 % – до 23 градусов».

Нельзя передерживать доильный аппарат на вымени. Это приводит к снижению надоев, раздражению вымени и развитию клинических и субклинических маститов. Летом пульсаторы надо чаще чистить. Вовремя следует менять резину на аппарате. Хотя производители пишут, что ее хватает на полгода, лучше ставить новую через 2,5 месяца.

Если в стаде более 30 % коров больны маститом, надо выяснять причину, так как этот уровень уже подозрительно высок. Коров следует делить на группы и постепенно улучшать состояние каждой из них. «Устранение нарушений содержания и технологии доения снижает заболеваемость за месяц на 10 %», – отметил Николай Климов.

Лечить мастит дорого. А основной метод профилактики – соблюдение гигиены. При этом небрежный работник на ферме может свести на «нет» усилия всего коллектива.

Проблемы «дочек» и «внучек»

«Внучки» тех коров, которых завезли из-за границы, показывают лишь 60 % продуктивности своих «бабушек». Причиной этого явления, по словам заведующего отделом общей патологии и терапии ГНУ ВНИВИПФиТ Юрия Алёхина, в паталогической карусели недомоганий коров, переходящих на телят. Состояние потомства у высокоудойных коров начинает ухудшаться еще во внутриутробный период. «Пораженная печень у коровы с 4-5 месяца компенсируется печенью телят. И появляются телята с высокой функциональной активностью этого органа, – сообщил доктор ветеринарных наук. – В первые 70 дней отмечается перегрузка и патология печени. Замена функциональной недостаточности наблюдается и со стороны сердечно-сосудистой системы и почек».

Болезни беременных коров приводят к заражению или замедлению развития плода. Он испытывает гипоксию и страдает от дисхронии – неравномерного развития различных органов и систем. Токсикозы коров и фетоплацентарная недостаточность гарантируют дизбиоз родовых путей, а это уже напрямую влияет на микрофлору телят в течение первых суток после рождения.

Телята у коров, с выраженными патологиями, рождаются отклонениями. У них фиксируют вегетативную дистонию – позднее становление на ножки и нарушения в приеме молозива. Возникает синдром полиорганной недостаточности с букетом желудочно-кишечных болезней. Возможно появление дыхательной недостаточности и анемии преджелудков. В организм могут попасть стафилококки, которые сохраняются у телочек до материнства и потом становятся причиной маститов.

Вся эта палитра заболеваний телят ведет к потере их генетического потенциала. Поэтому, я много болезней – в результате потеря генетического потенциала. Поэтому о здоровье потомства нужно заботиться еще до осеменения матерей. «Не обязательно проводить лечение и профилактику, но нужна хотя бы метафилактика – формирование такого уровня выраженности той или иной патологии, которая не приводит к ее развитию во время беременности», – пояснил Юрий Николаевич.

Он напомнил, что для нормального течения беременности надо проводить селенизацию. При гипоксии плода давать корове глицерин, витамин Е, глюкозу и вводить хлорид натрия, чтобы исключить тромбоз сосудов.

Важно правильно оценить и состояние новорожденного животного. ВНИВИПФиТ обнаружил, что в крови молодняка при гипотрофии происходят пороговые изменения. Так что теперь на основе биохимического анализа можно ставить диагноз и формировать из новорожденных группы риска. «Часто мы даже бирки ставим на телятах. Это значит, что они будут дополнительно обработаны», – отметил Юрий Алёхин.

Среди слабеньких созданий проводится профилактика дефицита энергии. Теленка помещают на 2-4 часа в термоклетку, а также ему дают дополнительную дозу иммуноглобулинов.

С выпаиванием молодняка молозивом на больших фермах часто возникают проблемы из-за недобросовестности персонала. Чтобы определить, поил ли скотник телят молоком ночью, можно провести экспресс-тест на основе сульфата цинка. «Если есть помутнение смеси, которую надо было дать 4 часа назад, то теленка выпаивали. Если нет – то не выпаивали, а значит, телята не получили иммуноглобулинов. В ответ нужна дифференцированная оплата, – считает Алёхин. – Если молозиво светлое, значит, ночной скотник обманул, и ему причитается 15 рублей. Если цвет нормальный, теленок получил необходимое питание, значит оплата 150 рублей».

За первые 3-4 дня теленок должен получить молозива весом не менее половины массы своего тела. «Тогда мы формируем длинный иммунитет», – пояснил он.

Для профилактики желудочно-кишечных болезней он рекомендовал на 3-4 сутки один раз дать вместо молозива раствор с профилактической дозой антимикробного препарата. «Тем самым мы обрываем развитие той микрофлоры, которая на 5-6 день может дать развитие желудочно-кишечной болезни», – рассказал доктор ветеринарных наук.

Он настоятельно рекомендовал следить за здоровьем телочек не с момента, когда они уже вошли в случной возраст, а с самого рождения. В три, девять и 12 месяцев необходимо выявлять нарушения в развитии, корректировать рацион и, начиная с 9 месяцев, проводить выбраковку. Тогда к осеменению в стаде не останется животных, которые отставали в росте, а потом догнали ровесниц, но при этом перенесли какие-то патологии.

Такой контроль особенно важно организовать сейчас, когда повторный импорт высокоудойных коров стал слишком дорогим удовольствием.

Впрочем, аналогичные проблемы возникают и с молодняком отечественных пород. «Есть общая тенденция на увеличение продуктивности, – подчеркнул Юрий Алехин. – Просто если для импортных коров речь идет о 8-12 тыс. л удоя, то для наших – 5-6 тыс. И с ними возникает та же проблема – риск потери ремонтного поголовья».

«Возможно, кто-то считает, что проблемы диагностики молодняка, полученного от высокоудойных коров, не являются катастрофическими, – предположил директор ­ВНИВИПФиТ Сергей Шабунин. – Однако в 2012 году из 137 тыс. завезенных коров получена 31 тыс. телят. Кто умеет считать – считайте».

Терра инкогнито на современной ферме

По мнению Сергея Викторовича, сейчас животноводы имеют дело с совершенно другими животными, чем 30-40 лет назад, когда большинство ветеринаров заканчивали институты. «Система пищеварения, выделения, дыхания изменились. Если раньше, в среднем на корову, мы получали по полторы тысячи литров, а за большее можно было получить Звезду Героя труда, то сейчас отдельные экземпляры в Ленинградской области дают по 20 тыс. л. Продуктивность увеличилась в 10 раз. И мы с вами практически ничего не знаем о физиологии высокопродуктивных животных, – заявил академик РАН. – Кислотность, PH и все прочее – это уровень каменного века. Оказывается, в содержимом рубца очень высокая активность ферментов. Это можно назвать предтканью животного»

В ветеринарном институте патологии, фармакологии и терапии изучают влияние неблагоприятных факторов на рубцовое пищеварение. Обычно это делают на фистулированных животных.

Когда в Воронежской области погибли абердино-ангусы, в этом институте проводили их вскрытие, а потом смоделировали ситуацию их гибели на подопытных животных. Для этого температуру содержимого рубца снизили до +10 градусов. Это привело к массовой гибели простейших на 97 %. «Мы моделировали ситуацию, при которой абердино-ангусы вместо воды, которой там не было, лизали и хватали лед кусками, листья вместе с комьями мерзлой земли. Это привело к массовому лизису в рубце», – рассказал Сергей Шабунин.

В итоге вместо ожидаемого при понижении температуры падения активности ферментов, их действие усилилось. Слизистая оболочка рубца у погибших коров, снималась, как чулок, словно ее обдали кипятком.

Ученые также обнаружили взаимосвязь рубцового пищеварения и нарушений обмена веществ, состояния молочной железы и качества молока. «По идее все понятно. Молоко у коровы на языке. Исследования показали, что одной из предпосылок субклинического мастита является недостаточность антиоксидантной защиты на фоне повышения окисления липидов. Это интегральный механизм любого патологического состояния вымени, будь это хоть микроб, хоть вирус, хоть удар палкой», – сообщил Сергей Шабунин.

Кроме того, в его институте выявлена связь между концентрацией марганца в рубцовом содержимом и количеством белка в молоке. «Нам еще все это предстоит объяснить, чтобы потом специалистам по адаптивному кормлению, ветврачам можно было сказать, что делать для повышения белка», – пояснил практическую значимость открытия докладчик.

В заключение он подчеркнул, что чем выше породные свойства животных, тем больше заботы нужно проявлять для их поддержания. «При продуктивности менее 5 тыс. л у каждого 10-го животного надо брать анализы. Когда корова подходит к 10 тыс. л за лактацию, необходим индивидуальный подход, – определил Шабунин. – Наш институт предлагает систему научно-производственного курирования «Домашний доктор». Она включает в себя лабораторные, клинические исследования, разработку и внедрение комплексов мер по оздоровлению».

По его словам, в Воронежской области коровы копытами проголосовали против непрофессионализма животноводов. Поэтому научные достижения надо использовать, не дожидаясь необратимых для стада последствий.

«Наши коровы адаптированные. Вы не кормите – она перестает давать молоко. Иностранную корову вы покупаете и не кормите. Она дает молоко, потом берет и умирает нечаянно. Разница на генетическом уровне», – просто объяснил академик, напомнив, что сейчас высокопродуктивный рогатый скот – это как Терра инкогнито, даже на Западе, где довольствуются увеличением продуктивного здоровья за счет каких-то прикладных мер, вроде прикрепления смещенного сычуга к брюшной стенке, а не выяснением причин этой патологии.

Лана ИСАКОВА