Человек-легенда свыше 40 лет у руля школы

1024

23 марта певец «земли Курской и золота пшеницы» Виктор Иванович Муль отмерил восемьдесят лет своей непростой, но удивительно стойкой жизни.

Герой нашего времени

Фотографии – ​лишь тени реальных событий. Какой же насыщенной, судя по ним, оказалась жизнь Виктора Муля, живой легенды Курского района!

Вот директор школы Виктор Иванович выступает на совещании учителей. Вот он среди писателей Ставрополья. Вот на снимке с ребятами на Севастопольском рейде.

А вот с уже со взрослым учеником – ​председателем колхоза «Ростовановский» Виктором Затолокиным. Это о нём поэт однажды скажет:

Железный великан Победоносец,
Сработанный в колхозной мастерской,
Эпохи древней колорит доносит.
Наверно, Затолокин сам такой!

Вот Виктор Муль на белой «Ниве», подаренной ему всё тем же любимым учеником. В руках у него довольно неожиданный диплом избирательной комиссии края – ​за философские строки о жизненном выборе:

Хоть было и трудно бороться
с собою, не сник я ни в детстве,
ни в позднее время.

А вот и заслуженная награда – ​медаль «Герой труда Ставрополья», которую вручает губернатор края Владимир Владимиров.

Героем его считали все дети Кановской средней школы, класс за классом, год за годом с раскрытыми ртами выслушивая воплощённую в их селе повесть о настоящем человеке.

Героем нашего времени называют его работавшие с ним бок о бок коллеги, не меньше детворы, потрясённых поворотами судьбы и жизненной силой Виктора Ивановича.

Наречённый Виталием

– Виктором Ивановичем я стал в 1960 году, когда приехал в Кановскую школу. А до этого был Виталий Иванович, – ​с такого неожиданного признания начинает рассказ о себе герой нашего повествования. – ​Когда мама меня родила 23 марта 1936 года, она назвала меня Виталием.

Мы жили в Харькове. Родители тогда ещё были студентами, оканчивали институт. Они у меня оба были геог­рафами. Батя мой, Иван Иванович Муль, приехал учиться в Харьков из-за реки Псёл, притока Днепра. А мама жила в Белоруссии, в крестьянской семье. Когда они окончил институт, их отправили по распределению в Горловку. Папа вел географию на украинском языке, а мама работала в русской школе. Тогда не было проблем между русскими и украинцами. Все братья были».

Когда нагрянула война, отец Виталия ушёл фронт. Мальчика с мамой и сестрой эвакуировали на Кавказ. Так они попали в курортный Пятигорск военного лихолетья. Туда ранее переселился дедушка по маминой линии Кузьма Агапьевич Кулаев. Его образ навсегда остался в сердце внука.

И дедушку снова
представить возможно,
Глаза лишь зажмурь,
чтобы было видней,
И на сердце станет вдруг
горько-тревожно, – ​

напишет Виктор Муль много лет спустя. Дед воспитал мальчишку, который так и не дождался отца с фронта.

За пару месяцев до победы советских войск над фашистской Германией мать получила похоронку. Иван Иванович умер в госпитале из-за лихачества, сыгравшего потом злую шутку и с его сыном.

Рядом с бойцом взорвался снаряд, ему посекло ноги, началась гангрена, и нужно было ампутировать конечности. А он заявил врачам: «Как я к жене без ног поеду? Разве можно?» И не поз­волил начать операцию, пока не потерял сознание. Драгоценное время было упущено.

Мама так и осталась вдовой. Она прожила 94 года и оставила у своих детей и внуков самые тёплые воспоминания. «Она была как мать Тереза, – ​не боится высокопарных слов Виктор Иванович. – ​Она и на пенсии не отдыхала. Целый день кружилась по хозяйству, делала заготовки на зиму так, чтобы досталось всей родне».

Судьба её дочери Ларисы, сестры Виктора Ивановича, сложилась счастливо. Она выросла красавицей и удачно вышла замуж. Её супругом был судья Верховного суда России. Сейчас они уже оба на пенсии.

А вот сыночек в детстве доставил матери немало хлопот. В 10 лет с ним приключилась непоправимая, как тогда казалось, беда.

«Атаман» попал в беду

Он был среди мальчишек заводилой, «атаманом». Первый во всём: и в проказах, и в делах. Учительница доверяла ему деньги, и он приносил пирожки на весь класс.

И вот однажды ноябрьским днём Виталий купил полную сумку ароматных пышных пончиков и нёс их в школу. Вдруг он завидел трамвай. Депо было недалеко от школы, и самые смелые мальчишки всегда старались прицепиться к вагону и прокатиться, как бы не серчали водители и контро­лёры.

Виталий не удержался. Кинул ребятам сумку с пончиками и схватился за поручень. Оставалось слегка подтянуться и стать на подножку. Но он не рассчитал, что после заморозка всё стало скользким. Руки не удержались, и ноги вдруг стало куда-то затягивать. Они попали прямо под колеса. Странный хруст, как он осознал в следующее мгновение, был стоном его ломающихся костей.

Трамвай встал. Вокруг выросла толпа глазеющего народа. И только один мужчина быстро сорвал с себя галстук и перевязал сначала одну ногу. Затем снял пионерский галстук с Виталия и затянул другую. Мимо проезжал пустой грузовик, и раненого положили в кузов.

Виктор Иванович помнит, словно это было вчера, как ехали по улице Калинина в больницу, и автомобиль ужасно трясло, ведь дорога тогда была ещё мостовая, не асфальтированная. Спаситель держался одной рукой за борта, а другой придерживал мальчугана. В больнице врачи, чтобы отвлечь его от боли, велели считать до десяти. На цифре 10 Виталий потерял сознание. Когда очнулся, обнаружил, что одной ноги нет по колено, а на второй отсутствует ступня.

Подражание Маршаку

Какая эта была боль, знает только он один. Для остальных Виктор Иванович Муль – ​кладезь оптимизма и жизнелюбия.

А в ту пору ему очень помогли книги, которые ему приносила мама из Пятигорской городской библиотеки имени Горького. Она познакомила его со стихами Самуила Маршака, с повестями Николая Васильевича Гоголя. Читали при коптилке, поскольку освещения не было.

«От «Вия» я был в ужасе, прятался с головой под подушку, – ​вспоминает Виктор Иванович. – ​Подражая Маршаку, в четвёртом классе начал писать стихи. Получались сначала маленькие четверостишия, а потом творчество пошло как по маслу. Я в школе был уже признанным поэтом. Меня включали в программу на всех мероприятиях – ​на встречах с бывшими выпускниками, на 1 Мая, на День Октябрьской революции. Я на протезах выходил, не признавая костылей, становился на сцене и начинал читать свои стихи».

Когда Виталий Муль учился в 10 классе, умер вождь, «отец народов» Иосиф Виссарионович Сталин. Юный поэт, прочувствовав настроение окружающих людей, описал его в очередном опусе:

Быть этого не может,
Что Сталин умер.
Кто сказал? Он жив.
Но смерть безумна,
Тот, кто всех дороже,
Лежит в Колонном зале недвижим.

Куда более личным спустя много лет будет стихотворение о Высоцком:

С хрипотцою, с натугою
Слышу голос его,
Словно старого друга я
Потерял своего!

Страсть к рифмам не покидала его и в студенческие годы. Он ходил в литературный кружок, где познакомился с признанными поэтами. Потом в институте стали издавать газету «Учитель», и его стихи и басни стали появляться там.

В пору директорской работы в школе Виктор Муль сдружился с журналистами районной газеты «Степной маяк». Они почитали его стихи, оценили талант и пригласили публиковаться у них. Вот так потихоньку Виктор Иванович Муль нашёл своего читателя.

Он проникновенно пишет о станицах и полях, о тяжёлой крестьянской доле, о чести и достоинстве, которые составляют основу жизни станичников.

Поэт воспевает районную станицу Курскую:

На росных травах ясные алмазы.
В курских садах волнуется весна.
И соловьями гордого Кавказа
Разбужена ночная тишина…

И журит ставшее родным селение Каново:

Три улицы широкие
Под семьдесят дворов
Да засухи жестокие,
Да тучи комаров!

Он ласково пишет о речке Куре:

У лесного водопада,
на излучине Куры,
Мельтешит, свободе рада,
стайка шустрой детворы.

Ловко прыгая с уступа,
сея брызги там и тут.
Воду в речке, словно в ступе,
целый день они толкут!

И прославляет Большой Ставропольский канал:

Запомнят наш край удивительный,
Кто в хлебных полях побывал,
Где плещет водою живительной
Большой Ставропольский Канал!
Повезло на хороших людей

К 60-летию Виктора Муля руководитель района предложил собрать средства и выпустить первый сборник. Получилась маленькая книжечка, но она до сих пор очень дорога сердцу поэта. Потом появились другие спонсоры, и в Ставрополе вышел сборник «С открытым сердцем». Его герои – ​односельчане Виктора Ивановича, светлые и добрые люди, сильные житейской мудростью, от рядового колхозника до председателя. Тут и судьбы фронтовиков, и пути специалистов, и простых тружеников.

Мне обычно везло
на хороших людей,
Что ни встреча, то просто находка, –

​признается как-то однажды поэт.

Последние книги Виктора Муля выходят под опекой Виктора Затолокина. Председатель колхоза «Ростовановский» не жалеет на своего учителя ни денег, ни времени.

«Мы с ним познакомились, когда он был в картузике и в коротких штанишках, – ​смеясь и щуря глаза, говорит бывший директор школы. – ​Он ходил в 7 класс. Семья очень нуждалась, и Витя работал на тракторе по вечерам. А когда выучился, стал парторгом, и мы одно время с ним занимались краеведческой работой.

На его машине «Жигули» ездили по всему краю, искали следы героев Великой Отечественной войны. Он тоже это хорошо помнит. Как-то ездили в колхоз «Коммаяк», а когда возвращались, такие песни пели красивые!».

Густой и громкий голос Виктора Муля не оставляет сомнений: если бы не педагогика, был бы он знатным певцом.

«Спелись» они с учеником и в управленческой области. Виктора Ивановича восхитил подход его тёзки, когда парторг разбил аллеи, построил фонтан, оборудовал полив для цветов, и поселок преобразился. Директор школы, не долго думая, повторил эти нововведения у себя. Так в школе тоже появился фонтан. «На 7 метров в высоту била струя, и так радостно было смотреть на светившихся счастьем ребят! – ​вспоминает и радуется Виктор Иванович. – ​Как подумаешь, как мы из каких-то железок делали коляски, качели, карусели».

Добром за добро

Дети в сельской школе стали Виктору Ивановичу как родные. Он с ними держался запросто, но в то же время пользовался непререкаемым авторитетом. Это чувство держалось не на страхе, а на бесконечном восхищении его энергией и жизнелюбием. Он был прирождённым педагогом, как, впрочем, и его супруга Евгения Васильевна.

«Дома у нас был как будто штаб. Жена чуть ли не круглые сутки с детьми работала, – ​рассказывал он. – ​Они к ней приходили, что-то рисовали, писали до вечера».

В далёком от курортов селе, в отсутствии телевизоров, когда Мули приехали в Каново, ребята даже не знали о такой игре, как волейбол и никогда не играли настоящими футбольным и волейбольным мячами. А некоторые и железную дорогу в глаза не видали. Поэтому Виктор Иванович расширял их мировоззрение как мог. Научил играть в футбол. Свозил посмотреть на поезда. Стал организовывать экскурсии. Автобуса не было – ​брал грузовик в колхозе, расстилал в кузове матрасы, сажал ребят в машину и вперёд!

Школьники побывали в Тбилиси, в Орджоникидзе, в Киеве, на Чёрном море, в Севастополе, на Каспии. Постоянно ездили в Пятигорск, на Медовые водопады и по Лермонтовским местам. В Нефтекумске принимали приняли участие в соревнованиях по футболу.

Это не значит, что ученики школы только развлекались. В совхозе работала ученическая производственная бригада. Ребята работали на комбайнах помощниками, осваивали сельскохозяйственные специальности. За заработанные ими средства школа приобрела телевизор, когда ни одного телеприёмника ещё в селе не было, и жители стекались в школу – ​послушать новости и посмотреть фильмы.

Вспоминая трудовые будни ребят, педагог удивляется: «Сейчас обидно: к трудовому обучению мы как-то охладели. Получается так, что ученические бригады уже не нужны, дети должны только самостоятельно, за деньги работать. Это обидней всего. У нас же был общественно полезный труд! Разве можно бабушке за деньги помогать? Или после себя в школе подмести мусор за собой?.. Так не бывает!»

Выпускники Кановской школы благодарны директору школы и по совместительству учителю истории, русского языка и литературы. Недавно они подарили Виктору Ивановичу телевизор полтора метра длиной и метр высотой.

«Меня вообще балуют, – ​считает он. – ​Вот эта «Нива» – ​подарок моего ученика Виктора Затолокина. А до этого была другая «Нива», которую тоже он мне подарил. И инвалидную коляску купил, сделанную в Германии».

Виктор-победитель

Но слава и признательность учеников пришли потом. А в 10 лет перед Виталием стояла простая, но невероятно сложная задача, которую помогла решить «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого.

Он решил, что надо жить, как все! Ему подарили протезы, но каково было его разочарование, когда, встав на них в первый раз, он тут же упал. И всё же желание двигаться было превыше боли и отчаяния. Он учился ходить заново. Сначала до изнеможения тренировался с протезами и костылями. Потом отбросил костыли и, натирая мозоли на культях, ходил, держась за стены дома. И справился! Часто падал, но тут же вставал и снова преодолевал шаг за шагом.

Хорошо помнит он своих учителей, которые поддерживали его в трудный период. Директор школы Иван Фомич Романенко бывало с гордостью обнимет его и скажет «Наш Маресьев». Именно благодаря ему, а не родителям, как считает Виктор Иванович, он выбрал профессию учителя, причём стал Учителем и Директором с большой буквы.

В институте Виталий показал настоящие чудеса силы воли. Он был лидером во всём. Хорошо учился, был активным комсомольцем, вел профсоюз студентов. Ко всему прочему он занялся подвижными видами спорта: играл в волейбол, защищал ворота в футболе, стрелял, занимая призовые места. Освоил верховую езду. Он даже ездил на велосипеде, прикрепляя ноги к педалям. Хуже давались коньки, поскольку подчиняться воле могло только одно колено.

Ко всему прочему, помимо учёбы ему приходилось зарабатывать на жизнь, поскольку семья без кормильца было очень бедной. И вот Виктор с дедом Кузьмой ходили по дворам и рубили дрова, причём дед от молодого внука старался не отставать.

В институтские годы он был облас­кан женским вниманием. «Я был такой красивый, интересный. На деревянных ногах, но играл в футбол, – ​усмехается Виктор Иванович. – ​И выбрал себе в жёны самую красивую студентку – Евгению Васильевну Жукову».

К окончанию учёбы их семья пополнилась дочуркой. И вот два романтика-учителя и малышка отправились в одну из самых дальних сельских школ, хотя Виталию предлагали на выбор любое место работы.

«Председатель студпрофкома мне предлагал идти завучем в школу № 1, где учился автор «Дяди Стёпы» Сергей Михалков. Я отказался, – ​без сожаления рассказывает наш герой. – ​Я ушёл из председателей студпрофкома. Мы написали заявление и попросили дать самые востребованные школы. Нам предложили 4 района. Мы выбрали Аполлонский».

Потом этот район был разделен между Георгиевским и Курским, и селение Каново оказалось в Курском районе. Но эти перетурбации не коснулись директора Кановской школы, которую на протяжении 46 лет бессменно возглавлял Виктор Иванович Муль.

Именно Виктором он представился, когда первый раз вошёл Кановскую школу. Будучи филологом и поэтом, он выбрал имя, созвучное со словом «победа». Проигрывать судьбе он был не намерен. Имя Виталий ему казалось слишком мягким. Хотя оно и означало «живительный, живучий», что в общем-то сыграло не последнюю роль в его судьбе.

Впрочем, беды на этом не закончились. Его супруга скоропостижно скончалась. В 18 лет умерла дочка Наташенька.

Второго сына Вадима тоже постиг­ла трагичная судьба – ​он попал в аварию на мотоцикле и потерял ногу. Но духом не пал и как и отец освоил протезы. Сейчас открыл мастерскую, где ремонтирует автомобили.

Старший сын от первого брака Игорь занят в сельском хозяйстве.

Вторая женитьба Виктора Ивановича на бывшей ученице с русой косой Вере Александровне Ерёменко оказалась счастливее. У них родился сын, которого всё-таки назвали «живучим» именем Виталий.

Сыновья подарили деду уже семь внуков.

Правнуков пока нет. Но Виктор Иванович рассчитывает их дождаться. На здоровье не жалуется. В поликлинику не ходит. Лекарства не пьёт. Если только грипп одолеет на время. А так – ​здоров и бодр в свои 80 лет, как и положено кавказским долгожителям:

Пейзажи кавказские горные,
Минводских курортов уют,
Нарзаны твои чудотворные
Здоровье и радость дают!