Чего ждать от нового сезона

306

Пленарная дискуссия прошедшая в рамках Международного зернового раунда, где эксперты зерновой отрасли обсудили предварительные итоги сезона 2016/17 года и поговорили о прогнозах производства и конъюнктуры рынка зерна и масличных на новый сельскохозяйственный сезон.

За качество отвечаем

Федеральнй центр оценки качества и безопасности зерна, продуктов его переработки обладает уникальной информацией, которая должна быть использована в интересах всех участников рынка и государства одновременно. Каждый из участников должен знать «А как мы выглядим по качеству зерна, что мы поставляем?» На этот неоднозначный вопрос ответила собравшимся участникам зернового рынка Юлия Королева, директор Центра оценки качества и безопасности зерна и продуктов его переработки.

Урожай прошлого года не перестает быть актуальным. С учетом переходящих остатков самые большие валовые сборы были отмечены в ЮФО и по Приволжью. Но, как неоднократно отмечали эксперты зернового рынка, в новом сезоне рекорда ждать не стоит, основная цель зерновиков сохранить урожай на уровне 105-110 млн тонн.

– В наступающем сезоне мы ориентируемся на то, что ожидаемый урожай пшеницы составит порядка 67 млн тонн, прогнозируется рост по таким культурам, как кукуруза, рожь, подсолнечник, и лишь незначительные снижения наблюдаются по ячменю, – отметила Юлия Михайловна.

Как сообщил Дмитрий Рылько, директор ИКАР, наша страна в этом году имеет переходящие запасы порядка 22 млн тонн, притом что необходимый технический запас, в рамках которого страна будет чувствовать себя нормально, составляет 15 млн тонн. По кукурузе переходящий запас составляет 1,4 млн тонн, но планируется снижение, так как новый сезон по кукурузе наступит ближе к 1 сентября, по пшенице – 16 млн тонн, сообщил Виктор Петриченко, директор ООО «ПроЗерно».

– Нужно отдать должное нашим операторам  зернового рынка, которые научились работать со своими запасами и со своим портфелем продукции. Они не сливают все и вся  сразу, как это было в 2008-2009 году, когда цены рушатся и все валится, а продают более спокойно, закрывая свои потребности, – отметил Виктор Петриченко.

Если говорить о качестве производимой пшеницы, в частности мягкой пшеницы, мы видим, что у нас в период с 2012 по 2016 год наблюдается снижение доли третьего класса, но в текущем году ожидается рост на уровне 32 %. Также стоит отметить, что ожидается и частичный переход из пятого в четвертый класс по пшенице.

– По мониторингу качества зернового урожая в прошлом году в России впервые не было не только первого, но второго класса зерна. В этом году мы ожидаем подъема качества зерна по твердой и мягкой пшенице, а также возвращение второго класса, – рассказала Юлия Михайловна.

По словам директора ИКАР, последние четыре года, после резкого роста качества в 2012 году на фоне неурожая, у нас началось снижение экспортного потенциала, и мы начали разговаривать со странами-импортерами на языке хорошего и не очень хорошего четвертого класса.

Все страны предъявляют определённые требования при закупках любой продукции, будь то зерно, мясо, соя, бобы и т.д. Ряд стран в рамках обеспечения своей продовольственной безопасности предъявляют требования, причем не только по части фитосанитарного контроля, но и в части качества безопасности зерна, среди которых Индонезия, Вьетнам, Саудовская Аравия, Китай. Они ввели так называемую систему допуска растительной продукции на свой рынок. Лаборатория Центра оценки качества и безопасности получила аккредитацию и уже выдает сертификаты, которые позволяют экспортировать продукцию на перечисленные рынки.

– Главной задачей Россельхознадзора является обеспечение гармонизации всех требований и недопущение их дискриминации, которые могут быть по некоторым странам. Наша задача, как крупнейшей страны импортера,  удержать нишу, которую мы заняли и по максимуму её расширить, – отметила Юлия Михайловна.

Генеральный директор ИКАР, Дмитрий Рылько: «На фоне российских экспортных рекордов, у нас незаметно сформировался пшеничный меридиан»

Россия начала свою экспортную политику с 2000 году и за 17 лет сумела не только возглавить топ-30 экспортеров по зерновой продукции, но и крепко закрепиться на этом месте.

За 11 месяцев сельскохозяйственного года экспорт составил более 36 миллионов тонн в 126 стран мира, что значительно выше предыдущих лет. В этом сезоне, учитывая прогноз, основные экспортеры российской зерновой продукции нарастят свои отправки в такие страны, как Египет, Индонезия, Турция, Иран и Бангладеш. Снижение закупок по прогнозам отмечается со стороны Японии, Марокко и Индии, с учётом ожидаемого увеличения урожая в этих странах.

По словам эксперта Центра оценки качества зерна, если рассмотреть динамику отгрузок на экспорт в текущем году, то увидим, что темпы практически всей первой половины года были ниже, чем в предыдущем году. Такое снижение связано с Египтом, который вводил дополнительные требования к Индии, которая сообщила о необходимости обеззараживания поставляемой продукции исключительно бромистым метилом. При этом, несмотря на ситуацию, которая была с Турцией, экспорт в эту страну восстановился, и уже последние три месяца идут хорошие отгрузки.

Основная часть экспорта приходится на зерновые культуры и составляет около 85 %, но в последнее время увеличивается и доля экспорта кормов, комбикормов и их компонентов. И если культуры идут на экспорт хорошо, то темпы экспорта продуктов переработки зерна снижаются, а именно муки и круп.

Среди стран, куда импортируется российская зерновая продукция, традиционно уже держатся Турция и Египет, при этом последняя вышла на первое место. Но Турция является ключевой страной-импортером не только по зерновым культурам, но и по продуктам переработки: шроту, отрубиям и жмыху. Увеличение закупок в новом сезоне ожидается в таких странах, как Бангладеш, Иран, Вьетнам и страны Азии, которые являются быстрорастущим регионом для рынка сбыта. Доля Азии в импорте зерна составляет 14 %, в общей сложности туда было отгружена более 5,5 млн тонн. Ключевым рынком сбыта остаются страны ближнего Востока, несмотря на уменьшение отгрузок доля этого рынка составляет 56 %.

Российскую пшеницу закупают 90 стран мира, новыми в этом списке считаются Кот-д’Ивуар, Вьетнам, Мали и Алжир. Достаточно плотное присутствие российской пшеницы отмечается на рынке в Египте – 58 %, Турция – 54 %, Азербайджан – 89 %. При этом стоит отметить, что если первые две страны в основном закупают 3-4 класс, с протеином не ниже 12,2, то Азербайджан закупает и 3, и 4, и 5 класс с большим разбросом протеина.  Самый острый коридор наблюдается в Йемене, Судане и Марокко, где ограниченный лимит по всем показателям.

Кукуруза в этом сезоне экспортировалась в 43 страны мира. Ключевыми рынками для нас являются Турция, где мы заняли 47 %, во Вьетнаме – 11 %, в Иране – 8 %, Корее – 6 % и Японии – 2 %.

Ячмень закупали 35 стран-покупателей, при этом ключевой в этом списке считается Саудовская Аравия, где произошли огромные снижения закупок. Также спад отгрузок произошел и в Иране, но увеличились в Ливане, Ливии и на Кипре. Новым ориентиром для торговли российским ячменем стали Сирия, Исландия, Туркменистан и Украина.

– По последним месяцам экспортных поставок, которые не отличались никаким разнообразием, было заметно, что Россия находится в пределах меридиана, и это для нас плохая новость, потому что шаг в сторону, и мы становимся неконкурентоспособными на мировом рынке, – сообщил Дмитрий.

Такая ситуация обосновывается тем, что для России пшеница – это специалитет, на который она опирается. Заняв ключевые позиции на ближайших для нас рынках: Египет, Турция и все восточное побережье, вплоть до южной Африки, мы перестали двигаться дальше. И как отметил Д. Рылько, на остальные рынки мы попадаем случайно, опираясь на волю случая, как это было с завоеванием французских рынков в период их ослабления. Исходя из этого, мы не имеем уверенных позиций на многих рынках.

Почему мировому закулисью не удалось сломать цены?

В ноябре-декабре 2016 года мировые аналитики ожидали серьёзного падения мировых цен на пшеницу, в том числе и на нашу пшеницу в текущем сезоне, поскольку мы входили во вторую половину года с колоссальными запасами. Произошло все ровным счетом наоборот, наши цены стали укрепляться и продержались до конца сезона на уровне 10 500 рублей.

Возникает вопрос, почему же мировому зерновому закулисью не удалось  противостоять сопротивлению аграриев юга? По мнению Дмитрия Рылько, такая ситуация сложилась из-за того, что хозяйства находятся в отличном финансовом состоянии в сравнении с предыдущими периодами. Вторая причина кроется в изменении организационного климата юга России, когда несколько крупных агрохолдингов взяли ситуацию в свои руки.

Также Дмитрий считает, что абсолютизировать такое состояние рынка не стоит, потому что все это происходило на фоне серьезного ослабления французов, немцев и прибалтов и с их возращением на рынок, оборону держать будет гораздо сложней.

Пора менять стратегию

– Каждый год мы видим, как аграрии юга России наступают на одни и те же грабли. Их стратегия заключается в том, чтобы в начале года избавиться от всякой «дряни», а суперкачественную пшеницу держать до конца сезона, в надежде на то, что цена будет больше. Я с уверенностью хочу сказать, что уже пора это менять, – отметил директор ИКАР.

Был проведен анализ последних трех сезонов, который показал, что к концу сезона 2014/15 года произошло падение цен, но при этом на фуражную пшеницу цены упали меньше. В следующем сезоне фуражная и продовольственная пшеница существенно выросли в цене, а высококачественная пшеница с высоким протеином наоборот завалилась. В текущем сезоне цена выросла на 15,3 %, но у нас практически нет высококачественной пшеницы, но, тем не менее, толка в хранении не оказалось, при этом на фураж цена выросла.

Ингредиенты нового урожая

Основные ингредиенты урожая 2017/18 года: курс валют, изменение логистики, мировые рынки, сам урожай, НДС и «Хартия невольностей», стартовые цены.

Эффект девальвации продолжает сохраняться, несмотря на то, что рубль довольно сильно укрепился, точнее упал ниже, чем украинская и казахская валюта.

– Выясняется, что мы упали ниже наших соседей, что на самом деле не хорошо для сельского хозяйства, но при этом свалились Египет и Азербайджан и укрепился евро, – отметил Д. Рылько.

Прошли те тяжелые сезоны, когда производство очень существенно превышало потребление, дальше прогнозируется сбалансированный по производству и по потреблению 2017/2018 год, где, даже возможно, потребление будет превышать производство. Как утверждает Виктор Петриченко, сбалансированный рынок не грозит нам такими провалами, как 25-30 долларов за баррель по бренду, а значит, мы будем более в спокойном режиме проходить по нашему курсу рубля.

В логистике наблюдается ряд очень хороших изменений. Во-первых, НКХП добавило мощностей, тем сам став лидером российской перевалки, во-вторых, добавился новый терминал в Азове, в-третьих, в течение прошлого сезона довольно серьезно снизились ставки перевалки в портах. Также стоит отметить, что увеличились внутренние перевозки по ЖД.

– Внутренние перевозки неожиданно увеличились,  впервые случился прирост на 300 тысяч тонн, чего давно не было. Этот рост вызван увеличением нашей переработки, в том числе в комбикормовой сфере, и, в первую очередь, это всё отразилось на ЖД перевозках, – отметил Игорь Павенский, директор «Росагротранс».

Но есть ряд крайне негативных моментов, которые продолжают действовать на рынок и усиливать его непредсказуемость. Основной проблемой является неясность судьбы рейдовой перевалки и степень ее воздействия на российский экспорт.

– В мае в Минсельхозе проходило совещание, на котором Минтранс подготовил проект постановления по вопросам рейдовых перевалок. В ходе дискуссий выработалась позиция, что такие ограничения не вполне рациональны, и необходимо создавать более разумную систему, – отметил Александр Корбут, вице-президент Российского Зернового Союза.

Еще одной проблемой мирового рынка является конкурентная борьба за место под солнцем с ЕС. Также может возникнуть и конкуренция с Украиной, если она произведет больше, чем ожидается по оценке Минсельхоза США.

Другая проблема, которая сказывается на рынке – это схемы «Без НДС». По оценкам ИКАР, такая схема применяется примерно на 86 % всего зерна юга России, другими словами, это скрытая субсидия аграриям. Другой момент, который делает рынок непредсказуемым это отсутствие между экспортером и аграриями – посредников.

Окно в новый сезон

По оценке Виктора Петриченко, общий урожай зерновых в новом сезоне должен составить примерно 114 млн тонн, из них 68 млн тонн пшеницы, 17,1 млн тонн ячменя, 15 млн тонн кукурузы. Урожай подсолнечника, по предварительным данным, будет в районе 10,6 млн тонн. А экспортный потенциал составит порядка 40 млн тонн, с учетом «приписок». Этот прогноз поддержал и Игорь Павенский, добавив только то, что урожай пшеницы будет не меньше 70 млн тонн.

Что касается цены, то, по прогнозам директора «ПроЗерно», пока нет стабильности, но ступеньки однозначно начнут подниматься вверх.

В феврале мы говорили о том, что старт по пшенице начнется с отметки 180 долларов, потом в связи со страхами и страстями вокруг Турции и не только, стартовая цена снизилась до 172-175 долларов, сейчас мы снова возвращаемся к 180.

Было сделано предположение по ценам и на другие культуры. Считается, что стартовая цена на ячмень снизится с 158 до 155 долларов, а цена за кукурузу составит – 165-170 долларов за новый урожай в сентябре.

Мнение президента

Немаловажный вопрос и «хартия невольностей», которую все прочли и поняли только то, что будут «бить». В связи с чем президенту Зернового Союза Аркадию Злочевскому задали вопрос: «Те прогнозы по экспорту, которые сейчас есть, учитывая, что переход на эту систему требует времени, сбудутся? И как это скажется на закупочных ценах сельхоз производителей ?»

– Здесь предполагается комплексный ответ. Безусловно, реализация политики, которая сейчас происходит, приведет к тому, что формирование непрозрачной среды, базирующейся на необходимости отмыва НДС, приведёт к ограничению нашей конкурентоспособности, – ответил Аркадий Злочевский.

Также президент Союза дал свою оценку по поводу будущего сезона.

– Я вижу, что сев у нас существенно сдвинулся по срокам, что ведет к сокращению периода вегетации и повышенным рискам при уборке, что в совокупности приведет к огромным потерям, особенно с учетом тех индикаторов, которые сейчас в данный момент работают очень активно на рынке , – отметил президент Союза.

Он выделил два индикатора – это падение спроса на технику и падение рынка средств защиты растений, при этом отметил, что удобрения, наоборот, подросли, в связи с тем, что они обладают накопительным эффектом.

У производителей упала покупательная способность, это привело к снижению закупок техники. Из чего следует, что в целом мы падаем в технологичности, а падение технологичности приведёт к повышенному уровню потерь.

– Мы не сумеем вписаться с этим уровнем техники и подготовки в погодные окна, и это приведет к существенному ослаблению общего урожая, но в статистике мы этого не увидим, – отметил А. Злочевский.

Также президент Союза отметил, что стоит ожидать существенных приписок, которые говорят о том, что мы не получим в физическом виде того потенциала, который будет нарисован на бумаге. Следовательно, этот фактор скажется на присутствии России на мировом рынке. Мы оцениваем наш потенциал в 42,5 млн тонн, ожидаем 40 млн тонн, который по итогу не состоялся и не состоится, добавил он.

В заключение совещания Аркадий Злочевский сделал вывод о том, что необходимо уже сейчас заняться переоценкой наших потенциалов. Если сегодня потенциал – это экспорт, то уже лет через 15 мы будем оценивать наш потенциал по добавленной стоимости, и, в конечно итоге, идти к этому семимильными шагами.

Фото Евгении ДУБ