Доступность заёмных средств и страховых продуктов – болезненная тема для сельхозпроизводителей. Но представители банков, лизинговых организаций и страховых компаний считают, что сфера обслуживания ими АПК успешно развивается. Свои отчёты о работе за последние годы банкиры и страховщики представили на шестой сессии первого агропромышленного форума АгроЮг-2015 в Ставрополе.

Россельхозбанк раздаёт всем сёстрам по серьгам

Современная экономика так сложна, что сейчас невозможно представить себе развитие агропромышленного комплекса без банковского финансирования, без возможности лизинга и страхования. В кризис сельхозтоваропроизводители чаще обращаются за этими услугами. Россельхозбанк, созданный государством специально для финансирования АПК, в этом году не только не снизил, но увеличил свой кредитный портфель. Ставропольскому филиалу банка предприятия должны 16 млрд рублей.

В этом году, по словам директора филиала РСХБ Алексея Сенокосова, к сотрудничеству было привлечено порядка 600 клиентов и выдано около 180 кредитов.

«Мы неплохо поработали по финансированию сезонных полевых работ. На эти цели было выдано 2,2 млрд руб. Это в 4 раза больше, чем в прошлом году, – подчеркнул он. – Это значит, что мы не подорвали работу аграриев и дали возможность в сроки провести посевные работы, уборку и подготовиться к осеннему севу».

Кредитование малого бизнеса и фермеров стало «коньком» филиала банка. Уникальность продуктов для малых форм хозяйствования в том, что, например, при кредитовании сезонных полевых работ для обеспечения кредита финансовая организация готова принимать будущий урожай, земельные участки, оборудование, транспорт.

Выдаёт банк кредит и на модернизацию технического парка. При этом, аграриям необходимо иметь лишь 25 % денежных средств от стоимости покупки. Остальные покроет кредит. «Причем оборудование, которое будет покупаться, идёт банку в залог, то есть аграрию не нужно искать какие-то дополнительные залоги», – отметил Алексей Николаевич.

Финансирует банк и крупные проекты. С его помощью растёт тепличный комплекс «Овощи Ставрополья». В этом году запускается уже 3-я очередь строительства, на которую РСХБ выделит порядка 5 млрд руб. Общий объём инвестиций в проект составит 9 млрд руб. «Ставропольский край благодаря нам получит новые тепличные комплексы 52 га и мощностью 32 тыс. т овощей в год, – гордится участием в проекте руководитель филиала Россельхозбанка. – Это весомая цифра, если учесть, что в России всего около 2 тыс. га зимних теплиц, а на Ставрополье около 100 га.

Другой пример финансирования крупного проекта – это строительство агрокомплекса «Восточный» в Левокумском районе Ставропольского края. За счёт средств РСХБ на востоке края будут оборудованы теплицы площадью 22 га. Вложения банка составят 3,8 млрд руб. при общей стоимости проекта 4,8 млрд руб. Комплекс будет выращивать 14 тыс. т овощей. «Приняты все кредитные решения, идёт выполнение условий, и в 4 квартале, думаю, мы откроем финансирование», – надеется Алексей Сенокосов.

При поддержке банка второе дыхание должен обрести проект крупного логистического центра на Ставрополье. Он долго был в законсервированном состоянии, но сейчас к нему подключился новый инвестор – группа компаний «Агрико». Россельхозбанк открыл для неё дополнительные лимиты на оборотные средства. Проектом предусмотрено строительство складских помещений для овощей.

Впрочем, крупнейший сельскохозяйственный банк страны кредитует не только агропромышленный комплекс. Среди непрофильных проектов с его участием на Ставрополье Алексей Сенокосов, выступая на форуме, выделил два: строительство завода по производству известняковой муки группой компаний «Силикс» в Благодарненском районе и приобретение оборудования для производства мебели группой компаний «Медведь» в Ставрополе.

Из того, что представитель Россельхозбанка услышал на форуме, его заинтересовало предложение губернатора Владимира Владимирова создать сесть ставропольских магазинов, которые могли бы конкурировать с «Пятёрочкой» и «Магнитом». Тогда мелкие и средние ставропольские производители могли бы получить доступ на рынок. Алексей Сенокосов готов поддержать это начинание.

Центральный офис РСХБ тоже запустил «патриотическую» программу – «Сделано в России». «Мы хотим, используя мультимедийную составляющую, наших партнёров в СМИ, активно подвигать и показывать, как развивается бизнес наших клиентов. Не обязательно раскручивать крупные компании. Мы хотим показать, что из небольшого фермерского хозяйства можно вырастить серьёзное предприятие».

Инвестиции в воду

Об одном из проектов, финансируемых Россельхозбанком, на шестой сессии форума поговорили более подробно, так как её вёл клиент банка, генеральный директор группы компаний «Иррико» Александр Петров. Его предприятие получит 800 млн руб. кредита, 300 из которых уже выданы. Еще 500 будут потрачены на строительство овощехранилища, приобретение новой техник и оросительных систем.

Александр Петров напомнил, что ставропольская оросительно-обводнительная система является одной из крупнейших в стране. Она протянулась на 3 тыс. км каналов. Причём первые проекты масштабного обводнения обсуждались ещё в 1 половине 19 века. Но реальное строительство началось лишь при советской власти. В 30-хгодах прошлого века начали рыть Невинномысский канала, в 50-х годах – Большой Ставропольский канал. На его плотине долгое время красовались слова ставропольского поэта А. Исакова: «Идет вода Кубань-реки, куда велят большевики».

Когда большевиков-коммунистов отодвинули от власти, новое строительство оросительных систем прекратилось. Только в середине 2000-ных годов появилось государственное финансирование и возобновилось строительство Большого Ставропольского канала. Сейчас государство выделяет средства на расчистку каналов от заиления, от лесонасаждений, на реконструкцию дюкеров.

Компания «Иррико» тоже занялась восстановлением оросительных систем в своих двух хозяйствах на 21 тыс. га пашни, из которых 6,5 тыс. га отведены для полива. На 5 тыс. га ирригационная система в виде 77 поливальных машин, которые видно при подлёте к Ставропольскому аэропорту, уже введена в эксплуатацию. Ещё 1 425 га скоро также станут орошаемыми.

При реализации проекта потребовалось 125 км трубопроводов, 120 км кабелей, уложенных в землю, и 7 км воздушных линий. Трансформаторы будут загружены, как ожидается, на 6,5 мегаватт.

Всё это стоит дорого, но государство стимулирует эту работу федеральной программой по поддержке и развитию мелиорации. По ней возмещается часть расходов.

«Орошение позволяет выращивать культуры, которые при естественных природно-климатических условиях мы не смогли бы здесь выращивать, – пояснил цель проекта гендиректор «Иррико». – Первые два года мы сеяли сою и кукурузу, а в этом году начали заниматься выращиванием овощей. В следующем году планируем увеличить под ними площади до 500 га, в 17 году – до 1200 га, в 18 – до 2200 га. Мы будем производить свыше 100 тыс. т картофеля, лука, моркови и свеклы. Будем экспериментировать с капустой и кабачками».

Александр Петров пояснил, что овощами компания решила заняться, потому что этот сегмент на Ставрополье недостаточно развит. Основной объём овощей выращивается на приусадебных участках, и от этого страдает их качество. Кроме того, отсутствуют условия для хранения, поэтому по весне в край завозятся иностранные овощи, подорожавшие вслед за долларом. Поэтому импортозамещение в этой сфере будут эффективным.

В своём проекте компания использует современные технологии, которые позволяют с поливом вносить КАС, автоматизировать полив благодаря метеостанции датчикам влажности.

Ежегодно «Иррико» вкладывает капитальные инвестиции в размере 1 млрд-500 млн рублей «в зависимости от объёма банковского финансирования».

«В хозяйствах, которые мы приобрели, увеличились отчисления в Пенсионный фонд, в фонд Соцстраха. Растут средняя заплата в хозяйстве и налоговая база, – отметил докладчик. – Так что наш проект – это не только инвестиции, не только извлечение прибыли, но и выполнение социальных функций».

Развитие через госкорпорацию

Ниша проектов, которые финансирует Внешэкономбанк, находится чуть выше. Будучи государственной корпорацией по развитию и внешнеэкономической деятельности, он поддерживает только долгосрочные идеи, как правило, связанные с инфраструктурными изменениями.

В качестве финансовых инструментов банк кредитует инвестиционные проекты, субсидирует процентные ставки лизинговых платежей. При необходимости нефинансовой поддержки он предоставляет государственные гарантии.

В Северо-Кавказском федеральном округе этот инструмент используется особенно активно благодаря специальному постановлению правительства № 338. На него обратил внимание в своём докладе на форуме заместитель директора представительства Внешэкономбанка по Северному Кавказу Юрий Бутт.

Госгарантии дают на проекты, сумма заимствований по которым составляет не менее 300 млн руб. на срок от 3 до 10 лет. При этом объём гарантий не превышает 70 % этой суммы. Комиссию с получателей банк не берёт, чтобы уменьшить финансовую нагрузку на проект.

Менее масштабным проектам гарантии предоставляет дочерняя структура Внешэкономбанка – Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства. Он помогает проектам, стоимостью от 30 млн до 2 млрд руб., кредиты по которым берут на срок до 10 лет. Правда, объём гарантий уже занимает не более 50 % от суммы заимствований и взимается комиссия, потому что деньги предоставляются коммерческой структурой под 1,8 % годовых.

Кроме того, мелкие проекты обслуживает Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, которая недавно образована из Агентства кредитных гарантий. Она даёт гарантии на срок до 15 лет объёмом от 50 до 70 % с комиссией 1,25 %.

При финансировании проектов Внешэкономбанк по правительственному постановлению №1044 фиксирует ставку кредитов для инвестиционных проектов на уровне ставки рефинансирования Центрального банка плюс 2,5 % . То есть фактически инвестор выплачивает банку 11 % годовых при сумме кредита от 1 млрд до 20 млрд руб. Заимствования должны быть не более 80% от стоимости проекта.

Главное условие работы Внешэкономбанка, по словам Юрия Алексеевича, заключается в том, что он не должен быть конкурентом коммерческих банков. То есть, если другой банк готов финансировать какой-то проекты, то ВЭБ не должен вмешиваться. Он создан для таких долгосрочных и масштабных идей, ради которых коммерсанты рисковать не готовы.

Основными направлениями инвестиционной деятельности этого банка закон определяет устранение инфраструктурных ограничений экономического роста, переработку природных ресурсов, кроме нефти и газа, производство строительных материалов.

Ещё одно важно направление работы Внешэкономбанка – поддержка экспорта сельскохозяйственной и промышленной продукции.

«Разработана специальная программа поддержки экспорта в Российской Федерации , как дочерняя структура Внешэкономбанка создан Российский экспортный центр, целью которого является продвижение российской продукции на западные рынки», – сообщил докладчик.

Центр принимает заявки от российских производителей и ищет для них партнёров, чтобы реализовать товары за границей. В будущем эта структура должна работать по принципу «одного окна», которое одновременно принимает заявки, ищет покупателей и кредитует приобретение сырья и материалов для производства экспортной продукции. Центр будет кредитовать и тех продавцов, которые отгрузили товар, но пока не получили за него деньги, то есть если оформлена отсрочка платежа. На кредиты могут рассчитывать и импортёры – покупатели российской продукции.

Банком создано также страховое агентство, которое страхует риски российских предприятий при выходе на иностранные рынки, чтобы сгладить последствия невозврата денежных средств или потери товара.

В нашем регионе банк участвует в основном капитале Корпорации развития Северного Кавказа. Его дочерняя структура входит в состав учредителей корпорации. Она поддерживает проекты сроком более 5 лет стоимостью до 2 млрд рублей и вкладывает до 85 % от этой суммы. 15 % должны составлять собственные средства застройщика.

Юрий Бутт привёл несколько примеров успешного сотрудничества банка с северокавказскими инвесторами. С его помощью был построен Каспийский завод листового стекла для остекления офисных зданий стоимостью 10,5 млрд рублей. Сейчас его продукция реализуется как на территории России, так и за рубежом.

В Светлограде заработал завод ДСК «ГРАС» по производству ячеистого газобетона автоклавного отвердения, или проще говоря строительных блоков. Он обошёлся в 2,5 млрд руб.

В туристической сфере была поддержана реализация проекта «Архыз» в Карачаево-Черкессии. Вложено 6,4 млрд рублей, и модернизированный горнолыжный курорт принимает туристов. Параллельно строятся следующие очереди проекта при участии Внешэкономбанка.

В агропромышленном комплексе из крупных проектов Юрий Алексеевич назвал строительства комплекса производству мяса птицы в Кабардино-Балкарии стоимостью порядка 5 млрд руб.IMG_9094

«Наши ставки беспрецедентны»

Доступнее всего, пожалуй, аграриям такой государственный инструмент финансирования как лизинг. Но пока им пользуются в недостаточной мере, чтобы восполнить выходящие из строя сельхозмашины. Состояние российского парка сельскохозяйственной техники замруководителя Департамента развития корпоративного бизнеса и стратегического управления Росагролизинга Малика Шаматова называла катастрофическим.

«Мы опрашивали представителей Ростехнадзра и выяснили, что в крупнейших аграрных регионах – Ростовской области, Ингушетии, Липецкой, Воронежской областях 80 % техники старше 10 лет, а это машины и 20-ти, и 30-тилетней давности. Зачастую это техника, которая была снята с производств 10 лет назад», – отметила Малика Улугбековна.

Отсутствие современной техники усугубляет положение в сельском хозяйстве, поскольку со старыми машинами возрастает зависимость от погодно-климатических условий, снижается рентабельность. Эта проблема тянет за собой другую – высокую закредитованность отрасли.

В 2002 году государство, чтобы решить задачу модернизации технопарка, создало Росагролизинг. «Наши ставки минимальны, беспрецедентны и не были пересмотрены даже в текущих кризисных условиях», – подчеркнула представитель государственной компании.

Помимо техники Росагролизинг поставляет скот по ставке 1,5 %, техническое и технологическое животноводческое оборудование по ставке 3,5 %. Компания обеспечивает аграриев и услугами доставки и страхования. Попутно Росагролизинг создаёт рабочие места, развивает инфраструктуру на селе, включая строительство жилых домов.

За годы работы компания поставила в Россию уже почти 75 тыс. единиц техники, 580 тыс. племенных животных и оборудовала 833 тыс. скотомест.

Выгоду от сотрудничества с нею получают не только аграрии, но и предприятия сельхозмашиностроения. Им оказывают поддержку по выводу на рынок новой техники и обеспечивают заказы.

При покупке машин через Росагролизинг скидки достигают 23 % от рыночной стоимости.

Хорошо работает программа по обновлению парка сельхозтехники. По её условиям производители могут обменять трактора и комбайны на новые, оставив старые у себя. 2012 года по этой программе было поставлено почти 6 тыс. единиц техники. При этом ставка лизинга снижена до 3 %, отсутствует первоначальный взнос и залоговое обеспечение.

Программа была рассчитана на 2012-2014 годы, но так понравилась всем, что её продлили на этот год за счёт собственных средств Росагролизинга. На неё планировали выделить в 2015 году 1 млрд рублей, а сейчас увеличили эту сумму на 35 %. В программе выразили желание участвовать и такие регионы, как Краснодарский край и КЧР.

Для малых форм хозяйствования Росагролизинг совместно с АККОР придумал программу без авансового платежа, без требований гарантийного обеспечения и отсрочкой первого платежа на 6 месяцев. Самое главное условие участия в ней – это положительная характеристика от АККОР. В прошлом году её апробировали, а в этом году объём финансирования по ней увеличили в 4 раза.

Показательным Малика Улугбековна считает сотрудничество Росагролизинга с Чеченской республикой. Туда было поставлено более 60 единиц сельхозтехники, что на 30 % закрыло проблему нехватки машин в регионе. Благодаря этому в 2013 году урожай успели собрать с 98 % засеянных площадей, хотя раньше успевали убрать только 60 %. «То есть только в течение 1 года за счёт оперативной поставки современной техники регион обеспечил себя урожаем», – подчеркнула докладчица.

Ещё один пример эффективности Росагролизинга – поддержка республики Крым. Туда оперативно, за 1,5 месяца после вступления нового региона в Российскую Федерацию, поставили комбайны, что в два раза увеличило сбор урожая.

«Пока Крым входил в состав Украины, использовался механизм привлечённых бригад. Аграрии отмечали, что они платили за эти услуги больше, чем за лизинг, – отметила Малика Шаматова. – Они заинтересованы в приобретении собственной техники».

По её словам, эффективность лизинговых механизмов кратно возрастает, если власти субъекта федерации субсидируют лизинговые платежи.

Куда уходят страховые премии?

Больше всего вопросов у аудитории вызвало выступление президента Национального Союза агростраховщиков Корнея Биждова. С одной стороны, агрострахование защищает производителей от влияния природных катаклизмов, приводящих к гибели урожая, а с другой стороны, аграриям непонятно, куда деваются их деньги, когда погода стоит хорошая.

Корней Даткович обратил внимание, что по новому закону членство в его союзе предписано всем компаниям, которые хотят заниматься страхованием с государственной поддержкой. НСА формирует фонд компенсационных выплат, куда компании перечисляют не менее 5 % страховых взносов, чтобы в случае разорения одной из компаний Союз мог нести ответственность перед сельхозпроизводителями.

«С 1 января 2014 года мы уже осуществляем компенсационные выплаты, – подчеркнул президент НСА. – Пока это небольшие объёмы. Например, фермерам Нижегородской области, которые имели договора с компанией, лишённой лицензией, мы выплатили около 9 млн рублей из гарантийного фонда. То есть, этот механизм работает».

Из минусов российской системы страхования агробизнеса Корней Биждов назвал отсутствие страховых продуктов для малого и среднего фермерского бизнеса. Однако Союз уже над ними работает и скоро направит предложение своим членам.

Ссылаясь на мировую практику, он подчеркнул, что агрострахование – обязательное условие ведения агробизнеса в развитых странах. Объём страхового рынка на планете составляет 31 млрд долларов. На Россию приходится только 1,5 % этой суммы, ведь наша страна находится «в конце стартового периода» развития этого сектора. Закон об агростраховании был принят три года назад.

При этом российский рынок агрострахования, по словам Корнея Биждова, растёт хорошими темпами – по 20% в год. И всё же пока, занимая 4 место в мире по земельным ресурсам, 7-е – по активам АПК, Россия находится лишь на 22 месте по объёму премии агростраховщиков.

Российский 260-ФЗ закон об агростраховании предусматривает защиту от катастрофических рисков, которые не происходят ежегодно. Куда же уходят средства в благополучный период?

В США до катастрофической засухи 2012 года уровень выплат колебался около 55 %. По мнению Корнея Датковича, шел период «накопления финансовых возможностей для страховой компании», благодаря которому в случае катастрофической ситуации она может выполнить свои обязательства единовременно по всем договорам. В России такой ситуацией была засуха 2010 года. Она и стимулировала создание принятие закона об агростраховании.

«Ожидание, что страховщик должен выплачивать столько, сколько он получает – ложное. Это бизнес, который должен приносить прибыль», – подчеркнул президент Национального союза агростраховщиков.

3 последних года страховым компаниям везло, потому что были «крайне благоприятные годы с точки зрения ведения агробизнеса». В 2012 году компании выплатили порядка 50 % полученной премии. К той сумме надо прибавить расходы на организацию агрострахования, на оплату в фонд компенсационных выплат. В целом рентабельность страховых компаний за 3 последних года составляла порядка 11 %.

Платят ли страховщики? На тот вопрос докладчик ответил примерами. Международная страховая компаний «Альянс» выплатила 156 млн рублей из-за африканской чумы в Тульской области. «После ряда таких крупных выплат они свернули свой бизнес по агрострахованию», – добавил Корней Биждов.

Ставропольский край в России занимает лидирующие позиции по агрострахованию, но потенциал в этой сфере гораздо выше, как и в целом по России. В стране 80 % посевов всё ещё не страхуют, не говоря о поголовье животных.

В 2013 году рынок по агрострахования на Ставрополье резко вырос на 34 %. Затем он стабилизировался а в 2015 году показал снижение.

Корней Даткович посоветовал работать только с членами его Союза, в который входят Росгосстрах, компании «Альфа», «Макс», «ВСК».

«Страховщик должен быть как личный врач. Сотрудничество должно быть долгосрочным и основанным на взаимном доверии», – сравнил он.

По итогам сессии можно сказать, что инструменты кредитования, модернизации и страхования сельскохозяйственного бизнеса развиваются вместе с ним. Надо лишь вовремя отслеживать появление новых государственных программ и банковских и страховых продуктов.

Лана ИСАКОВА

фото Евгении ДУБ