Виноградарству и виноделию в России создают наиблагоприятнейшие условия. Выросли субсидии на закладку виноградников, введены льготы для «малого виноделия». Чего ещё не хватает, чтобы в отрасль пришли капиталы? Об этом 6 октября шла дискуссия «Новые драйверы роста российского виноградарства и виноделия. Как привлечь бизнес и приумножить инвестиции» в рамках 18-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень‑2016».

Навёрстывая упущенное

Настрой участников дискуссии о виноградарстве в целом был позитивным, хотя и от проб­лем никто не прятался.

 

Бодрый тон мероприятию задали замминистра сельского хозяйства России Евгений Громыко и директор Департамента пищевой и перерабатывающей промышленности министерства Евгений Ахпашев.

 

Нынешним деятелям Минсельхоза досталось не самое благополучно наследство в виноградарстве. Площади виноградников в России, если брать за точку отсчёта середину 80-х годов прошлого века, сократились с 275 тыс. га до 82 тыс. га.

Пока что правительство страны не ставит задачу восстановить былые плантации. Но к 2025 году, по расчётам Минсельхоза, виноградники разрастутся до 120‑140 тыс. га. Ради этого государство уже увеличило поддержку отрасли с прош­логодних 600 млн руб. до 2,4 млрд руб. Субсидируется не только закладка виноградников, но и создание питомников, капельное орошение, которое позволяет повысить урожайность на 30‑100 %.

При этом государство намерено поддерживать именно те винодельческие предприятия, которые для производства продукции используют исключительно российское сырьё.

Краснодарский рай

В Краснодарском крае поддерживать виноградарство и виноделие за счёт регионального бюджета начали задолго до санкций, эмбарго и программ по импортозамещению. Делали это только потому, что вложения в отрасль щедро окупаются.

По данным руководителя Управления по виноградарству, виноделию и алкогольной промышленности Краснодарского края Олега Толмачёва, ежегодно в виноградарство и виноделие региона государство вкладывает 300 млн рублей. 200 млн руб. – это федеральные деньги, а 100 млн руб. – краевые.

 

«Назад мы получаем уже 3 млрд руб. налогов и отчислений в различные фонды. Даём рубль – получаем 10 назад. Это очень высокая эффективность, – подчеркнул Олег Владимирович. – Поэтому надо способствовать тому, чтобы виноградников становилось как можно больше».

Что делал Краснодарский край, чтобы стать одним из лидеров отрасли? Всеми силами создавал привлекательные условия для инвесторов.

«Последние 5 лет мы единственные в стране, кто помимо поддержки виноградарства помогал виноделию. Выделялись средства из краевого бюджета на компенсацию приобретения нового оборудования, и теперь у нас есть заводы с уникальным оборудованием, которое не все могут себе позволить и в Европе – «Лефкадия», «Фанагория», «Абрау-Дюрсо», «Кубань-Вино», – привёл пример участник дискуссии. – Мы считаем, что поддержка виноделия в размере 100 млн из краевого бюджета была правильным решением. Об этом говорят акцизы и налоги. И мы надеемся, что несмотря на трудное финансовое положение, вернёмся к возможности субсидировать приобретение оборудования для современного виноделия. Было бы здорово, если бы это сделали и на федеральном уровне».

Кубань субсидировала и строительство капельного орошения, и питомниководство. В крае действуют 2 питомника на базе компаний «Фанагория» и «Кубань-вино» (ГК «Ариант»), которые обеспечивают порядка 70 % посадочного материала в крае.

«Из 2 млн саженцев, высаживаемых ежегодно, 1 300 произведены в Краснодарском крае. Это говорит о том, что мы на правильном пути к импортозамещению», – уверен краснодарский чиновник.

Поддержка инноваций в виноградных насаждениях позволила краю поднять урожайность до 100 ц/га, тогда как по России в среднем этот показатель находится на уровне 60 ц/га.

«За последние 3 года на поддержку отрасли было выделено порядка 500 млн федеральных денег и 250 млн – краевых. Мы давали 50 % софинансирования, когда требовали не менее 25 %. Отсюда и результаты, которыми край может гордиться», – подчеркнул Олег Толмачёв.

В то же время он упомянул о проблемах, с которыми сталкивается бизнес в крае.

«Большой блок вопросов связан с регулированием. В части развития малого виноделия мы нашли понимание. Но по-прежнему в сложных условиях находятся крупные производители, многие имеют проблемы с получением лицензии и существованием на рынке», – заявил представитель Кубани. Он приветствовал создание специализированного департамента в Минсельхозе и предложил в его рамках учредить рабочую комиссию, «которая решала бы больные вопросы с Росалкогольрегулированием».

Также он призвал дать гарантии бизнесу, что субсидии будут и через год, и через 5 лет, поскольку первые 5‑7 лет вложения в виноградники не дают отдачи. «Иначе будут провалы, как в середине 2000-ных годов. И трудно потом восстановить доверие людей, – напомнил он. – Будет программа, которая будет гарантировать поддержку виноградарства, важно нормативно-правовое регулирование. Минсельхоз должен реализовать полномочия по нормативно-правовому регулированию производства вина из собственного винограда. К сожалению, там звучит слово «собственного», а мы знаем, как это мало. Надо, чтобы там звучало сочетание «российский виноград», и тогда 90 % производителей попадут под нормативно-правовую базу».

По созданию малого виноделия в Росалкогольрегулирование край отправил первую заявку и с нетерпением ждёт ответа, так как считает эту форму – перспективной точкой роста.

Привлекательные субсидии

Ввиду мощной государственной поддержки отрасли у президента краснодарской группы компаний «Ариант-Юг» и гендиректора агрофирмы «Южная» Игоря Чемериса не возникает сомнений в инвестиционной привлекательности виноградарства. За 10 лет вложения компании в молодые виноградники составили более 1 миллиарда рублей. Почти полмиллиарда вернулось в виде субсидий.

 

На инвестированные средства заложены 3,5 тыс. га виноградников на шпалере. Общая площадь под этой культурой достигла 7 тыс. га, и это не предел. «Ариант-Юг» выявил ещё 3 тыс. га, подходящих для выращивания винограда земель и готов засадить их, как только запустит собственный питомник.

Всё это, как подчеркнул Игорь Владимирович, стало возможно благодаря господдержке. Без неё российские предприятия с 1992 по 2002 год потеряли половину площадей. Вдвое снизилась урожайность. Отрасль почти лишилась питомниководческой базы и специализированной техники, так как с распадом СССР производства остались за рубежом – в Молдавии и на Украине. Теперь машины приходится закупать за рубежом, и эти затраты увеличивают себестоимость продукта.

Увеличение господдержки позволит ГК «Ариант-Юг» развиваться более динамично. «Если мы закладывали по 350 га виноградников в год, то в следующем году планируем увеличить виноградные насаждения на 1000‑1300 га при условии, что мы создадим питомник на базе агрофирмы «Южная», и он будет вырабатывать 3 млн саженцев в год, – поделился планами Игорь Чемерис. – Тем самым мы покроем дефицит саженцев в агрофирме и будем продавать порядка 2 млн другим предприятиям».

Гендиректор «Южной» обратил внимание, что при закладке виноградников создаются новые рабочие места. Сейчас на предприятии трудоустроено 1700 человек. Для обслуживания питомника понадобятся ещё 150‑200 человек.

«Увеличиваются отчисления в бюджет. Осуществляется активное сотрудничество с НИИ, построен завод по изготовлению металлического кола, который мы сами для себя производим и продаём на сторону», – перечислил положительные эффекты развития отрасли глава одной из самых крупных в Европе виноградарских фирм.

Дальнейший рост площадей компании упирается в необходимость создания питомника, отвечающего современным требованиям. В нём планируется разбить и маточник с современными холодильными камерами. Но для его успешного запуска в России, по словам Игоря Чемериса, нет селекционных центров, нет лаборатории для оздоровления растений и выявления вирусов. Многое для питомника надо завозить из-за границы. Поэтому глава «Ариант-Юг» предложил «обеспечить режим максимального благоприятствования для ввоза оборудования, машин, маточного материала, лучших сортов и клонов».

Запреты на импорт преждевременны

С подобной просьбой обратился к участникам дискуссии и председатель Совета директоров АО «Московский комбинат шампанских вин» Магомед Талаев. Эта компания высаживает виноградники в Ставропольском крае, и уже нарастила площади до 350 га. Однако Магомед Сайпулаевич с тревогой слышит предложения повысить пошлины на импорт виноматериалов.

 

«Для шампанского мы завозим 90 % виноматериалов. Мы бы рады использовать больше российских, но их просто нет, – заявил глава компании. – Ввоз­ные пошлины на сырьё уже достигли 15 %, в то время как на импорт готовой продукции пошлина лишь 20 %. Это небольшая разница. Если мы хотим поддержать отечественного производителя, пошлины в условиях дефицита российских виноматериалов нужно понижать. Заявления о повышении преждевременны, если мы не хотим закрыть производителей виноградных вин в России».

Запреты на ввоз каких-то составляющих производства винограда и виноделия – это палка о двух концах. Даже председатель совета некоммерческого партнерства «Виноградари и виноделы» Николай Пинчук, который в целом поддерживает идею ограничений на ввоз иностранных виноматериалов, в части закупки саженцев за границей выступил против запретов.

 

«Мы говорим, что лучше покупать саженцы в России, уменьшаем количество поставщиков из Европы, а они увеличивают стоимость саженцев. В итоге увеличивается стоимость закладки виноградников», – объяснил он свою позицию.

Как представитель саморегулируемой организации Николай Алексеевич настаивает на том, что контроль над производством вин должен перейти к объединениям производителей, а государству останется лишь контролировать безопасность товара на полках российских магазинов.

Кроме того, он является ярым сторонником производства вин, защищённых географическим названием. Только такую продукцию можно считать сельскохозяйственной и облагать льготным налогом.

Николай Пинчук раскритиковал слишком часто меняющиеся правила игры на винном рынке.

«Каким образом бизнес может быть привлечён в отрасль, если игроки рынка не успели воспользоваться льготой, как государство её отобрало? – возмутился он заявлением Минфина о повышении ранее сниженных акцизов. – Поэтому, когда мы увеличиваем ставки на субсидирование виноградников, нормальный бизнесмен думает, что государство просто завлекает его туда, откуда быстро не вылезешь».

По мнению винодела, государство должно сделать нулевой акциз, как в Австрии, и рекламировать произведённые в России вина. «Если государство повернётся лицом, бизнес будет чувствовать себя нормально и закладывать виноградники», – уверен он.

Кроме того, прежде чем расширять виноградники, России следовало бы выстроить систему производства саженцев.

«Виноградники не могут существовать без коммерческих питомников. А коммерческие питомники не могут существовать без базисных питомников, которые должны быть обеспечены наукой. Базисные питомники не могут существовать без коллекции со всей России. Если мы это не выстроим, то о каком привлечении инвесторов можем говорить?» – отметил Николай Пинчук.

Запугали СМИ

Пока же в России не только не снижают акцизы на хорошее вино, но и вообще стараются не упоминать это слово всуе. Как рассказал президент Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян, недавно его пригласили вести передачу на одной из радиостанций, и тут у юристов возникла «куча воп­росов, потому что слово «вино» произносить нельзя, нельзя даже говорить об этом».

 

«В связи с этим я вспоминаю ситуацию в Грузии, когда государство в течение 6 месяцев информировало о том, что грузинские вина возвращаются на полки магазинов. Грузия за 10 месяцев продала порядка 37 млн бутылок – это большой объём. Сегодня помимо того, что надо высаживать виноградники, надо работать над имиджем российского вина, – уверен Артур Георгиевич. Потребитель не знает, что это такое. Отчас­ти потому, что каждый производитель тянет одеяло на себя, утверждая, что только его вино настоящее».

Артур Саркиясян привёл в пример и Армению, вина которой за два года резко выросли в качестве. Отчасти этому способствовало, по его словам, отсутствие такого жёсткого регулирования, как в России.

По наблюдениям эксперта, в России есть фанаты виноделия, готовые вкладывать в него  очень большие деньги. Но пока их тормозит проблема продажи вина, поэтому многие бизнесмены предпочитают вкладывать в итальянское или французское виноделие. «О российском думают единицы», – отметил Артур Саркисян, тем не менее, поблагодарив Минсельхоз за последние законы в поддержку российского виноделия.

Отвечая на историю о запуганных запретом рекламы вина журналистах начальник управления контроля органов влас­ти ФАС Владимир Мышеловин подчеркнул, что служба не запрещает рассказывать в СМИ «о производителях, о продукте, о происхождении продукта». Запрещена только реклама, а не «донесение честной объективной информации».

 

«У нас было и письменное разъяснение, которое есть на сайте ФАС России, и разъяснения коммерческим организациям, которые проводят различные мероприятия, в том числе про дегустацию продукции. Если есть проблема, мы готовы в 1001 раз разъяснить, что слово «вино» можно произносить и по радио, и по телевидению. Можно собирать круг­лые столы, дискуссии, подобной той, на которой мы собрались», – заявил Владимир Борисович. Он призвал обращаться в ФАС, если где-то есть перекосы в распределении государственной поддержки, а также выступил против огульных запретов на иностранные вина.

«К вопросу импортозамещения надо аккуратно относиться, потому что без зарубежных производителей вина нам наш огромный рынок не освоить», – считает представитель антимонопольной службы. Хотя, по его мнению, сейчас вкусы потребителей смещаются в сторону продукции российских виноделов.

Крымские проблемы и достижения

История с запуганными журналистами напомнила директору ФГБУН «ВННИИВиВ «Магарач» РАН Антолию Авидзбе, как в разгар антиалкогольной кампании в СССР перепугался министр сельского хозяйства страны и просил переименовать крымский институт в институт виноградарства и продуктов его переработки, дабы не упоминать слово «вино». В итоге институт всё-таки сохранил название и продолжает заниматься научным обеспечением отрасли.

Сейчас «Магарач» предлагает более 40 сортов винограда, в том числе комплексно устойчивые сорта к засухам, заморозкам, вредителям и болезням.

 

«Обращайтесь, – пригласил Анатолий Мканович. – Вы знаете, что в структуре затрат более 45 % уходит на защитные мероприятия. На этих сортах достаточно 2 обработок, при этом и качество не ухудшается, и количество не уменьшается».

По его словам, сейчас складывается странная ситуация – в Крым приезжают иностранцы и просят местные сорта, так как они более крепкие и долговечные, а россияне наоборот рвутся за заграничными саженцами.

Развитию отрасли сильно мешает кредитная политика банков. Не многие готовы брать средства под 25 %, с тем, чтобы когда-то потом получить возмещение 80 % затрат, ведь проценты начисляются с первого же месяца. «Задача органов управления – сделать кредит максимально доступным, под 5‑7 % и долгосрочным. Тогда частные предприятия на это пойдут», – уверен Анатолий Авидзба. По его мнению, привлечь бизнес в виноградарство труда не составляет, так как доходность при поддержке государства доходит до 45 %. Но надо дать гарантии и обеспечить инвесторов готовыми инвестплощадками.

Из проблем, с которыми столкнулся сам институт, его руководитель назвал сложнос­ти в контактах с иностранцами. Если до санкций на ежегодные международные конференции в «Магарач» приезжали представители 27 стран, то последний раз приехали лишь из 7 стран. Причём Узбекистану Украина объявила ультиматум за ­учас­тие.

Другой представитель полуострова – владелец компании «Легенда Крыма», вице-президент Союза виноградарей и виноделов России Михаил Штырлин сообщил ещё об одной проблеме – задержке с возмещением затрат на закладку и уход за виноградниками в Крыму.

 

Его компания динамично расширяет площади виноградников. За 5 лет они выросли на 500 га. Но если в прошлом году уже в начале лета пришли первые деньги господдержки за саженцы, а вскоре субсидии – за капельное орошение и шпалеру, то в этом году никто из виноградарей Крыма не получил ни рубля до самого октября.

«Есть чёткий список документов на субсидии, но когда мы их приносим, нас просят донести ещё. Потом нам говорят принести ещё что-то. Когда они заявляют третий список, мы возмущаемся, но нам объясняют эти действия защитой наших же интересов. Мол, к вам придёт прокуратура, они заставят вас все документы принес­ти, так что лучше дайте их нам сейчас, чтобы потом проблем не было. С моей точки зрения это – бюрократия, – возмутился Михаил Штырлин. – Мы знаем, куда идут деньги: на поддержку полеводства, которому здесь не очень-то подходит климат, и на компенсацию техники полеводческим хозяйствам».

Этот злободневный вопрос разрешился прямо в рамках дискуссии. На мероприятии присуствовал представитель Минсельхоза Крыма, который как раз занимался рассмотрением документов на субсидии. Он сообщил, что в документации действительно были недочёты, но сейчас первый транш для «Легенд Крыма» и других получателей субсидий уже в пути.

Против суррогата

Главной проблемой другого специфического региона России – Дагестана, судя по выступ­лению начальника Управление виноградарства и садоводства Минсельхоза республики Гайдара Шуайбова, является низкая цена на виноград и большое количество фальсификата.

 

Закладка виноградников в республике идёт, но коньячные заводы закупают виноград по 17 руб./кг, так как им приходится конкурировать с продукцией сомнительного происхождения по цене 130‑190 руб. за бутылку. А ведь настоящий коньяк не может стоить дешевле 300 руб. Поэтому дагестанцы просили Рос­алко­голь­регу­ли­ро­вание установить минимальную цену на ­коньяк, но им ответили, что это невозможно. В итоге сейчас в Дагестане предпочитают выращивать пшеницу, хотя её урожайность на скудных почвах составляет лишь 25 ц/га. А можно было бы сажать виноград и обеспечить выполнение программы по развитию отрасли.

 

Подводя итоги дискуссии, вице-президент компании Simple Анатолий Корнеев заявил, что с господдержкой, законотворчеством и контролем за исполнением нормативно-правовых актов в сфере виноделия России дела обстоят благополучно, а вот в сфере научного обеспечения отрасли, поиска подходящих для виноградарства земель нужно ещё поработать. Кроме того, виноделам и виноградарям нужно больше уделять внимания маркетингу и коммуникации, чтобы российское вино было у потребителей на слуху.

Фото Анжелики ИОНОВОЙ