Сергей Шумский: «Люди на первом месте»

849

Признанный в своё время лучшим руководителем России председатель СПК колхоза-племзавода «Казьминский» первостепенной задачей хозяйства считает обеспечение селян работой и зарплатой. Ради этого совершенствуются условия труда, ради этого вкладываются миллионы в средства производства. И, пожалуй, не будь такой приземлённой на первый взгляд цели, колхоз не был бы признан лучшим предприятием страны.

Без всякой романтики

10 лет минуло с тех пор, как Сергей Шумский стал председателем колхоза, который более 30 лет до этого возглавлял его отец Александр Шумский. Это ко многому обязывало, ведь нужно было держать планку, заданную предшественником – Героем Социалистического Труда.

Можно было бы, конечно, себе представить, как Александр Алексеевич брал маленького Серёжу с собой в поля и на фермы, с гордостью показывал ему пылящие комбайны, волнующуюся пшеницу, стада покачивающих боками коров. Но такой пасторали не было места в напряжённой жизни семьи Шумских.

На колхозные поля Сергей ездил с отцом, когда учился водить машину. И интересовала его в тот момент отнюдь не пшеница, а техника, что потом и отразилось на выборе инженерной профессии.

В изнуряющем сельском труде не было никакой прелести. Хочешь-не хочешь, а с 4 класса каждый ребёнок в сельской местности обязан был проходить практику с тяпкой в руках на пришкольном участке. Начиная с 6-го класса, летом школьники должны были отработать в поле по две недели, пропалывая свёклу, лук, морковь. Сын председателя не был исключением.

– Конечно, это было трудно. Возьмите сами тяпку и пройдите с ней, согнувшись, полтора километра. Чему там радоваться было? – вспоминает Сергей Александрович. – Может быть, поэтому одними из первых мы и перешли на гербициды, чтобы рабочих и детей освободить от прополки.

Как бы то ни было, а полол Серёжа усердно, чтобы через месяц, когда закончится уборка пшеницы, получить заслуженную награду – поездку на море со школьными друзьями, с теми, кто работал в поле.

На распутье

Вне отпуска отца он почти не видел. Александр Алексеевич был поглощён колхозными заботами. С сыном и дочерьми не сюсюкался, уроки вместо них не делал. Да это и не было нужно. Дети были от природы любознательны и, в подражание родителям, ответственны.

Сергей учился на «пятёрки», только по сочинениям время от времени хватал «четвёрки». Школу окончил с отличием, и перед ним открылись двери многих институтов.

Он мечтал стать военным, пойти по стопам родного дяди. Генерал-майор Геннадий Шумский служил на полигоне «Плесецк», участвовал в запуске тысячи ракет и грузовых кораблей с космодрома «Плесецк». Его судьба служила примером для многих молодых ребят, не исключая и племянника.

Это в фильмах, в которых молодые лейтенанты служили далеко от города, все здорово, на самом деле, все не так романтично. К выпускному Сергей просто передумал стать военным.

Молодой человек поступил на механический факультет Ставропольского сельскохозяйственного института, который в своё время окончил и его отец.

Студенческие годы Сергей Шумский, как и все сельские ребята, прожил в общежитии, где между ровесниками легко складывались товарищеские отношения. Учиться на факультете механизации сельского хозяйства было очень сложно, и к концу обучения он знал все премудрости сельской механизации. Старался как можно больше летом заработать сам.

Школа мужества

Но вот институт был окончен и пришла пора служить в армии. Пройти воинскую подготовку считал своим долгом каждый советский парень.

Сергей Шумский попал в ракетные войска, и был направлен в суровый Архангельск. Как шутит он сейчас, уж лучше Северный Кавказ, чем южный берег Баренцева моря. Затем его перевели в космические войска в Подмосковье, и там снова мелькнула перспектива уйти в силовики. Но учиться на разведчика со знанием языков его не послали, а другие варианты не стоили того.

– Я понял, что это не моё, и вернулся домой, – говорит Сергей Александрович. – Отец предложил либо устраиваться в «Сельхозтехнику», либо в колхоз. Я решил остаться здесь.

Сын председателя

Сначала Сергей Александрович работал механиком. Затем возглавил кормопроизводство и 17 лет заведовал этой отраслью в хозяйстве. Потом колхозники избрали его на пост заместителя председателя. А 3 февраля 2007 года он по результатам голосования коллектива поменялся с отцом ролями и возглавил СПК колхоз-племзавод «Казьминский».

Ещё когда старший Шумский переехал из села Ивановское, где он работал главным инженером, в село Казьминское, Сергей вдруг почувствовал, как изменилось к нему отношение окружающих. Раньше он был простым сельским парнишкой, а теперь вдруг стал «сыном председателя».

В этом были и свои плюсы, и свои минусы. То, что работники колхоза не скажут начальнику, они могут высказать его сыну. Это вызывало сложности. С другой стороны, все хозяйственные проблемы у него были с детских лет на слуху, и многое можно предвидеть заранее, предупреждая возможные последствия.

– У тебя просто в голове откладывается то, о чём другие и не задумываются. Ты понимаешь, что нужно уделить внимание и тому, и другому, и третьему, решать задачи комплексно, – отмечает преимущество своего положения Сергей Шумский.

Династия Шумских

Свою судьбу Сергей Александрович встретил здесь же, в Казьминском. Темноглазая Галина жила неподалёку, училась в той же школе, но была младше по возрасту. Потом подросла, расцвела и запала в душу. Когда Сергей вернулся из армии, они поженились. Поначалу жили с родителями. Потом колхоз построил служебные домики, и семья молодых специалистов (а Галина тоже работала и до сих пор трудится в колхозе, в отделе кадров) в порядке очереди обрела собственную крышу над головой.

Ничем от других колхозников они не выделялись. Работали от зари до зари ради детей, ради благосостояния хозяйства и семьи. Как и все, по вечерам и в выходные дни возделывали приусадебные участки, выращивали свиней, кроликов, птицу.

Недавно чета Шумских отметила 30-летие совместной жизни. Дочь и сын выросли. Оба получили образование в том же аграрном вузе. Оксана вышла замуж, родила ребёнка и занимается его воспитанием, меняя место жительства за служивым супругом.

А вот сын Александр пошёл проторенной дорогой деда и отца: выучился на механика и вернулся работать в колхоз. Пока он был студентом, каждый год управлял на уборке комбайном. Теперь уже в качестве дипломированного специалиста стал заместителем главного инженера.

– Я выбрал этот путь сам. Подумал, если отец и дед учились в этом университете и многого достигли, то получится и у меня, – полагает Александр Сергеевич. – И работать здесь с ними, наверное, проще, чем было бы где-то. Они помогают, подсказывают. Хотя производственные споры возникают постоянно. Поначалу мы всё это обсуждали и дома, но теперь я уже и сам стараюсь не поднимать рабочие вопросы в семье. Хотя конечно, они так или иначе вклиниваются в наши отношения. Тем не менее, семья у нас дружная.

Как и Сергей Александрович, Саша в детстве почти не видел отца, который от зари до зари пропадал на работе. Строгим он не был. Лишь изредка устраивал воспитательные беседы, когда действительно было за что поругать. В поля Сашу чаще брал с собой дедушка, и попутно парнишка, повторяя опыт отца, осваивал водительскую науку.

– Вся трудовая закалка у наших мужчин пошла от Александра Алексеевича, – полагает Галина Шумская. – Он всех своих детей оставил в Казьминском. Одна дочь – экономист, другая – сейчас в аптечном бизнесе, тоже в селе. Внуки учились в сельскохозяйственном институте. Их везде представляют как династию.

Ничего удивительного в такой преемственности поколений Сергей Шумский не видит.

– Если вспомнить Древний Египет, то каждый ремесленник там пытался обучить своего ребёнка тому, что умел сам. Опыт передавался из поколения в поколение. И зачем ему было учить ремеслу кого-то чужого? И чему он мог ещё учить, если всю жизнь занимался чем-то одним? Не буду же я, например, учить, как в милиции надо работать? Другое дело – желание самого ребёнка. Я своего сына не заставлял. Он сам выбрал эту стезю, и я таким решением доволен. Где-то я ему помогаю, где-то он мне.

С компьютером на «ты»

Сейчас аграрием работать намного интереснее и сложнее чем раньше. Допотопная техника уступила место компьютеризированным автоматам. Доярки стали операторами машинного доения и обслуживают сложные системы западного производства. В каждом комбайне и тракторе есть электронные устройства, с которыми нужно быть на «ты».

– Когда говорят по телевизору с пренебрежением о колхозниках, меня как-то корёжит, – признаётся Сергей Шумский. – Поставь этих умников управлять современной сельскохозяйственной техникой, они же ничего не сделают. Современному колхознику надо много думать, читать, постоянно учиться. Требования времени не позволяют застыть на одном уровне.

Когда Сергей Александрович был ещё механиком, колхоз получил новые трактора Т‑150. Тогда они были чудом техники. Сейчас такими машинами никого не удивишь и не привлечёшь. Хотя бы ради того, чтобы заинтересовать молодых специалистов, машинно-тракторный парк надо регулярно обновлять.

Уже давно в Казьминском используют точную систему земледелия. Трактора переоборудованы, чтобы можно было управлять ими с помощью монитора. На высокоточных иностранных сеялках используется специальная связь.

– Каждый год живёшь по-новому, стараешься, чтобы был хороший урожай, чтобы пришла более современная техника, чтобы стало красивее, – делится надеждами председатель хозяйства. – Но больше всё-таки тяжёлого труда на износ. Как говорит наш главный агроном, хорошо, что мы не в Африке. Потому что две битвы за урожай в год никто бы не выдержал.

Задачи на будущее

С российской политикой в отношении внутреннего производителя загадывать наперёд – дело неблагодарное. Очень осторожно Сергей Шумский говорит о перспективах колхоза. Своей главной целью на ближайший год он считает выплату зарплат.

– Чтобы это сделать, нужно создавать условия труда и вкладывать в средства производства, – ставит текущие задачи Сергей Александрович. – Ещё одна важная задача – сохранить хозяйство в сегодняшних размерах. Планируем развивать переработку, но многие факторы мешают. То доллар упал, то зерно не продаётся. Мы потихоньку вместе с другими производителями молока строим молочный завод в Невинномысске. Сейчас пытаемся взять кредит. Если в ближайшие год-полтора не реализуем проект, придётся избавляться от животных, чтобы сохранить колхоз. Зерно не продаётся, свекла в цене упала. Мы не можем позволить себе накапливать долги.

Молочное животноводство, даже возведённое в ранг краевого приоритета, остаётся убыточным. Половина магазинной цены на молоко оседает в торговых организациях. Когда первый раз за три года производители подняли цену на сырьё на 2 рубля, в рознице цена пакета молока выросла на 20 рублей, но, как обычно, все обвинили в этом колхозы.

Резко упала в этом году и цена на сахар, поскольку свёкла дала рекордный урожай. Когда был скачок вверх, сельхозпроизводителей вызывали и убеждали сдержать рост. А теперь почему-то никого уже не волнует, как чувствует себя в обратной ситуации поставщик сырья.

На взгляд Сергея Шумского, проблема низких цен на сельскохозяйственную продукцию заключается в том, что производителям ограничивают доступ на внешний рынок, искусственно сдерживая инфляцию на продукты питания внутри страны, в то время как затраты на горючее, химию, энергоносители только растут.

– Мы выживаем уже давно, – не скрывает председатель. – За последние 10 лет было только три благоприятных для нас года, когда мы могли позволить себе большие вложения в основные средства производства. Мы покупали новые комбайны, переоборудовали фермы. В прошлом году купили сразу 12 комбайнов «Торум» по льготному кредиту. Но мы не думали, что в этом году будет так плохо продаваться зерно. Реализована только половина того, что планировалось. Пшеница третьего класса лежит, и никто даже не пытается торговаться о цене.

Семена дружбы

Больше оптимизма руководителю внушает семеноводческое направление. «Казьминский» выращивает семена пшеницы сортов Краснодарского НИИСХ, подсолнечник, сою и рапс селекции французской фирмы «Евралис», гибриды свёклы нескольких иностранных компаний. Производят здесь также семена гибридов кукурузы отечественной селекции и «Сингенты».

– В прошлом году у нас была самая высокая урожайность подсолнечника на семена в Европе. И что важно, мы получили семена первого класса, потому что не везде удаётся вырастить качественный урожай, – подчёркивает Сергей Шумский. – Это как если бы мы сделали «Мерседес» в условиях России. Вовремя провели сортовые прополки, соблюдали всю технологию. В этом году попробуем совместно с французами выращивать семена кукурузы. Они не занимаются этим там, где нет орошения. Для них это будет эксперимент. А для себя мы выращиваем три французских гибрида кукурузы. Недавно начали реконструкцию кукурузо-калибровочного завода.

Сотрудничество «Казьминского» с французской фирмой длится уже много лет. В далёком 1989 году в колхоз привезли представителя компании Сержа Кардейяка, представив его как одного из самых квалифицированных агрономов Франции. И действительно, на первом же этапе совместной работы Серж поразил Сергея Шумского точными и важными замечаниями. В дальнейшем их деловое общение переросло в дружбу.

Здоровье как увлечение

Отдыхать, по признанию супруги Сергея Шумского, он не умеет. 5 дней летом на море – это максимум, что он может себе позволить, чтобы не опоздать к уборке свёклы.

В хозяйстве 4 отделения, расположенных в Краснодарском и Ставропольском краях. Только чтобы объехать их все, приходится в день преодолевать 300-400 километров. Нужно потратить немало сил, управляя огромным коллективом в 1430 человек. При этом надо соответствовать рангу лучшего хозяйства и лучшего руководителя России, в своё время удостоенного медали «За трудовую доблесть перед Ставропольем» III степени.

Сергей Александрович увлёкся китайской гимнастикой. Он с детства был неравнодушен к физкультуре. Играл в футбол, в баскетбол, в теннис. Упорно занимался каратэ, которое, кстати, имеет китайские истоки.

– В китайской гимнастике самое главное – это достижение спокойствия. И ею можно заниматься в любом возрасте, – пояснил Сергей Александрович, чем вызван его интерес. – Главное – заниматься правильно, чтобы был наставник, желательно именно китаец. Я нашёл такого учителя 4 года назад. С тех пор регулярно езжу к нему в Петербург на семинары и занимаюсь дома. Он создал свой семейный стиль, суть которого доступно объясняет на русском языке.

Любовь к физкультуре Сергей Александрович в своё время передал сыну, а теперь и внуку Данилу, который, будучи первоклассником, уже играет в футбол в ставропольской школе олимпийского резерва.

Колхоз «Казьминский» поддерживает спортивные школы и секции на территории всех населённых пунктов, где находятся его отделения, в Отрадненском районе Кубани – секцию каратэ, работу тренеров которой оплачивает хозяйство.

Всё для села, всё для людей

Казьминских ребят со школьных лет учат любить и обрабатывать землю. В селе при колхозе действует самая сильная в районе ученическая бригада. Её лучшие участники на выпускном вечере проходят по звёздной дорожке, и Сергей Шумский, вручая подарки, призывает ребят, отучившись в вузах, возвращаться назад. Селу нужны специалисты, как в аграрной сфере, так и во многих других областях. А уж об инфраструктуре для молодёжи хозяйство позаботится.

Результаты благотворительной и спонсорской помощи колхоза селу видны на каждом шагу. В квартале от колхозной администрации стоит красивая новая церковь. Работает добротный Дом культуры. Отремонтированы детские сады и школы. Обустроены бассейны с водой из термальных источников, куда приезжают люди со всего края и из-за его пределов.

Всё это заслуга, конечно же, всего коллектива. Но именно под управлением сначала Александра Шумского, а теперь Сергея Шумского, «Казьминский» сохранил главный принцип работы, присущий колхозам прошлого века, – заботу о людях, живущих на территории хозяйства.