Потенциал сельхозпроизводства на Ставрополье раскрыт далеко не полностью

12

Мероприятием «не для галочки» стало совещание в краевом аграрном ведомстве, которое прошло в минувший вторник в большом зале минсельхоза. Необходимость развития кооперации, легализация агробизнеса, изменения в налогообложении – неполный перечень поднятых вопросов и проблем.

Ответ монополистам

Глава краевого аграрного ведомства Владимир Ситников провёл совещание в формате дискуссионной площадки. Большую часть планёрки посвятили не докладам, а обсуждению насущных проблем и стратегических задач аграрного сектора. В дискуссии приняли участие руководители подведомственных учреждений министерства, общественных организаций, а также сельхозуправлений и ассоциаций крестьянско-фермерских хозяйств из всех муниципальных образований края.

Одной из главных тем на совещании стали перспективы сельхозкооперации. Вовлечь в это движение планируют крестьянско-фермерские и личные подсобные хозяйства края.

– Ставрополье стоит у истоков развития сельхозкооперации, которая поможет изменить к лучшему качество жизни на селе, – заявил Владимир Ситников.

Лидер по количеству сельхозкооперативов в России – Липецкая область. Только за три последних года в их деятельность вовлекли половину личных подсобных хозяйств региона. Развитие кооперации позволило повысить рентабельность производства КФХ и ЛПХ, сохранить и обеспечить занятость сельского населения, увеличить доступность заёмных средств для представителей малого бизнеса. Впрочем, на Ставрополье на сельхозкооперацию возлагают ещё большие надежды.

Молочный рынок по факту монополизировала «кучка» перекупщиков, которые имеют, в отличие от производителей, баснословные прибыли. Если крупные хозяйства заключают долгосрочные контракты с молзаводами и могут себе позволить «держать цену», то население вынуждают продавать молоко за бесценок.

Годовой оборот молока в крае составляет семь миллиардов рублей, 4,6 миллиардов из которых – доля крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств.

Десять крупных заготовительных организаций края закупают молоко не у населения, а у нескольких десятков других посредников. По сути, сырьё перепродаётся дважды. Аппетиты у перекупщиков таковы, что по цепочке от населения до молкомбинатов стоимость молока возрастает чуть ли не вдвое. В ЛПХ сырьё закупают по 12‑13 рублей, в то время как заводы платят по 20‑22 рубля. А ведь даже пять рублей, осевших в карманах заготовителей – это свыше полутора миллиардов рублей в год. О монополизации рынка свидетельствует анализ ценообразования в крае. Казалось бы, в тех районах, где действует больше заготовителей, и цена на молоко должна быть выше. Однако на деле всё с точностью до наоборот.

– За счёт развития сельхозкооперации будет инициировано перераспределение доходов в пользу населения, – подчеркнул глава аграрного ведомства. – Только объединившись, в рамках конкурентной борьбы КФХ и ЛПХ смогут стимулировать рост цен на молочное сырьё и получить заслуженную прибыль.

Создание сельхозкооперативов по приёмке и переработке молочного сырья, считают в минсельхозе, позволит за два-три года занять до 40 процента рынка. Планируется, что первые такие кооперативы появятся в шести районах края: Предгорном, Новоселицком, Советском, Туркменском, Петровском и Ипатовском.

По словам Владимира Ситникова, учитывая приоритет развития сельхозкооперации, средства на её поддержку в следующем году существенно возрастут.

– Мы уже вышли с соответс­твующим предложением на главу края Владимира Владимирова, и данный вопрос находится под его личным контролем, – подчерк­нул министр. – В первую очередь, мы рассчитываем на перераспределение средств бюджета в рамках «единой субсидии». Если в этом году на развитие кооперативов было предусмотрено 124 миллионов рублей, то в 2019-м эта сумма должна быть кратно увеличена. Кроме того, мы предлагаем направить на данное направление не менее 20 процентов субсидий, выделяемых в рамках программы развития местных инициатив. Существенно поможет сельхозкооперативам и предоставление зай­мов Фондом микрофинансирования субъектов малого и среднего предпринимательства. Эти вопросы мы сейчас прорабатываем с нашими коллегами из краевых министерств финансов и экономического развития, депутатами регионального парламента, представителями общественных организаций.

Среди главных условий развития кооперации участники мероприятия также назвали всестороннюю организационную, информационную и консультационную поддержку, которая должна оказываться селянам всеми уровнями власти в самой доступной форме. Определяющая роль отводится главам муниципалитетов – фермеры рассчитывают на их помощь в работе с населением и реализации продукции.

Владимир Ситников поручил начальникам территориальных сельхозуправлений в двухнедельный срок внести предложения по созданию кооперативов и разработать «дорожные карты» по развитию данного направления в мунобразованиях.

Сельские сенсации

– Потенциал производства зерна на Ставрополье раскрыт не полностью, – убеждён министр. – Повышение культуры земледелия, соблюдение агротехнологий позволят увеличить валовой сбор зерновых культур до 13‑15 миллионов тонн в год.

Владимир Ситников обратил внимание на опыт сельхозуправления Кочубеевского района, где налажен продуктивный контакт с сельхозпроизводителями. Регулярные семинары, на которых агрономы обмениваются опытом по технологии возделывания, применению различных сортов сельхозкультур, удобрений и средств защиты растений, обернулись существенным сокращением разрыва между хозяйствами и по урожайности, и по качеству сельхозпродукции.

По-прежнему острой остаётся проблема повышения безопасности сельхозпроизводства. Увеличение случаев производственного травматизма в прошлом году (из 42 случаев семь – со смертельным исходом) заставило пересмот­реть отношение к охране труда на предприятиях.

Продолжительная засуха обернулась повышенной пожароопасностью. 24 пожара уничтожили посевы зерновых на площади более двух тысяч гектаров и свыше одной тысячи рулонов сена, сгорели два комбайна и трактор.

Впрочем, «кивать» только на погоду было бы несправедливо. Причина любого пожара – это на 99 процентов человеческий фактор, уверены в минсельхозе. Во многих хозяйствах не соблюдаются элементарные правила безопасности: вокруг полей и населённых пунктов не создаются защитные полосы, не выкашивается трава, на технике не установлены искрогасители, в необходимом объёме отсутствует подвоз воды.

На совещании была озвучена новость, которую впору назвать сенсационной. Стопроцентный зап­рет на сжигание стерни, похоже, может перестать быть абсолютным. В крае отмечена вспышка гибеллиноза (белой прикорневой гнили), эффективно бороться против которой сложно иначе, кроме как с помощью огня. Мелкосемянные культуры по стерне также не посеешь. Это отнюдь не означает, что аграриям повально разрешат «вооружиться» спичками. Если и будет принято решение частично отменить запрет, то только на условиях исключительных, строжайших мер пожаробезопасности.

Ежегодно град выбивает урожай на части сельхозугодий края. Меры противоградовой борьбы либо не слишком эффективны, либо недостаточны. Ряд хозяйств Ставрополья, в том числе крестьянско-фермерских, в прямом смысле оказались заложниками ситуации. Как рассчитываться с банками, если урожай погиб? Частично решить проблему может пролонгация кредитов. Правда, из разряда льготных они перейдут в коммерческие.

В системе НДС

Обсуждение налоговых изменений вызвало оживлённую дискуссию. Пожалуй, самый будоражащий аграриев вопрос – тотальный переход в систему работы с НДС, начиная с 2019 года. До недавнего времени подавляющее большинство ставропольских сельхозпроизводителей платило единый сельскохозяйственный налог. С 1 января все они станут плательщиками НДС. Как следствие, значительно усложнится документооборот. Но помимо обязательств, у плательщиков налога на добавленную стоимость есть и привилегии – право на заявление вычетов и получения возмещений из бюджета при закупке ГСМ, техники, удобрений, средств защиты растений и других составляющих сельхозпроизводства. НДС увеличивает стоимость сельхозпродукции на десять процентов. Но, возмещая расходную часть, сельхозпроизводитель получает «входные» 18%.

Правом не исполнять обязанности плательщиков НДС могут воспользоваться хозяйства, где в 2018 году не был превышен лимит оборота сельхозпродукции, в отношении которой применяется ЕСХН. Сейчас он составляет сто миллионов рублей. Для этого не ранее 1-го и не позднее 20 января 2019 года необходимо подать в налоговую инспекцию по месту учёта соответствующее уведомление и пакет документов, подтверждающий это право.

В 2019 и последующие годы лимит по обороту будет снижаться на десять миллионов ежегодно, пока не достигнет в 2022 году планки в 60 миллионов рублей. Иными словами, все аграрии, за исключением микробизнеса, войдут в систему работы с НДС.

Возникает резонный вопрос: можно ли в принципе успеть подать уведомление, если учесть, что первая декада января – это выходные дни? Кроме того, смогут ли налоговые службы выдержать вполне вероятный наплыв фермеров? Как уверяют налоговики, особых проблем не возникнет, так как собрать пакет документов будет несложно. Главное, чтобы бухгалтер вовремя подсчитал выручку для налогообложения за весь предыдущий год.

Тех аграриев, которые уже работают в системе НДС, касается другое новшество. С 1 января 2018 года, получая субсидии из бюджетов всех уровней на покрытие тех или иных расходов, плательщики налога на добавленную стоимость обязаны восстанавливать суммы вычетов. Исключение – если субсидия была получена ранее, чем приобретены товар или услуга. На практике это выглядит так. Сельхозпроизводитель покупает трактор и подаёт заявку на возмещение НДС. Через какое-то время по линии минсельхоза он получает компенсацию на понесённые затраты. Далее его обязанность – восстановить уже полученный в виде вычетов НДС и вернуть его в казну государства.

Нет отчётности – не будет и поддержки

Меры господдержки обеспечивают развитие сельхозпроизводства. Справедливо ли пользоваться благами, не выполняя определённых обязательств? Очевидно, что нет.

На 1 января 2018 года в реестр субъектов государственной поддержки на Ставрополье входило около 1900 крестьянско-фермерских хозяйств. К июню их число снизилось примерно на четверть. Фактически это означает отсутствие отчётности по деятельности хозяйства: нет отчёта – выбыл из реестра. Восстановиться в списке можно только через год.

– Статистические данные нам необходимы для эффективного развития отрасли, – подчеркнул Владимир Ситников. – Поэтому мы не намерены поддерживать хозяйства, которые не предоставляют нам отчётность.

Преломить ситуацию краевой минсельхоз решил с помощью болезненного, но, как показывает практика, весьма действенного финансового рычага. Так, в связи с резким ростом цен на топливо из резервного фонда Российской Федерации и краевого бюджета на частичную компенсацию затрат на горюче-смазочные материалы выделено 222 миллиона рублей. Есть вероятность, что транш этот будет не единственным. Однако получить компенсацию смогут лишь те хозяйства, которые входят в реестр. Жёсткая позиция главы аграрного ведомства говорит о том, что такой подход будет практиковаться и по другим направлениям господдержки.

Заместитель министра сельского хозяйства Сергей Ридный напомнил о действующей программе обновления машинно-тракторного парка по линии Росагролизинга, которая позволяет приобретать сельхозтехнику на выгодных условиях. В крае зарезервированы средства на финансирование этой программы. Для участия в ней сельхозпроизводителям необходимо собрать соответствующий пакет документов.

Легализация фермерства

Опытом выведения фермеров «из тени» поделился начальник управления сельского хозяйства и охраны окружающей среды Нефтекумского городского округа Рахим Зарикиеев.

– Совместно с налоговиками и правоохранительными органами мы на местах провели соб­рания с людьми, которые, по нашим сведениям, работают нелегально, – рассказал начальник сельхоз­управления. – Объяснили, на какие меры господдержки могут рассчитывать фермеры и чем чреват теневой бизнес. Так, первоначальный штраф за незаконную предпринимательскую деятельность по линии налоговиков составляет 500 рублей, повторное нарушение обойдётся «нелегалу» в пять тысяч рублей, а троекратное – в 50 тысяч рублей. Законные инструменты давления есть и у правоохранительных органов.

Инвентаризация животноводческих точек позволила выявить около 70 теневиков. За один только месяц в шести сёлах налоговая инспекция составила десять протоколов. Совместная работа сельхозуправления и силовиков принесла ощутимый результат. 79 человек с начала года зарегистрировались в налоговой инспекции как крестьянско-фермерские хозяйства.

Кстати, в 2017 году на территории округа закрылись 20 занятых в животноводстве КФХ, в которых содержалось около тысячи голов крупного рогатого скота и свыше 30 тысяч овец. В первом полугодии нынешнего года сельскохозяйственную деятельность прекратили около 60 индивидуальных предпринимателей и крестьянско-фермерских хозяйств.

Со слов бывших фермеров, основная причина закрытия – необходимость установки кассовых аппаратов, снижение субсидирования поголовья сельскохозяйственных животных в 2015‑2017 годах, планируемый переход на работу в системе НДС в 2019 году и камеральные проверки налоговой инспекции.