Конец ноября – ​время окончательного завершения главных сельхозкампаний – ​сбора урожая‑2020 и сева озимых под урожай 2021 года. Для участников отрасли это оптимальное время подведения первых итогов активной фазы сельхозгода‑2020/21 на рынке полевых сash crops непосредственно перед завершением сезона деловой активности. 27 ноября в режиме онлайн прошла конференция «CROP PRODUCTION RUSSIA 2020 Полевое растениеводство – ​ключевые тренды», на которой ведущие эксперты оценили новейшие технологии с акцентом на результаты их практического применения, дали самые свежие прогнозы и аналитику по рынку, обсудили стратегические тренды, которые определят формат развития crop-индустрии в ближайшие 10‑15 лет.

Реклама

CROP PRODUCTION RUSSIA традиционно проводится для руководителей компаний из сферы растениеводства – ​собственников и директоров агрохолдингов, сельхозпредприятий и фермерских хозяйств, директоров по растениеводству и главных агрономов, поставщиков входящих ресурсов и технологических решений – ​техники, СЗР, семян, удоб­рений, провайдеров IT-платформ и т. д., короче говоря, для всех, кто работает в российском растениеводстве и кто интересуется трендами crop-индустрии. Конференция ежегодно является одним из ключевых событий на рынке зерновых культур.

Мероприятие состояло из трех треков, каждый из которых заслуживает отдельного внимания. Во вводном треке эксперты дали установочные сообщения по «Карте сезона 2020/21», обсудили коммерчески привлекательные cash crops текущего сезона, поговорили о том, чем завершилась уборочная и как прошел сев озимых, а также о том, что выращивать под урожай 2021 года и каковы сегодня приоритеты сельхозпроизводителей. Вел конференцию управляющий партнер Agrotrend.ru Николай Лычев.

Мировые рынки зерна‑2021: прогнозы и тенденции

 Онлайн-конференция стартовала с выступ­ления генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, который начал с актуального обзора мировых рынков зерна. По его словам, сегодня ситуация на рынках достаточно неоднозначная, и в немалой степени на нее повлияли климатические условия и глобальная пандемия. Это привело к тому, что мировые цены на пшеницу то резко падали, то взлетали вверх. Не минули эти тенденции и российских импортеров зерна. В целом  рынки растениеводческой продукции в течение сезона‑2020, по словам эксперта, «смотрели вверх». и произошло это под воздействием двух ключевых факторов: уже вышеупомянутая пандемия и деятельность Китая, в сфере агробизнеса которого сейчас происходят серьезные тектонические процессы, позволившие Поднебесной сохранить высокие платежеспособные показатели.

Так, с наступлением ноября цены на мировом рынке зерна преимущественно укрепились. Поддержку им оказал ряд крупных тендеров на закупку пшеницы. Турция, Тунис и Сирия провели тендеры на закупку в сумме 750 тыс. т пшеницы, Саудовская Аравия приобрела 860 тыс. т пшеницы. Кроме того, росту цен способствует сохранение высокого спроса со стороны стран-­импортеров. В частности, Китай продолжает массированные закупки кукурузы, пшеницы и соевых бобов. Увеличение цен на нефть и ослабление курса доллара к корзине валют также оказало поддержку ценам.

Еще одним фактором, повлиявшим на рост цен, способствовал опубликованный в ноябре очередной отчет Министерства сельского хозяйства США с прогнозами мировых балансов на сезон‑2020/2021. Американское аграрное ведомство понизило прогноз мирового урожая и конечных запасов пшеницы, кукурузы и ячменя по сравнению с октябрьским прогнозом. Одновременно прогноз урожая был повышен для России (+0,5 млн т). Говоря о влиянии этих тенденций на российский зерновой рынок, Дмитрий Рылько отметил, что Россия оказалась под воздействием своеобразного эффекта резонанса от ряда внешних факторов: рост мировых цен в долларах; падение курса российского руб­ля; сокращение объемов внут­реннего предложения.

По прогнозам, в ближайшие недели понижающее давление на мировые цены будет оказывать поступление на рынок нового урожая кукурузы, пшеницы, ячменя из США, Канады, ЕС, Австралии, России и из Украины. В частности, аналитики ожидают роста мирового урожая кукурузы по сравнению с прошлым годом на 2,6%, пшеницы – ​почти на 1% и снижения урожая ячменя на 0,3%. Министерство сельского хозяйства США прогнозирует валовой сбор пшеницы в мире в сезоне‑2020/21 на рекордном уровне – ​более 772,4 млн т, что на 7,4 млн т выше оценки прошлого сезона.

Американское аграрное ведомство ожидает, что мировое потреб­ление пшеницы будет ниже валового сбора, что приведет к росту конечных запасов этой культуры до рекордного уровня – ​почти 320,5 млн т. Урожай зерновых в России, по оценке Дмитрия Рылько, повысится до 130 млн т, что будет вторым по величине урожаем за всю историю. Так, рост валового сбора в РФ будет достигнут за счет роста урожайности и убранной площади до 28,6 млн га. Что касается цен на зерно, то они идут вверх по рекордно высокой траектории.

Экспортные цены российской пшеницы к концу ноября выросли на фоне умеренной динамики мировых площадок, продолжающихся обсуждений ограничения экспорта и состояния озимой пшеницы в регионе Черного моря. Как пример от Института конъюнктуры аграрного рынка: только за неделю пшеница с протеином 12,5% подорожала до 254 долларов за тонну. При этом мировой биржевой рынок был в целом стабилен. Поддержку ценам оказывает активный импорт в Китай, обеспокоенность состоянием посевов в США и черноморском регионе. Давление на цены оказывает высокий урожай в Австралии и рост предложения пшеницы, которая уверенно начала вытеснять черноморскую из Юго-­Восточной Азии. Согласно прогнозам экспертов, в краткосрочной перспективе ситуация на российском и мировом рынке будет стабильной. Однако в ближайшие недели возможна новая волна рос­та цен на пшеницу и кукурузу в мире.

Также Дмитрий Рылько остановился на погодных факторах. По его словам, существенное влияние на конъюнктуру рынка могут оказать неблагоприятные агрометеорологические условия: их ухудшение в ключевых регионах мира может оказать поддержку ценам. К сожалению, под воздействием неблагоприятных климатических условий оказалась территория европейской части России, где прошел рекордный сев озимых: в этом регионе – ​большие потери урожая, многие посевы попросту не взошли и по-настоящему раскустившихся побегов очень мало. Спикер также обратил внимание на активно развивающийся в Южном полушарии природный феномен Ла-­Нинья, который, как ожидается, продлится до следующего года и может стать самым мощным за последние 10 лет. Как правило, во время Ла-­Нинья осадки в Юго-­Восточной Азии, Южной Африке, Индии и Австралии выпадают сверх нормы, а более сухая погода наблюдается в Аргентине, Европе, Бразилии и на юге США.

Низкие темпы роста мировой экономики продолжат оказывать свое влияние на цены зерновых культур в ближайшие месяцы. Фактором неопределенности являются планы закупки зерна основными странами-­импортерами. На фоне роста заболеваемости COVID‑19 они могут увеличить объемы импорта для создания страховых запасов зерна, опа­саясь возможных сбоев в цепочках поставок. А в случае ухудшения агрометеорологических условий спрос вырастет еще больше. Это может привести к сохранению тенденции роста цен, несмотря на более чем достаточный уровень предложения зерна на мировом рынке. Однако даже при этом варианте развития событий по прошествии времени мировой спрос снизится и цены упадут.

Завершил свое выступление Дмитрий Рылько демонстрацией ключевых индексов от Института конъюнктуры аграрного рынка, демонстрирующей рекордный уровень роста цен на зерно на примере Центрально-­черноземного региона.

В России

Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка рассказал, чем закончилась уборочная кампания в России и как прошел сев озимых культур.

Рылько особо подчеркнул, что состояние посевов озимых культур, которые в ряде регионов РФ пострадали от засухи, вызывает тревогу у экспертов. Не исключено, что доля плохих посевов приблизится к рекорду, а аграриям потребуются дополнительные средства для пересева озимых полей весной будущего года

— К сожалению, из-за чрезвычайно сухой погоды на Юге РФ и в Центре, а также недостатка влаги во многих регионах По­волжья и, несмотря на рекордный сев, мы ожидаем очень серьезного сокращения доли озимых в хорошем и отличном состоянии, резкого увеличения озимых в удовлетворительном состоянии и ожидаем того, что будет близким к рекорду, по крайней мере за последние годы, количество плохих и невзошедших площадей, – ​заявил генеральный директор ИКАР.

По его словам, такого рискованного состояния озимых в Центре и на Юге страны не припомним за всю историю наших наблю­дений.

— Очень много невзошедших полей, много пшеницы, которая находится в состоянии так называемого шильца, много пшеницы, которая выбросила пару листочков, а это, надо сказать, одно из самых уязвимых состоя­ний пшеницы перед зимовкой. И очень мало по-настоящему распустивших полей, – ​сообщил эксперт.

Глава ИКАР отметил, что сев озимых в этом году проведен на рекордных площадях.

— Пока точных данных нет, но рекорд есть, пока вопрос – в его масштабности, – ​сказал он. – По озимой пшенице мы знаем, что может быть добавлено 950 тыс. га, это колоссальная цифра. Но с такими ценами и с такой маржой было бы удивительно, если бы не засеяли колоссальные площади. Мы сделали первый, провизорный, прогноз урожая зерна. По пшенице базовый прогноз – ​78 млн тонн. На этот год оценка составляет около 84 млн тонн. 78 млн тонн – ​это средний для России урожай, – сказал Рылько.

Как пояснил эксперт, провизорный прогноз основан на двух противоположных факторах, из которых эксперты выбрали «нечто среднее».

— Первый – ​рекордный сев озимой пшеницы, наверное, при прочих равных условиях следует ждать и очень хорошего сева яровой, правда, пока не ясно, что будет с погодой. С другой стороны – ​очень плохие за очень многие годы озимые, которые находятся в весьма хрупком сос­тоянии, – ​заявил он.

«Момент с исторически высокими ценами упускать нельзя – ​это время, чтобы инвестировать доходы в модернизацию производств, создание новых бизнесов и захват новых ниш, в которых Россия на мировом рынке представлена слабо или отсутствует совсем».

Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько

Смотреть на спрос

Начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко коснулась ситуации с основными агротоварами широкого потребления в мировом масштабе в 2020 году.

 — Сейчас, конечно, участникам нашей конференции было бы интересно заглянуть в будущее, в 2021 год. Чтобы оценить перспективы, можно пойти тремя путями: опросить экспертов, оглянуться на опыт прошлых лет, широко взглянуть на новую проблему. Ситуация, с которой мы сегодня сталкиваемся, связанная с короновирусом, нова для всех. Мы не можем четко объяснить, что нас ждет в будущем, только исходя из имеющегося опыта. Его явно недостаточно. Поэтому чтобы делать прогнозы по поводу цен, надо посмот­реть на рост спроса на основные сельскохозяйственные товары.

По словам Дарьи Ситко, в начале коронакризиса никто не предполагал сначала такого обвала цен на сельхозпродукцию вслед за падением цен вообще на остальное сырье. Но потом начался рост. Эксперт отметила, что цены на продовольствие восстановились быстрее остальных товаров. Да и колебания у них были менее резкими, чем у цен на энергоносители, к примеру.

— Если проанализировать цены за последние 10 лет, то цены на сельхозпродукцию находились в хорошем нисходящем тренде, – ​рассказала Ситко. – ​С 2011 по 2018 годы цены на все культуры плавно снижались. Потом начался плавный рост. Текущие котировки, конечно же, радуют всех производителей агрокультур по всему миру, потому что цифры превосходят уровни и 2018 года, и 2019 года, но они все равно не дотягивают до максимального уровня 2011 года.

Эксперты, по словам Дарьи Снитко, объясняют это большим количеством денег на мировом рынке, массированным государственным стимулированием аграрного сектора в США и ряде других стран. Да и население планеты растет не очень быстро. Этот темп не сильно подгоняет спрос на продовольствие, как мог бы. По словам Снитко, пандемия, колебания валют, девальвация доллара не сильно затронули этот спрос. Население оказалось готово ограничить себя в промтоварах и туристических поездках, но питается по-прежнему. На мировых ценах сказалось то, что многие страны, предвидя опасные последствия пандемии, стали закупать продовольствие впрок, что открыло, кстати, дорогу российским товарам в те страны, которые предпочитали до этого иметь дело с хорошо проверенными брендами.

«На всякий случай»

Как отметила эксперт, пандемия спровоцировала страхи разрыва цепочек поставок не только сырья и товаров, но и продовольствия, что неминуемо приведет к перебоям с его поставками. Жители многих стран, опасаясь голода, вновь сметают все с полок продовольственных магазинов. Естественно, ажиотаж привел к росту цен на продукты питания. Власти вынуждены срочно закупать продовольствие, чтобы успокоить население и не дать разгореться панике.

— Планета готовится к потенциально возможному голоду, – ​сказала эксперт. – ​Иордания создала рекордные запасы пшеницы. Крупнейший на планете импортер зерна – Египет за последние полгода увеличил закупки продовольствия более чем на 50%. Тайвань сообщает о наращивании продовольственных запасов, а Пекин закупает зерно для прокорма растущего поголовья свиней. Опасения не лишены оснований. Пандемия, вне всяких сомнений, сильно ударила по глобальной и региональной торговле и уже на время расстроила цепочки поставок между фермами и потребителями.

Снитко повторила, что COVID-19 еще весной существенно изменил поведение потребителей, которые, боясь заразиться, ограничили посещение магазинов и рынков, но при этом увеличили объе­­мы покупок и, естественно, стараются создавать дома на «черный день» запасы продуктов.

— Инфляция, которую мы сейчас видим, имеет другую природу – ​многие страны просто закупают продовольствие впрок, опасаясь или нехватки продуктов, или еще большего роста цен на них, чтобы сохранить стабильность политических систем, предотвратить народные волнения, – ​резюмировала ­Дарья Снитко.

Она сообщила, что ценовая ситуация на российском рынке характерна не только для России. По оценке МВФ, инфляция начала расти во второй половине 2020 года практически во всех странах. Продовольственная инфляция очень сильно выросла во всех странах. Это значит, что рост цен и рост маржи характерны и для Бразилии, и для Китая, что в долгосрочной перспективе производство агротоваров будет расти.

Временный шок

— Я бы хотела отметить еще несколько важных моментов, – ​сказала Дарья Снитко. – Прежде всего, текущую ситуацию мы должны воспринимать как временный шок спроса на мировом рынке, и рост цен вряд ли может стать предвестником нового agrocommodities суперцикла, чего, конечно же, очень хотели бы производители сельхозпродукции. Почему? Потому что спрос на продовольствие – ​величина, зависимая от объема потребления и количества населения, а эти факторы в ближайшем будущем, наверное, очень быстро расти не будут. Тем более что экономический рост всех регионов, которые в последнее время демонстрировали ­какие-то красивые двухзначные цифры, тоже снизится, даже по прошествии кризиса. Фундаментального переноса трат населения в сторону продовольствия, наверное, не случится.

Биржевое регулирование цен

Тем не менее, по словам эксперта, стоит обратить внимание на тот фактор Китая, который выплыл очень явно в этом году на мировую арену, то есть то, как Китай стал резко наращивать импорт продовольствия, регулировать свои закупки сои, ячменя, пшеницы, показывает, что политика этой страны может приводить к тому, что цены на мировых аграрных биржах будут очень волатильны.

— И, наверное, это единственный уверенный прогноз, который я могу сделать на 2021‑2022 гг.: цены на агротовары могут и рас­ти, и падать, но точно будут очень волатильны, – ​подчеркнула Снитко. – ​В этой ситуации агропроизводители, конечно же, будут наращивать производство, чтобы получить все прибыли от растущих цен. Но мне кажется, что в условиях волатильности стоит вспомнить о механизмах регулирования, которые рынку полезны, для того чтобы никто не проигрывал в ситуации, когда цены изменяются на 20‑30% за несколько месяцев. Это – ​механизм хеджирования, например, который позволяет всем участникам агропродовольственного рынка страховать свои риски от очень резких колебаний цен. Именно этого, как мне кажется, российскому рынку агропродукции очень не хватает. Именно поэтому у нас часто возникают непопулярные меры по регулированию экспорта, разного рода ограничения. И чтобы избежать ситуации, когда российский аграрии в урожайный год теряют деньги из-за того, что ограничивается экспорт, можно только в том случае, если адаптировать в России рыночные механизмы регулирования цен. Это, прежде всего, развитие биржевой торговли с широким использованием инструментов хеджирования, – ​уточнила эксперт.

Отвечая на вопросы слушателей конференции, Дарья Снитко отметила высокую маржинальность выращивания пшеницы в 2020 году. По ее мнению, этот тренд сохранится и в 2021 году. Также она отметила колоссальный рост маржинальности масличных культур, отметив при этом, что в различных регионах есть существенные различия по этому воп­росу.

Агротренды будущего

Директор Центра научно-­технологического прогнозирования ИСИЭЗ ВШЭ Александр Чулок выступил на тему: «Карта глобальных агротрендов: вызовы и возможности для растиеводства». Так же, как и его коллеги, эксперт подтвердил, что пандемия задала тренд на трансформацию агросектора.

— Сегодня мировой тренд практически во всех отраслях – ​диверсификация производства, получение дополнительного дохода от «неосновных» бизнесов, – ​отметил Чулок. – ​Кроме того, в условиях пандемии стали видны негативные последствия от глобализации рынков: COVID‑19 показал, что более 90% глобальных компаний пострадали от логистических задержек из-за закрытия границ с начала 2020 года. И если раньше было выгодно иметь транснациональные предприятия, то сейчас все стараются больше локализовать бизнес, создать самодостаточные экосис­темы. Это в полной мере касается и АПК, причем дело не только в финансовой эффективности. Речь идет о стратегическом понятии – ​продовольственной безопасности.

С другой стороны, как отметил эксперт, действуют многочисленные глобальные тренды, среди наиболее значимых – следующие: меняются цепочки создания добавленной стоимости и маржинальность традиционных бизнесов; ужесточаются экологические и этические требования к продукции; ускоряется внедрение цифровых и роботизированных технологий; меняется спрос со стороны смежных секторов.

«Российский агропромышленный комплекс со всей его технологической и институциональной многоукладностью может стать значимым драйвером для восстановления экономики и социальной стабильности до 2025 года и далее».

Директор Центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ ВШЭ Александр Чулок

— Я хочу привлечь внимание к тем агротрендам, которые будут значимы в ближайшее десятилетие, – ​сказал Чулок. – ​Я напомню, что в России долгое время были замечательные возмож­ности, связанные с высокими ценами на нефть. Как мы использовали эти возможности? Мы вкладывали средства в глубокую переработку, в инновационное развитие, в мониторинг альтернативных историй? Мы успели среагировать на сланцевую революцию и восприняли ли ее серьезно? Думаю, что ответы вы знаете сами, несмотря на замечательные кейсы, которые мы сейчас видим в инновационной активности «нефтянки». Ту возможность высоких цен мы не использовали. Я надеюсь, что эту ошибку мы не повторим с зерном и используем с пользой хорошую рыночную коньюнктуру, о которой говорили мои коллеги. Чтобы совершить стратегический маневр, мы должны ориентироваться на глобальные тренды.

В первую очередь, это ​цифровизация. Те компании, которые сделали ставки на цифровые «экосистемы», цифровые бизнес-­модели, в ближайшее десятилетие, наверное, будут в лидерах. Будет ли такой передел в АПК, будут ли современные агрохолдинги цифровыми, появятся ли «Яндекс зерно», «Яндекс масличные»? Я думаю – ​это большой вопрос. В других секторах экономики IT-компании диверсифицируются очень широко.

Прогнозы и ошибки

Эксперт остановился на прогнозах ЦБ РФ и МВФ. Они единодушны в том, что экономика Китая меньше всех упадет и быстрее всех восстановится. Экономики развитых стран глубже «упадут» и дольше будут восстанавливаться. ЦБ РФ позитивен в отношении России.

— Я бы задал вопрос «Отчего зависят масштаб и темпы восстановления?», – ​сказал Чулок. – Давайте посмотрим на глобальный инновационный индекс. Это очень авторитетные данные. По результатам 2020 года Россия снова разместилась в районе 46‑47 места из 131 стран. Отечественные инновационные ресурсы выглядят неплохо (42‑е место), а результаты инновационной деятельности оставляют желать лучшего (58‑е место).

Отдельно Александр Чулок остановился на ошибках при исследовании будущего, которые приводят к упрощению представления о нем. Контрэффективно, по его мнению, рассматривать спрос в узком контексте, линейно воспринимать динамику развития науки и проникновения технологий, недооценивать роль экосреды и коммуникаций.

Как быть, чтобы представления о будущем не упрощались? Чулок предложил форсайт.

Форсайт – ​метод систематической научно обоснованной оценки перспектив будущего науки, экономики и общества с учетом глобальных трендов, внутренних заделов и вовлечением всех стейкхолдеров, формирующих будущее.

Цифровизация, старение, туризм

Глобальные тренды, по мнению Чулока, имеют такое свой­ство, как комплексность. Они взаимосвязаны и практически все должны интересовать АПК. Эксперт, в первую очередь, упомянул о демо­графическом тренде – о старении человечества, а, следовательно, и росте его численности с этой позиции. К 2050 году ожидается, что численность людей в возрасте старше 80 лет достигнет 430 млн человек. Развитие новых направлений туризма, в частности экотуризма и агротуризма, развитие внегородских инф­раструктур вследствие деурба­низации тоже надо рассматривать как тренд, полезный сельхозпроизводителям, впрочем, как и развитие сити-фермерства.

Эксперт сказал и о цифровизации, которая должна снизить себестоимость продукции АПК на 10‑15%, но тут же добавил, что цифровое сельское хозяйство необходимо защищать от кибератак, что влечет сопутствующие расходы.

«По существующим оценкам Всемирного экономического форума, уже через пару лет должно исчезнуть порядка 75 миллионов рабочих мест, а вместо них появится 133 миллиона новых. Главный вопрос, с которым мы вошли в новое десятилетие – «Какие профессии и рабочие места будут ликвидированы или окажутся под угрозой, а какие будут, наоборот, максимально востребованы?». Считается, что всё, что связано с рутинным трудом, будут выполнять роботы, а креативность, человечность и эмпатия выйдут на первый план».

Директор Центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ ВШЭ Александр Чулок

Карта глобальных трендов является семантическим ландшафтом, построенным системой интеллектуального анализа больших данных. Система содержит сотни миллионов различных документов, включая патенты, публикации в научных журналах баз данных, данные отчетов крупных консалтинговых компаний и международных организаций.

Среди наиболее значимых глобальных трендов Александр Чулок обратил внимание на изменение моделей питания и диет, мало заметные сегодня, но которые важно учитывать при планировании экспортной экспансии. Например, рынок функционального питания оценивается в 350 млрд долларов уже через несколько лет. Также весьма привлекательными для российских компаний могут быть тренды, связанные с глубокой переработкой продукции сельского хозяйства, использованием биотоп­лива и альтернативной энергетикой. Мировая биоэкономика оценивается в 8 трлн долларов. Недооцененными, но при этом перспективными рынками являются экоуслуги и экотуризм – ​их развитие может серьезно стимулировать региональную экономику и малые формы хозяйствования. Также большие возможности открывают технологии точного и умного сельского хозяйства, как пояснил директор Цент­ра научно-­технологического прогнозирования.

Зерновые

Агротренды, касающиеся непосредственно зерновых, эксперт предложил разделить на несколько групп, отдельно выделив ГМО. В сфере выращивания, питания и защиты растений Александр Чулок сделал акцент на IT-, био- и нанотехнологиях. В целом новые информационные технологии, существенные изменения в цепочке распределения добавленной стоимости, меняющиеся предпочтения и установки потребителей, климатические изменения – ​это далеко не полный список факторов, которые будут влиять на агросектор в России и в мире в ближайшем будущем.

Изменение климата

Отдельно эксперт рассказал о таком глобальном неэкономическом тренде, как изменение окружающей среды. В центре его – ​изменение климата, а на периферии – альтернативная энергетика с ее биотопливом, биотехнологии, точное земледелие, новые типы удобрений, городское сельское хозяйство, интернет вещей, переработка отходов, пищевые сети и системы, продовольственная безопасность, генная инженерия, продовольственная безопасность, функциональное питание, заболевания, вызванные неправильным питанием, рациональное природопользование.

В завершение выступления Александ Чулок подчеркнул, что, обсуждая перспективы роста цен на маржинальные агрокультуры, нельзя забывать о глубокой переработке.

Реклама
Предыдущая статьяВ России отменят ветправила экспертизы молочных продуктов на рынках
Следующая статьяРост бизнеса и инновации