Племенное животноводство: проблемы, задачи, перспективы

«Аграрное Ставрополье» уже писало об успешно дебютировавшей на Ставрополье специализированной агропромышленной выставки «АгроТех Ставрополь‑2019». Посетители смогли увидеть новые и популярные образцы автомобильной и сельскохозяйственной техники, оборудования, средств защиты растений, минеральных удобрений, запасных частей и ГСМ ведущих производителей, а также поучаствовать в мероприятиях деловой программы, ставших знаковыми для сельского хозяйства нашего региона. Корреспондент «АС» расскажет об одном из них.

Задача – удвоить производство

В рамках выставки состоялись представительные круглые столы под председательством руководителей Департаментов Минсельхоза РФ Харона Амерханова и Романа Некрасова. На них присутствовали министр сельского хозяйства края и его заместители, главы ряда муниципальных районов и городских округов, руководители территориальных сельхозуправлений, сельскохозяйственных предприятий, крестьянских (фермерских) хозяйств, племенных организаций, Россельхозцент­ра, специалисты, зоотехники, селекционеры, главы администраций районов, начальники управлений сельского хозяйства, представители банков и науки.

Первое совещание на тему: «Племенное животноводство Юга России, проблемы, задачи и перспективы развития» прошло под руководством Харона Амерханова. Было отмечено, что Ставропольский край может практически удвоить все виды продукции животноводства, и это даст возможность обеспечить население края и выйти на международный рынок. А условия, созданные руководством Правительства и Минсельхоза России, краевой властью способствуют представлению качественной продукции на внешних рынках.

О вызовах и задачах

Открывая круглый стол министр сельского хозяйства Ставропольского края Владимир Ситников обратил внимание на то, что сельскому хозяйству сделаны очень серьезные вызовы: ситуация на рынке, задачи, поставленные Президентом России по увеличению производства для внутреннего рынка и кратно – для экспорта.

— Рост объемов производства растениеводства в крае ограничен, – начал министр. – Здесь присутствуют руководители хозяйств, в которых урожайность – 80-90 ц/га. А что дальше? Чем мы можем прирастать? Можем увеличивать объемы производства мяса, молока, шерсти, можем увеличить поголовье КРС и овец. Это задачи государственной важности. И наши племенные хозяйства – это основа, которая позволит сделать этот серьезный шаг, – подчеркнул Владимир Ситников.

Министр сообщил, что на поддержку племенного животноводства в крае фактически выделяется до 1 млрд руб. В мясном скотоводстве ситуацию он оценил как удовлетворительную, но отметил проблемы связанные с племенным овцеводством и с сокращением поголовья скота:

— И вот еще абсурдная ситуация: в молочной отрасли в крае – 12 племенных хозяйств. А мы закупили 1300 голов племенного скота, где? В Вологодской области. А то, что мы покупаем в крае – это выбраковка, которая идет в К(Ф)Х. Похожая ситуация и в овцеводстве. Я говорил о вызовах, связанных с рынком. У нас открыто экспортное окно в Иран. И нас беспокоит то, что мы вычищаем поголовье овец на территории нашего края, Калмыкии, Дагестана. Поэтому стратегическая задача – увеличить поголовье овечьего стада и удовлетворить внутренний рынок. Но здесь заключен целый комплекс вопросов, касающихся экономики наших хозяйств. Все должны понимать, что без маточного поголовья, без племенных хозяйств решить их невозможно. Поэтому призываю всех к открытому диалогу.

Перспективы потенциала

О проблемах, задачах и перспективах развития племенного животноводства в регионе доложил первый заместитель министра сельского хозяйства Ставропольского края Алексей Руденко.

— Сейчас, как никогда, остро стоит вопрос о потенциале, об эффективности работы племенных организаций. У нас сейчас на старте – большие проекты по баранине и говядине. Есть к чему стремиться, есть большой потенциал в молочной отрасли. При этом пока что – большой дефицит племенного молочного скота и маточного поголовья овец. В связи с этим внимание к отрасли беспрецедентно, как в административном внимании, так и в самой структуре бюджета, – подчеркнул Руденко.

Замминистра сообщил, что всего в крае насчитывается 56 000 условных племенных голов. Основную долю, 33 процента, занимает птицеводство. По 19 процентов – овцеводство и мясное скотоводство, 17 процентов – молочное скотоводство. В племенном Регистре числятся 78 субъектов племенного дела, которые насчитывают 67 племенных организаций, в том числе – 5 сервисных. При немалом, но очевидно пока нереа­лизованном потенциа­­ле, Ставрополье занимает всего лишь 5-е место по количеству племенных организаций в России. В мясном скотоводстве выведены 2 типа: это – дмитриевский тип герефордского скота и вознесеновский тип калмыцкого скота, которые обладают высокими показателями. Ведется работа над выводом нового типа калмыцкого скота с использованием быков абердин-­ангусской породы. Также в овцеводстве выведены 2 породы: это российский мясной меринос и джалгинский меринос, который обладает высокой шерстной продуктивностью и отличными мясными качествами. Восстанавливаются грозненская и ташлинская породы овец.

Реализация и компенсация

Развивая тему Алексей Руденко отметил:

— Бесспорно, реализация племенного поголовья – это визитная карточка края и залог развития наших племенных хозяйств. За последние 5 лет реализовано племенной продукции на сумму более 2-х млрд руб. Основная реа­лизация приходится на регионы СКФО и ЮФО, до 90 % – в скотоводстве, до 70 % – в овцеводстве. Пока не вступили в силу правила регионизации, мы достаточно успешно работали и с другими федеральными округами. Мы работаем над тем, чтобы восстановить торговлю с этими регионами, – сообщил 1-й замминистра.

В рамках господдержки общая компенсация затрат в племенном овцеводстве составляет около 60 %, т. е. около 2000 руб. на 1 овцу, или 15 000 руб. на условную голову. В мясном скотоводстве общее возмещение затрат составляет около 80 %, в молочном – около 10 %. На приобретение молочных нетелей возмещение составляет 70 % от стоимости каждого животного.

О наболевшем

В то же время у собравшихся руководителей районов и хозяйств было, что сказать и о гос­поддержке, и о своем видении ситуации в отрасли. О наболевшем говорили главы районов, руководители хозяйств.

Глава Апанасенковского района Владимир Ткаченко обратил внимание на проблему, которая лежит вне зоны влияния руководителей племенных заводов – земельную. Рынок земли, как известно, живет по своим правилам, идущим в разрез с задачами племенного овцеводства. И регулируется он федеральными и краевыми законами и нормативными актами. Также он посетовал на слабый интерес инвесторов к развитию овцеводства на ставропольской земле, а конкретнее – в Апанасенковском районе, в силу трудоемкости отрасли. И наоборот – слишком сильный интерес контролирующих органов к овцеводам Владимир Николаевич отметил как сдерживающий фактор отрасли наравне с вышеупомянутыми. Говорил глава района о дефиците качественных и полноценных кормов и квалифицированных специалистов, о механизме ценообразования.

Анатолий Иванов, глава Левокумского района, где сосредоточены самые крупные стада овец рассказал, что в районе, в связи с открывшимся через него транзитом баранины в Иран, наблюдается активное строительство убойных цехов. Но если забивать овец такими темпами и объе­мами, то ставропольских овец скоро не останется, и переработчики уже всерьез поговаривают о завозе из Дагестана.

Руководитель племзавода «Восток» Степновского района Петр Лобанов поблагодарил власть за мощную поддержку отрасли и высказался об одной из главных проблем:

– 17 апреля исполнилось 30 лет, как я работаю руководителем хозяйства. Но таких дотаций, какие мы стали получать за последние 2 годы, не было. За это – большое «спасибо». А что касается перспектив развития овцеводства, то скажу, что самое большое маточное стадо находится именно в племзаводе «Восток». И это несмотря на то, что мы имеем всего 1360 га целинных земель. Вот и гоняем там овец. И при этом наш лучший чабан получил 143,5 ягненка от ста овцематок. Есть такие возможности, порода способна давать продуктивность. Но главная проблема – кадровая. Бывает, сделаешь замечание чабану, а он бросает все и уходит: мол, увольняйте по любой статье.

Относительно развития мясопереработки Петр Васильевич предложил не спешить стоить новые убойные цеха, а создавать откормочные площадки, чтобы не вывести овец подчистую ради быстрой прибыли от успешного экспорта.

Денег больше – поголовья меньше

Посмотреть на цифры отраслевой статистики с разных сторон, поговорить открыто и без обидняков предложил директор Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства Российской Федерации Харон Амерханов:

— Сегодня у нас – открытый деловой разговор о том, в каком состоянии на Ставрополье отрасль животноводства и куда мы должны двигаться в соответствии с новыми веяниями законодательно-­нормативной базы.

При этом он подчеркнул, что хотя такой субсидии, как в Ставропольском крае, на племенное животноводство нет нигде, кроме Белгородской и Ростовской областей, в целом животноводство в крае находится в тревожном положении.

— Почему? Я так говорю, потому что об этом свидетельствуют цифры: в среднем валовом продукте АПК региона растениеводство занимает 70 %, а животноводство – только 30 %. В нормальных условиях должно быть пополам. Есть определенные успехи в животноводстве, но хочу подчеркнуть, есть и тревожная тенденция: в 2018 году общее поголовье КРС во всех категориях хозяйств уменьшилось на 5,8 %. И в I‑м квартале 2019 года снижение продолжается: КРС – на 3,6 % по сравнению с уровнем прошлого года, свиней – на 3,9 %, овец и коз – на 5,9 %. Так о чем мы говорим? Получается: чем мы больше имеем поддержку государства, тем больше снижаем поголовье. Я удивляюсь, как так можно. Я на этой земле вырос от чабана и понимаю, что к чему. В государственной программе меры государственной поддержки преду­смотрены до 2024 года. А если мы с вами будем и дальше работать с такими результатами, то встанет вопрос: себестоимость овцематки – около 3000 руб., мы финансируем 2000 руб., а поголовье все равно снижается. И поверьте мне, время, когда хозяйства получали статус «племенное» исключительно ради получения государственных средств поддержки, закончилось.

С точки зрения Амерханова, для решения очевидных проблем необходимо провести полный объективный анализ племенной базы всего поголовья всех видов скота в Ставропольском крае. Он также сообщил, что намерена предпринять в ближайшем будущем в это направлении федеральная власть. В первую очередь, готовятся изменения в Закон «О племенном животноводстве». Они обсуждались, вносились, проходили экспертизу в 2012 года. Также директор Департамента акцентировал внимание на полной идентификации скота:

— Потому что без «Меркурия» мы дальше не сможем работать. Неужели это не понятно? Ведь Россельхознадзор, как бы мы их ни любили или ни отталкивали, делает свою работу.

«Окно» в Иран

Ситуация в овцеводстве, по словам Амерханова, регулярно посещающего овцеводческие регионы, пока остается сложной. Он предостерег руководителей от повторения пагубной политики 90-х годов, когда «под нож» ради прибыльной продажи мяса чуть не пустили целую отрасль:

— У нас должна быть четкая политика: сколько нам нужно шерсти, тонкой, полутонкой, грубой, сколько нужно баранины. Мы сейчас производим на душу населения 1,4 кг этого мяса. То есть мы еще не достигли медицинской нормы потребления, а уже свыше 13 000 тонн баранины продали только в Иран.

Также Харон Адиевич привел весьма любопытные данные по ценам на рынке:

— Иран в 2018 году и январе-­феврале 2019 года в Дагестане покупал баранину по 6,5 доллара за килограмм, в Карачаево-­Черкесской республике – по 5,3, в Астраханской области – по 6,2, в Ростовской области – 4, в Ставропольском крае – по 2,9 доллара за килограмм. Вы что, ребята? Вы оформляете баранину на экспорт в три раза дешевле. Это данные Федеральной Таможенной Службы. При такой ситуации у нас полноценного овцеводства не будет.

Мыслить стратегически

По мнению Амерханова, настало время разработать стратегию развития овцеводства до 2025 года. При этом он подчеркнул, что к Ставропольскому краю в связи с этим – особое внимание. Говоря об общероссийской тенденции, он напомнил:

— Если в прошлом году мы снизили поголовье по тем или иным причинам на 1 млн 300 тыс. голов, то таким темпом вскоре вернемся к уровню 2004 года, когда в стране оставалось 12 млн овец. А в 1990 году, напомню для сравнения, в СССР было 58 млн овец. Сегодня во исполнение майского Указа Президента о реализации экспортного потенциала мы должны продавать за границу излишки продукции. Сначала произвести столько мяса, сколько требуется по норме. А излишки из чего складываются? Прежде всего, из маточного поголовья. Маточное поголовье в стране мы должны довести до 17-18 млн голов. Сегодня у нас числится во всех категориях хозяйств 15 млн, в сельхозпредприятиях – 9,7 млн. Таким образом, чтобы решить эту проблему овцеводства, нам нужно получать по 120 ягнят от 100 овцематок, а не по 70-80.

Выгодная баранина

Амерханов, говоря о перспективах овцеводства, привел в пример деятельность агропромышленного холдинга «Мираторг», который взялся и за это направление. Очевидно, на рынке мяса скоро появится новый эффективный игрок, реализующий схему «от поля до прилавка» и инвестирующий в нее немалые средства.

Как известно, первую в России промышленную овцеводческую ферму закрытого типа с круглогодичным стойловым содержанием высокопродуктивного поголовья мощностью 30 000 голов овцематок стоимостью 2,8 млрд руб­лей холдинг открыл в сентябре 2018 года в Курской области. А в уже октябре «Мираторг» и Тульская область заключили инвестиционное соглашение о создании индустриального производства ягнятины за 6 млрд руб­лей. В течение четырех-пяти лет холдинг планирует реализовать меж­региональный проект по возведению 12 овцеводческих комплексов на 1,3 млн голов в год с последующей глубокой переработкой. Проект предусматривает общий объем инвестиций порядка 27,5 млрд руб­лей.

В КЧР планируется построить овцеводческую ферму на 15 тыс. голов, и две на 10 тыс. голов каж­дая – в КБР. Очевидно, по словам эксперта, в том, что баранина стала очень интересна инвесторам, значительную роль сыграла высокая цена. Это хорошо, если бы не одно «но».

— О поручении Главы государства по тонкой и полутонкой шерсти уже никто ничего не говорит, – отметил эксперт. – Нам не позволят такого перекоса. Мы будем должны поставлять на текстильные предприятия России не меньше 17 тыс. тонн тонкой и полутонкой шерсти. А где мы их возьмем, если не в Ставропольском крае? Нельзя превращать отрасль в «поле чудес». Конечно, мы будем составлять стратегию развития овцеводства. Потому что без Стратегии и без Программы нам финансирования никто не даст.

Директор Департамента поручил краевому министерству сельского хозяйства в свою очередь разработать региональную стратегию, включив в нее основательный раздел племенной работы. Он также отметил селекционные достижения в нашем регионе:

— За то, что сделало руководство Ставропольского края для племенной работы, ему надо памятник ставить, не побоюсь громких слов.

Дело – за генетикой

Далее Харон Амерханов затронул молочное и мясное скотоводство:

— На Ставрополье – 9,5 тыс. племенных дойных коров. А продали всего 1,2 тыс. Зачем едете закупать племенной молодняк на север, в Вологодскую область, где скот выращивается в совсем других условиях? В мясном скотоводстве, для того, чтобы уровень рентабельности был в пределах 10-15 %, нужно получать не менее 85-90 телят от ста коров. А в молочном скотоводстве – 85 телят, – уточнил Амерханов. – Недалек тот день, когда мы обратим особое внимание и на молочное скотоводство. Потому что на шести с половиной тысячах литров молока в год от коровы на Ставро­полье останавливаться нельзя. В племенных хозяйствах удои должны составлять не менее восьми с половиной тысяч литров в год

Ну а чтобы добиться таких уровней и совершенствовать породно-­продуктивные качества, директор Департамента Минсельхоза посоветовал завозить не быков, а семя. А в заключение добавил, что ни одна из мер господдержки животноводству убрана не будет.

— Необходимо работать над увеличением поголовья и продуктивности скота через использование генетического потенциа­­ла. За счет этих двух направлений можно резко увеличить производство продукции, – резюмировал итоги круглого стола Харон Адиевич, общаясь с журналистами. – Имея такой мощный потенциал, Ставропольский край имеет все шансы не только значительно перекрыть все показатели производства сельхозпродукции 1990 года, но и выйти на внешний рынок с продукцией высокого качества.

Кирилл СОЧИЛОВ

Фото автора

Published with StoryChief