Овцеводом сегодня быть непросто, а хорошим – вдвойне

113

Такими словами у нас началась беседа с главным зоотехником СПК «Россия» Апанасенковского района Анатолием Москаленко. В животноводстве он трудится не первый десяток лет, может немало рассказать о данной отрасли.

Как и многим другим специалистам, ему непонятно нынешнее отношение к овцеводству и мясному скотоводству, на каком основании складываются такие низкие закупочные цены на сельскую продукцию, что убытки год от года только возрастают.

– А ведь без мяса не может прожить ни один человек! Уже давно мы выращиваем мелкий и крупный рогатый скот только на пастбищах с включением им в рацион кормления лишь в зимний период сена, соломы и фуража, получая, таким образом, экологически чистую, качественную продукцию. Увы, она не ценится по достоинству. Однако селяне всегда живут надеждами на лучшее. Нынешний год губернатор Ставропольского края В. В. Владимиров объявил в нашем регионе годом животноводства, возможно, появятся финансовые перемены в отрасли. Ждём этого с нетерпением мы, специалисты. Ждут этого и рядовые чабаны с гуртоправами. Уж кто-кто, а они заслуживают лучшего, как никто другой, ведь их труд – очень тяжёлый, требующий определённых физических нагрузок. Им приходится постоянно находиться в степи, работать без выходных и праздничных дней, – высказывает своё мнение Анатолий Алексеевич.

В подтверждение своих слов он предложил посетить одну из овцетоварных ферм. Добираться до ОТФ оказалось несложно, так как она располагается буквально в трёхстах метрах от асфальтированной дороги, правда, вдали от села Манычского. Время было послеобеденное и все мужчины, несмотря на морозную погоду, находились на улице. Подошёл старший чабан Сулеймангаджи Сулеймангаджиев – коренастый, широкоплечий, с крепкими руками, сразу видно, что ему любая работа по силам. Оказалось, что в этой отрасли он тоже не новичок, трудится уже четверть века. Вначале за ним была закреплена животноводческая точка на территории первого подразделения. Но там осталось слишком мало пастбищ, поэтому пришлось перебираться во вторую бригаду.

– Время мчится незаметно, уже минуло четырнадцать лет, как я обосновался здесь, – вспоминает С. Г. Сулеймангаджиев. – Данная кошара строилась одна из первых в хозяйстве, вон, даже сарай шалашного типа ещё стоит, правда, давно не используется по назначению. Приходится много времени затрачивать, чтобы ферма находилась в порядке, но без этого не обойтись.

За Сулеймангаджи Галимовичем закреплена маточная отара – 800 голов. По зоотехническим меркам они старые – в марте будет последний окот, после чего в летние месяцы при формировке животных их придётся выбраковать. Сейчас полным ходом идёт зимовка – самая длинная и сложная кампания, включающая в себя другие, не такие «масштабные», но не менее значимые кампании. К примеру, во второй половине января чабану обязательно следует провести застрижку маточного поголовья, которая имеет санитарно-гигиеническую цель, и способствует новорождённым малышам беспрепятственному доступу к материнскому молоку. Руководство сельхозпредприятия обязательно содействует овцеводам в данном вопросе, подключая к нему профессиональных стригалей. Но самым трудным и ответственным делом всё же был и остаётся по-прежнему окот. Тут чабанскому коллективу приходится на полтора-два месяца перебраться в сарай, устраивать ночные дежурства, словом, крутиться, как белка в колесе.

– На период получения молодняка из бригады нам обязательно направляют на подмогу двух работников, чтобы ухаживать за животными, ведь самим очень сложно справляться с таким объёмом дел, – продолжает беседу С. Г. Сулеймангаджиев. – В овцеводческой отрасли ничего не меняется десятилетиями: необходимо всё также каждую матку сразу после окота определить в отдельный загон, затем напоить, желательно тёплой водой, дать корм, принести ей малыша. Надо проконтролировать, умеет ли ягнёнок сосать молоко. Если нет, необходимо приучить, иначе он погибнет. Бывают случаи, когда и из бутылки приходится выпаивать. Через пять-шесть дней животных можно формировать в небольшие группы по шесть-семь голов, периодически добавляя к ним ещё.

В СПК «Россия» по-прежнему функционирует огородная бригада. Свежими овощами снабжаются все овцетоварные фермы, причём с таким расчётом, чтобы имелась возможность сделать хороший запас на зиму в виде солений и маринадов. На общее питание непременно выделяются хлеб, мука и макаронные изделия, изготовляемые в хозяйстве. Мясо тоже выделяется на нужды коллектива.

– Мы не оставляем чабанов один на один с проблемами. Помогаем всем, чем можем, – комментирует А. А. Москаленко.

Что касается ежегодных плановых заданий, доведённых С. Г. Сулеймангаджиеву, то он их обычно перевыполняет. К примеру, в 2017 году ему необходимо было получить к отбивке от каждой сотни овцематок сто ягнят. Фактически приплод составил 110 %. Справляется он с поставленными задачами и по шерсти, и по привесам молодняка, за что получает премию в виде натуроплаты. Чтобы ярки и баранчики имели хороший вес, нужно не лениться и пасти их добросовестно, считает Сулейсангаджи Галимович. Летние месяцы на Апанасенковье характеризуются жарой и длинным световым днём. Так что в степь чабан отправляется спозаранку – ещё часа в четыре, пока солнце только появляется на восходе. А когда начинается зной, овцы прячутся в тень деревьев, им не до еды. Вечером тоже животновод не торопится в загон – возвращается обычно при звёздах и луне. Такой график выпаса у него длится до самого осеменения овцематок: вначале он тревожится за ягнят, чтобы те были упитанными, потом необходимо на должном уровне провести нагул взрослого поголовья.

На исходе январь – середина зимовки. Первые три месяца кампании прошли в привычном рабочем ритме, заполненные каждодневными хлопотами. Благо, погода не проявляла свои капризы – практически не было морозов и дождей, соответственно, и грязи. Как только завершилось осеменение, С. Г. Сулеймангаджиев провёл в отаре «ревизию»: отобрал животных, которые послабее, и начал содержать их отдельно. В рацион кормления таких овец включены двойная норма зернофуража и лучшее по качеству сено. В нынешнем сезоне чабаны не испытывают недостатка в корме – год выдался урожайным на сено. Получают они и солому, причём, вдоволь, ведь её запасено с избытком. Нет проблем с водопоем – на ферме имеется скважина.

На протяжении долгих лет бок о бок с Сулеймангаджи Галимовичем трудится его жена. Даже в период декретных отпусков она находилась на ОТФ. У супругов трое детей. Когда старшая Айшат пошла в школу, чтобы не пропускать занятия, пришлось в селе Манычском покупать дом. Сегодня она уже студентка медицинского вуза. Средняя Зульфия учится в десятом классе и кем станет в будущем, ещё не знает. А Нажмудин – лишь второклассник. Озорной и энергичный мальчишка вообще пока ни о чём не задумывается. Зато его маме Зарият Залимхановне приходится решать на производстве уйму бытовых вопросов: готовить полноценные завтраки, обеды и ужины, топить дровами печь, чтобы в жилом доме было тепло, мыть посуду, наводить порядок на кухне и в комнатах.

– Окот для меня тоже самый напряжённый период. Так, в 2017 году у нас на ферме помимо постоянных работников, помогали ещё и родственники. В общей сложности мне необходимо было кормить трижды в день десять человек. Выпаивать ягнят из бутылки коровьим молоком примерно до трёхмесячного возраста – тоже моя забота, – рассказывает о своих обязанностях женщина.

Как выяснилось, Зарият родилась и выросла в многодетной семье в дагестанском селе Усиша. Она оказалась старшей, поэтому помогала родителям во многом: в ведении домашнего хозяйства, воспитании пятерых братьев и сестёр. Через год после учёбы в школе вышла замуж и вместе с Сулеймангаджи приехала на Ставрополье, а именно – в Манычское. Из их горного селения многие тогда перебрались в эти края чабановать. Да так и остались здесь, обретя вторую родину.

– Моё мнение таково: жить можно везде, лишь бы была работа, – считает глава семьи.

Следует отметить ещё один важный момент в деятельности Сулеймангаджи Галимовича. Чтобы доказать свой профессионализм ему не потребовалось много времени, да и в коллектив СПК «Россия» он влился быстро. В свою очередь сельхозпредприятие неоднократно представляло его к наградам и материальным поощрениям за достижения в овцеводческой отрасли. Сегодня старший чабан имеет благодарности и Почётные грамоты районного и краевого уровня, а также Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

Фото автора