ООО «ВулИнтерТрейд» (сокращенно ООО «ВИТ») выступает одной из заготовительных организаций, осуществляющих сортировку немытой овечьей шерсти и её реализацию. В Гунибском районе Республики Дагестан расположен сертифицированный склад этого предприятия, на который поступает шерсть 60 и 64 качества сразу после стрижки овец. Именно с данного заготовительного пункта шерсть реализуется в страны СНГ, Евросоюза и Ближнего Востока.

Реклама

Не всякому дано

Основной офис ООО «ВулИнтерТрейд» находится в г. Невинномысске Ставропольского края. Дагестанским филиалом предприятия заведует опытный специалист Магомед Абакарович Дибиров.

— По образованию я зоотехник, – ​рассказывает заведующий складом. – ​После службы в армии работал на этой должнос­ти в совхозе «Большевик» Ставрополья.

К­огда-то этот совхоз считался одним из самых известных животноводческих предприятий в Советском Союзе по разведению тонкорунных овец. Успешно проработав на должности зоотехника, Магомед Абакарович вскоре стал заведующим ­молочно-­товарной фермы.

— Когда пришел в совхоз, мне сразу дали самый лучший дом, привезли дрова, газ. Электричество и продукты питания тогда были бесплатными. Вот такое было отношение к специалисту в те годы. Если не было транспорта, давали хороший мотороллер для работы. При таком обеспечении и зарплата даже не особо нужна была. Такая была жизнь, – ​вспоминает заведую­щий складом.

Впоследствии Магомед Дибиров переехал в Дагестан, где проработал около 20 лет на должности зоотехника в племхозяйстве по разведению дагестанской горной породы овец «Шамгода».

— Раньше чабаны, пастухи жили неплохо, самым удачным из них было одно поколение, которого не коснулись потрясения. Потрясения появились после 1991 года, – ​рассказал заведующий филиалом. – ​Когда работы не стало, я стал заготовителем шерсти. В те сложные годы я начал заниматься тем, что знаю. И до сих пор этим занимаюсь. В СССР это была хорошая профессия, очень уважаемая, востребованная. Быть заготовителем не всякому дано. Тогда имелись финансовые возможности, заготовитель всегда знал, что берет и почем продаст. Была финансовая стабильность. В то время шерсть не залеживалась, она раскупалась сразу после стрижки. Сегодня все наоборот: заплатив большие деньги за шерсть, можно обанк­ротиться.

Магомед Абакарович занимается заготовкой шерсти 20 лет. Сам себя он называет средним звеном, посредником между изготовителем шерсти и ее потребителями. В этом, по его словам, и заключается функция заготовителя – ​работать на того, кто заказывает. За годы работы Магомед Дибиров заслужил уважение у своих заказчиков, которые знают его способности, мощности. Так, за один сезон он способен заготовить 200‑300 т шерсти, полученной со 100 тыс. голов овец в расчете 3 кг шерс­­ти с одной овцы. Это нелегкая работа, но Магомед Абакарович сумел ее грамотно наладить, в чем ему, несомненно, помогают его личностные качества и внутренняя дисциплина, выработанная многими десятилетиями.

— Только работа мозга и новые веяния остаются для меня стимулом для мое­­го развития, – ​говорит заготовитель. – ​Все свои мысли я каждый день записываю в дневник. Это очень помогает. Также слежу за своим здоровьем: ежедневная утренняя пробежка, душ.

Сортировка соответствует ГОСТу

Гунибский филиал ООО «ВулИнтерТрейд» представляет собой закрытый сухой сертифицированный склад, специально оборудованный для того, чтобы шерсть не потеряла свои качества под воздействием солнца, снега, дождя и т. д. В настоящее время он является заготовительным пунктом, вмещаю­щим в себя 200 тонн сортированной и готовой к транспортировке овечьей шерсти.

Первичную ее обработку проводят опытные сортировщицы из г. Невинномысска, которые приглашаются на склад по мере накопления шерсти. Каждая из них имеет большой стаж работы на Невинномысской шерстомойной фабрике (30‑45 лет). Поэтому, проводя классировку шерсти, они никогда не делают никаких ошибок, что всегда отмечают белорусские коллеги, которые работают с шерстью на Ильичевской шерстомойной фабрике.

Весь процесс работы на заготпункте начинается с покупки у овцеводческих хозяйств немытой овечьей шерсти 60 и 64 качества сразу после стрижки. Далее проводится тщательный анализ ее качественных показателей – ​классировка: в соответствии с ГОСТом определяется вид шерсти, ее наименование, состояние, тонина, цвет и др. Как отметил заведующий складом, шерсть имеет разные виды, в одном райо­­не Республики Дагестан можно встретить 5‑6 разных видов.

— Заготовленная и отсортированная для заказчика шерсть на складе долго не находится, – ​продолжил свой рассказ Магомед Абакарович. – ​Приезжает транспорт, шерсть загружается в фуру. Мы готовим документацию, которая прослеживается через систему «Меркурий». И далее шерсть может отправляться в любую точку СНГ и Евросоюза. Но сейчас мы ее отправляем в основном в Белоруссию, на Ильичевскую шерстомойку, с которой сотрудничаем в течение последних 2 лет. Там она сначала идет на мойку, потом из нее делают пряжу, которая реализуется в разные страны мира, в том числе и в Россию.

Шерсть никому не нужна?

Застойным в плане сбыта шерсти стал нынешний год. По словам Магомеда Дибирова, такого явления он не наблюдал в течение 20 лет. Прошлый год уже показывал признаки остановки рынка шерсти, а в 2020 году шерсть стала никому не нужна.

— Все определяет мировой рынок. Одно отдельно взятое государство вряд ли может определиться с перспективой реализации шерсти, мяса или ­чего-либо еще. В течение пяти последних лет погоду на рынке шерсти делал Китай, но он покинул этот рынок в связи с торговыми вой­нами с США и пандемией коронавируса. А внутреннее потребление стало самым минимальным, поскольку у российских предприятий по переработке шерсти нет необходимости перерабатывать и использовать шерсть, которая производится в Республике Дагестан, – ​прокомментировал ситуацию заготовитель. – ​В России все госзаказы принадлежат Троицкой фабрике, самой могущественной и работоспособной в стране. Она закупила в прошлом и позапрошлом годах необходимые запасы шерсти. В этом году закупила по низкой цене ровно столько, сколько ей было надо. Фабрике принадлежат все военные заказы, заказы на школьную форму. Я был на этом предприятии, и там отказались от нашей шерсти, т. к. используют шерсть лучшего качества – ​мериносовую. Но сейчас даже мериносовая шерсть (ставропольская, калмыцкая), которая никогда не знала остановки, не реализуется. В хозяйствах остались огромные невостребованные запасы шерсти, например, на нашем складе уже 2 года находится 100 т шерсти, которую мы не можем продать. Столько же по времени лежит на складах шерсть у моих коллег-­заготовителей.

Магомед Абакарович убежден, что если шерсть сейчас никому не нужна, то вряд ли она будет нужна ­кому-либо в ближайшее время. Ведь за время лежки шерсть теряет свой­ства, которые ей присущи (прочность, технические качества): сверху ее съедает моль, внутри она от влажности желтеет. Когда шерсть пожелтела, то приобретает более низкие свой­ства и реализуется уже в 2 раза дешевле и на другие цели.

— Товар, который два года не идет в продажу, считай, что пропал, – ​с горечью говорит заведующий складом. – ​Сейчас пос­­ле таких потрясений деньги никто не будет вкладывать, особенно в шерсть. Шерсть, закупленная ранее за 120‑130 руб­лей за 1 кг, сегодня превратилась в шерсть за 30 руб. А это колоссальные экономические потери. Человек, который вложил средства в закупку шерсти, сегодня уже банкрот.

Решить проблему реализации шерсти в нашей стране невозможно без государственных мер поддержки. Как отметил на совещании овцеводов директор ­ВНИИОК (филиала ФГБНУ «Северо-­Кавказский ФНАЦ») Александр Суров, необходима совместная работа Минпромторга, Минсельхоза РФ и российской науки, благодаря которой предприятия, связанные с овцеводческой отраслью, повысят свою рентабельность и продолжат развитие собственной производственной базы.

Реклама
Предыдущая статья«Аграрное Ставрополье» № 7
Следующая статьяОт неба до земли