Человек и его дело

17

Ещё в школьные годы Магомед Кулгуев твёрдо знал, что его профессия будет связана с сельским хозяйством. Так и вышло: он стал агрономом. Высококвалифицированным!

В трудовой книжке Магомеда Кулгуева не так уж много записей. Первая из них сделана в июне 1988 года – ​тогда парень, закончив восьмилетку в местной школе, устроился слесарем в колхоз. Ремонтом техники он занимался два года, успел за это время освоить немало тонкостей в восстановлении агрегатов. Но молодой человек понимал, что ему необходимо продолжить учёбу, получить дип­лом. И тут подвернулся случай: земляки приехали домой на летние каникулы и поделись своими впечатлениями о Чаплыгинском совхозе-техникуме, что в Липецкой области, где они осваивают выбранные профессии. В данном образовательном заведении была хорошая производственная база, необходимая для закрепления на практике полученных в аудиториях знаний. Обсудив все вопросы на семейном совете, Кулгуевы решили, что Магомеду необходимо поступать на учебу именно туда. Вступительные экзамены он выдержал успешно, с учёбой и дисциплиной проблем не возникало, ведь молодой человек осознано сделал свой выбор. Так что в назначенный день он получил заслуженный «красный» диплом.

Тогда в нашей стране всё ещё было государственное распределение студентов, Магомеда Кулгуева направили на работу в колхоз «Рассвет» Лебедянского райо­­на, расположенного недалеко от г. Липецка. Взглянув на предъявленные документы, а также после короткого собеседования его сразу же назначили главным специалистом.

— Центральный регион нашей страны знаменит тем, что там получают хорошие урожаи сахарной свёклы и подсолнечника, – ​рассказывает Магомед. – ​Конечно, возделываются и зерновые культуры. Лично мне было очень интересно выращивать свёклу – ​в родном Дагестане её не встретишь. В тот период времени селекция была совершенно иной – ​имелись только отечественные сорта. Однако уже тогда в богарных условиях мы убирали с каждого гектара от 360 до 400 центнеров с гектара сладких корнеплодов, что считалось хорошим показателем. Пришлось совершенствовать агротехнологию, упор делать на качество и своевременность проведения механизированных обработок.

В 1997 году Магомед Кулгуев получил ещё один диплом. В этот раз уже без отрыва от производства он поступил в Воронежский аграрный университет. По поводу учёбы он рассуждал так: высшее образование – ​необходимо, кроме того, лишними знания не бывают никогда.

Возможно, так и трудился бы агроном в Липецкой области до сих пор, если бы не один случай. Его сестра вышла замуж и обосновалась в Ставропольском крае, а именно – ​в селе Малая Джалга Апанасенковского района. Позвала Райсат брата в гости, тот согласился – ​приехал. Очень запали в душу ему здешние места, стал он уговаривать жену перебраться на юг. Доработав до отпуска, супруги решили собирать чемоданы.

В ООО СП «Джалга» все вакансии агронома сразу были заняты, поэтому Магомеду Рабазановичу предложили должность учётчика во второй производственной бригаде. А буквально через полгода он уже трудился по специаль­ности.

— Знаете, мне повезло, что довелось работать под руководством Василия Алексеевича Улае­­ва. Это – ​сильная личность, справедливый человек, хороший наставник. Он дал мне немало дельных советов, которые я усвоил на всю жизнь, ведь коллектив состоит из многих людей, имеющих разные характеры, к каждому нужен свой подход, – ​вспоминает мой собеседник.

Два года пролетели незаметно – ​в производственных делах и заботах. У молодого человека имелась возможность познакомиться с селянами, да и они тоже приглядывались к нему, впрочем, как и руководство сельхозпредприятия. Как только в хозяйстве завершилась жатва‑2005, М.  Р. Кулгуева назначили главным агрономом. С тех пор минуло 13 лет, однако в его трудовой жизни больше не было перемен. Зато в технологии земледелия их – ​хоть отбавляй.

Дело в том, что в хозяйстве менялись инвесторы, и каждый хотел, помимо зерновых культур, выращивать что-то особенное.

— Было время, когда мы перешли на двухпольный севооборот, в котором кроме озимой пшеницы и пара ничего другого не имелось. Я его условно называю «периодом застоя». Затем начали всё активнее использовать полупаровой клин. Это обосновано тем, что пашни в сельхозпредприятии становилось меньше, – ​информирует главный специалист. – ​Попробовали внедрить минимальную технологию земледелия. Последние три сезона у нас нет ни одного гектара паров, зато имеется целый набор разнообразных культур.

Как и положено, самые большие площади отведены озимой пшенице – ​4200‑4500 гектаров. Ещё из зерновых возделываются горох и кукуруза, а из масличных – ​лён, горчица, подсолнечник, озимый рапс. Сою, занимающую в этом сезоне 320 гектаров, можно использовать как угодно: на корм, в пищевых целях или промышленности. Пришлось Магомеду Рабазановичу в спешном порядке вспоминать всё, что когда-то изу­чал об этих культурах: какие болезни и вредители их одолевают, отношение к почве, удобрениям, температуре и прочим значимым показателям.

Когда в ООО СП «Джалга» появились импортные посевные комплексы и почвообрабатывающие орудия, то решили на небольших площадях освоить и нулевую технологию выращивания культур. В первую очередь она направлена на экономию ресурсов, особенно горюче-смазочных материалов – ​в статье затрат на производство зерна не всегда занимают верхнюю строку. Кроме того, нет необходимости иметь большой тракторный парк, ведь поверхностные обработки почвы сведены к минимуму, что тоже сокращает расходы сельхозпредприятия. Как пояснил агроном, в хозяйстве уже несколько лет пашня не «видела» плуга. Тем не менее, на полях стало намного меньше сорных растений, так как их семена перестали «консервироваться» в почве при запахивании. Поверхность каждого участка, даже самого длинного – ​до трёх километров, теперь более выровненная. Смог Магомед Кулгуев правильно отрегулировать систему удобрений и защиты сельхозкультур от вредных воздействий, научился грамотно «управлять» пожнивными остатками. На многих полях уже создан неплохой мульчирующий слой, позволяющий задерживать влагу.

Благодаря тому, что здесь исключили пары, каждый гектар пашни теперь «работает» ежегодно. В результате удалось увеличить валовой сбор выращиваемой продукции. Особенно хорошие результаты получаются в дождливые сезоны, когда при наличии влаги наблюдается полная отдача и минеральных удобрений, и средств защиты растений. Нынешний год, к сожалению, оказался для хозяйства не из лучших, потому что затянувшая засуха сделала своё коварное дело, особенно в отношении яровых культур – ​их урожайность составила 6‑10 ц/га.

— Но мы надеемся получить высокие намолоты кукурузы и сои, которые высеяли на орошаемых участках, – ​продолжает рассказ агроном. – ​Поливать их начали ещё в мае в соответствии с графиком. У нас функционируют импортные дождевальные установки, где автоматически устанавливается норма подачи воды.

В ходе беседы выяснила, день рождения у Магомеда Рабазановича – ​23 июля – ​практически в разгар уборочной кампании. По этому поводу он отметил, что давно смирился с тем, что не всегда удаётся отметить праздник в кругу родственников и друзей – ​дела требуют его присутствия на производстве. На стандартный вопрос «Не жалеет ли о том, что выбрал такую «неугомонную» профессию?» агроном не задумываясь ответил: «Нет!» А затем сообщил, что в этой должности он трудится уже 25 лет. За четверть века произошли значительные перемены. И касаются они не только технологии, но и организации труда. К примеру, сейчас механизаторы работают на полях, как правило, по сменам сутками, поочерёдно сменяя друг друга. Не только днём, но и ночью главному агроному приходится контролировать качество их работы. Большое внимание к себе требует современное орошение, которое занимает 1425 гектаров. Ещё специалисту следует оперативно осваивать современную многофункциональную технику, чтобы потом объяснить земледельцу, что и как выполнять. Необходимо изучать новые сорта, средства защиты, биопрепараты и прочие вопросы. Но когда завершается уборочная страда, да ещё на токах находится хороший урожай, то любые сложности, связанные с его выращиванием, остаются в прошлом.

Фото автора