Западные СМИ преподносят российские санкции как «конец света» для россиян

612

В своей колонке для New York Times Маша Гессен приводит мнения россиян, скучающих по зарубежным продуктам, попавшим под санкции и называет продление эмбарго осложнением ситуации для страны

Маша Гессен напоминает, что в августе будет год с того момента, как Россия наложила запрет на ввоз некоторых продуктов из Евросоюза и стран, которые ввели экономические санкции против России. По словам автора материала, Владимир Путин ответил на трудности, пришедшие с Запада, тем, что еще больше осложнил ситуацию, говорится в сообщении ИноТВ.

«Теперь одни россияне тоскуют по австралийскому рибаю, другие – по норвежскому лососю, третьи – по итальянской пасте, однако больше всего, по наблюдениям Маши Гессен, они скучают по сыру. Его отсутствие стало символом нового времени – войны России с Западом».

Маша Гессен пишет, что о сыре россияне пишут домой, когда выезжают за границу.» В пример она приводит февральскую запись в Facebook журналистки и режиссера Инны Денисовой, которая впервые поехала в Европу «после всего случившегося»:

«Это моя первая встреча с Европой… И она как-то чересчур эмоциональна. И пик эмоций, разумеется, никакой не кунстхалле и не кирхе, но встреча с сыром в супермаркете. С горгонзоллочкой. С моцареллочкой. С грюйерчиком, шевриком и бришечкой. В общем, я сжала их в объятиях — даже с тележкой не хотела делиться — и пошла к кассе. А возле кассы — шоколад с розовыми лепестками, ручной работы, за евро шестьдесят шоколадка. И тут даже кассирша спросила: «Почему вы плачете?»

Свой статус в Facebook Инна Денисова заканчивает своего рода манифестом: «Je suis Сharlie et je suis fromage. Я хочу свою нормальную жизнь обратно — неужели она закончилась навсегда?».

«Правительство Путина, а также некоторые СМИ уверяют, что встречные санкции благоприятно повлияли на российских производителей еды, включая сыр. Однако, по большей части, эта продукция стала поводом для жалоб и насмешек: люди часто выкладывают в соцсетях фотографии «напоминающих сыр» объектов, найденных в магазинах», — говорится в New York Times.

Как заявляет журналист, на российских полках снова появились продукты из почти забытого советского прошлого. Например, нечто под названием «швейцарский сыр» — не путать с сыром из Швейцарии – единственный, по мнению Маши Гессен, продукт, который напоминает настоящий сыр.

«У россиян старше 35 лет «швейцарский сыр» вызывает не только воспоминания о детстве, но и ностальгию по 2012 году – тогда потребителям были доступны многие сыры и хорошее вино, а хорошие рестораны с умеренными ценами еще не закрылись. Несомненно, страна, населенная миллионами людей, которые любят сыр, и сотнями тысяч коррумпированных чиновников, нашла способ обойти запрет, утверждает автор статьи. Кто придумал встречные санкции, сделал исключения для безлактозных продуктов, и большое количество контрабандного сыра было ввезено в Россию под видом безлактозного. На других партиях сыра (а также креветок и лосося) было написано, что они изготовлены в Белоруссии. По некоторым подсчетам, на российским рынке достаточно контрабандного сыра, чтобы удерживать на плаву несколько итальянских ресторанов», — пишет New York Times.

Обсуждается в статье и перспектива запрета шоколада и кофе.

«Минсельхоз также просит запретить импорт кофе и шоколада, что вызывает в памяти воспоминания о безвкусных советских конфетах и жестяных банках с «кофейным напитком» цикорием. Видимо, теперь россияне за границей будут закупаться не только сыром, но и кофе с шоколадом», делает вывод Маша Гессен.