ООО «СП Гвардеец» Апанасенковского района. Старший чабан Кади Кадиев (справа) и его сын Шарип
ООО «СП Гвардеец» Апанасенковского района. Старший чабан Кади Кадиев (справа) и его сын Шарип

В ООО «СП Гвардеец» Апанасенковского района окотная кампания осталась позади. Теперь основная задача овцеводов заключается в том, чтобы сохранить полученный приплод.

Реклама

Для экономики степного Апанасенковья тонкорунное овцеводство – ​важнейшая отрасль. Еще деды и прадеды наших современников ходили здесь по бескрайним целинным просторам, выпасая маточное поголовье, ярок и баранов. За десятилетия был сделан значительный прорыв в улучшении многих производственных показателей, в том числе в повышении качества руна и выхода чистой шерсти, обесцвечивании жиропота, наращивании живой массы тела и т. д. И сегодня тут повсеместно ведется селекционно-­племенная работа, направленная на получение большего объема продукции лучшего качества. А вот сохранить численность мелкого рогатого скота на прежнем уровне, к сожалению, по экономическим причинам не удалось. Аналогичная ситуация сложилась и в ООО «СП Гвардеец», где содержатся овцы ставропольской породы.

— В настоящий момент в нашем хозяйстве все отары закреплены за старшими чабанами, – ​рассказывает главный зоотехник Дмитрий Баранов. – ​Среди них много выходцев из Дагестана. Эта профессия, в ­общем-то, знакома с детства каждому сельскому парню, родившемуся в соседней горной республике, ведь там принято держать дома десяток-­другой, а то и больше овец, несколько коров. Кроме того, стоит вспомнить, что на Ставрополье, в том числе и к нам, многие даргинцы ехали в 70‑80‑е годы целыми семьями, чтобы трудиться в местных колхозах в овцеводстве. Да так и остались здесь, пустили, что называется, свои корни. Правда, данная отрасль теперь перестала быть той золотой жилой, что заставляла людей покидать малую родину и уезжать на заработки. Сегодня чабанов, скорее всего, держит привычка. И надеж­да на то, что все еще, возможно, изменится к лучшему.

Главный специалист в силу своих профессиональных обязанностей часто наведывается на овцефермы, особенно во время важных кампаний – ​держит на конт­роле любую «мелочь». А в период окота старается приезжать на ОТФ ежедневно. Такой половозрастной группы, как переярка, в настоящий момент в хозяйстве не имеется – ​хочется свести к минимуму затраты на содержание животных. Сараи в хозяйстве начинают очищать сразу после того, как овцематки с ягнятами выходят на пастбище. Эта обязанность возложена на чабанские коллективы. Выгульные базы приводят в порядок после завершения уборки зерновых культур, когда техника менее загружена.

Для кормления овец в зимний период на богаре выращиваются однолетние травы – ​обычно суданка, смесь могара и проса, овес, из которых заготавливается сено. Большая его часть прессуется в рулоны. На все ОТФ ежемесячно доставляется зернофураж. Что касается соломы, то ее запасы всегда больше потребности. Из нее делают изгородь в базах, причем в последнее время для этого используют рулоны – ​так она дольше хранится, меньше повреждается животными. Необходимы пожнивные остатки и для подстилки. В стойловый период ее закладывают в ясли, обычно на ночь, чтобы овцы при желании неспешно пережевывали до самого утра.

Затем Дмитрий Иванович предложил посетить несколько ферм. На первой из них работает старший чабан Кади Кадиев. Уже минуло два года, как он достиг пенсионного возраста. Тем не менее на отдых, пусть и заслуженный, овцевод не торопится. Ему привычней находиться на кошаре среди мериносов, ведь с животноводческой отраслью связаны практически четыре десятка трудовых лет.

— Я не понаслышке знаком со всеми переменами, которые произошли в тонкорунном овцеводстве, – ​говорит при встрече Кади Алдамович. – ​В отрасли начал работать, когда шерсть в нашей стране находилась на пике своей популярности, то есть пользовалась большим спросом у текстильщиков и имела высокую закупочную цену, соответственно приносила колхозам и совхозам солидную прибыль. А потом после череды экономических реформ руно оказалось невостребованным. Это в конечном итоге негативно отразилось на отрасли. Если раньше выходное поголовье в хозяйстве доходило до 30 тысяч, то сейчас – ​лишь три тысячи.

В село Апанасенковское Кади Кадиев приехал вместе с семьей в 1982 году. По его мнению, тут очень хорошие люди. Кроме того, имелась постоянная работа, вот и обосновался в этих краях надолго. На протяжении всего времени с ним трудилась жена Умукурсум Исаевна. Сейчас она тоже уже пенсионерка. Постоянно рядом находились дети, в настоящий момент помощником является сын Шарип.

Затем старший чабан поделился информацией о том, как на овцетоварной ферме проходят трудовые будни. В летние месяцы здесь привыкли вставать с восходом солнца и сразу отправляться на пастбище, чтобы до наступления жары животные смогли утолить голод. Потом необходимо организовать водопой. А после полудня, когда солнце уже не такое обжигающее, снова следует вместе с отарой направляться на целину. Вечером на стан Кади Алдамович не торопится возвращаться, ведь обычно в эти часы овцы хорошо пасутся, так что рабочий день у него заканчивается при звездах.

С наступлением холодов для животных начинается стойловый период. Световой день зимой короткий, поэтому чтобы успеть все сделать, чабан начинает выполнять свои профессиональные обязанности с утра пораньше, как правило, еще при включенных фонарях. Кроме того, требуется завезти пожнивные остатки и обновить в базу подстилку, разложить в ясли сено, а потом ​солому. Еще следует рассыпать в кормушки зернофураж.

Попутно Кади Кадиев осматривает свои «владения»: там двери починить необходимо, тут ​щиты разломались, ясли надо отремонтировать. И так – ​каждый день. На ОТФ имеется колодец, вода из него подается в корыта при помощи электрического насоса. Поэтому сложностей с обеспечением животных водой нет.

— Обычно осеменение маточного поголовья в хозяйстве начинается с середины октября, но смотрим на особенности погоды и степень нагула животных, – ​продолжает свой рассказ чабан. – ​Тогда ягнята начинают рождаться в середине марта, и у них весной возникает меньше проблем с простудными заболеваниями. Окотную кампанию уже на протяжении ряда лет проводим собственными силами, только родственники помогают нам. Не скрою, тяжело, но справляемся. Все также новорожденный приплод изначально несколько дней содержим с матками в индивидуальных клетках. Потом формируем их в небольшие группы, поэтапно увеличивая численность. Затем объединяем в сакманы, в которых увеличиваем и увеличиваем численность овец, пока их у нас не получится два: в одном содержатся матки, родившие одного ягненка, в другом – ​двоих. Всех животных постепенно приучаем к пастбищу. Сейчас они уже свободно перемещаются по целине, хотя иног­­да малыши еще теряют своих «мамаш». Конечно же, стараемся, чтобы процент сохранности молодняка был как можно выше.

За вклад, внесенный в развитие отрасли, Кади Кадиев неоднократно поощрялся руководством агропредприятия и района, имеет Почетную грамоту губернатора Ставропольского края.

Затем удалось побывать на ОТФ, закрепленной за Алимпашой Гасановым. Он – ​из династии чабанов. Его отец Гасан Абдулшарипович и мама Джавгарат Магомедовна прибыли из Сергокалинского района республики Дагестан в колхоз «Гвардеец» в 1986 году. Их здесь отправили в самую дальнюю бригаду – ​на Хут-­Хур, однако они не жаловались, трудились исправно. Рядом с ними находились дети – ​три дочери и столько же сыновей. Двое из них – ​средний Алимпаша и младший Герейхан – последовали по стопам родителей и посвятили свои трудовые жизни овцеводству. Лишь старший сын обосновался в Кизляре и стал индивидуальным предпринимателем. До недавних пор оба брата чабановали в СПК «Путь Ленина», но в 2018 году Алимпашу пригласили в ООО «СП Гвардеец». Он согласился.

За ним в хозяйстве сразу закрепили отару ярок. И вот нынешней весной они дали первое потомство.

— Первокотки считаются самым сложным поголовьем, – ​поясняет зоотехник Дмитрий Баранов. – ​Нередко молодая овца отказывается кормить новорожденного ягненка, не понимая, почему он за ней бегает. Так что родильное отделение и застраивается клетками небольших размеров для индивидуального содержания животных – ​здесь неопытной «матери» бежать некуда. Бывает, ее и привязывать приходится, и на бок заваливать, и держать, пока малыш не насытится. Вот так чабаны и заставляют пробуждаться материнский инстинкт. Когда овцематка смирится со своим положением, через несколько дней ее из одиночной клетки переводят в оцарок. А дальше содержат, как и остальных маток.

— Нынешняя зимовка выдалась одной из самых благоприятных, – ​вступает в диалог старший чабан Алимпаша Гасанов. – ​Осень оказалась теплой, на пастбище имелась трава. С декабря по март морозов почти не наблюдалось, да и снега тоже. Такие погодно-­климатические условия были нам только на руку. Правда, в почве практически не накопилось влаги, отчего травы на целине оказалось меньше привычного.

На ферме Алимпаши Гасановича расплодная кампания уже завершена. От первокотки ждать рекордных показателей, конечно, нереально: по условиям договора требуется получить к отбивке 90 ягнят от 100 овцематок. Молодняк родился в основной крепкий, развивается нормально, но специалисты утверждают, что здесь главное не получить приплод, а сохранить его. Сейчас животные вышли на пастбище – ​майская трава сочная, и ягнята заметно набирают вес.

Справиться с уходом за мериносами чабану помогает семья. Бок о бок на протяжении многих лет с ним трудится жена Марзиат Мусаевна. Она, кстати, мать-герои­­ня – ​дала жизнь шестерым детям. Сыновья и дочь тоже находятся на ОТФ, помогают родителям. Какие профессии они в дальнейшем выберут, покажет время. Но Алимпаша Гасанов надеется, что ему будет кому передать чабанский посох.

Фото автора

Реклама
Предыдущая статьяРабота видна по результату
Следующая статьяЛизинг с удорожанием от 0% для республик Северного Кавказа