Овцеводство: резервы и проблемы

О том, как эффективно выйти на экспорт и одновременно заполнить внутренний рынок, говорили эксперты на круглом столе в рамках выставки «Золотая осень‑2018»

5

«Золотая осень» уже 20 лет является главным отраслевым форумом страны. В этот раз в павильоне «Животноводство и племенное дело» на ней представили племенных животных 14 животноводческих хозяйств Ставрополья, занимающиеся разведением пород овец: джалгинский меринос, манычский меринос, северокавказская мясо-шерстная и российский мясной меринос. Текущие проблемы отрасли обсудили на круглом столе «Овцеводство и козоводство: резервы увеличения производства и реализации продукции на внутреннем и зарубежных рынках». Модератором выступил директор департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России Харон Амерханов.

Общие цифры

В круглом столе приняли участие представители Минсельхоза России, профильных федеральных ведомств, отраслевых союзов и ассоциаций, научных и образовательных организаций, инновационных территориальных и агропромышленных кластеров, сельскохозяйственных предприятий и др. Из выступлений участников мероприятия стало известно, что, несмотря на незначительное снижение общей численности овец и коз в стране, маточное поголовье во всех категориях хозяйств увеличивается. Не только сохранены, но и возрастают объемы производства продукции. Так производство овец и коз на убой в убойном весе по итогам 2017 г. составило 154,7 тыс. тонн, что на 5,1 тыс. тонн больше, чем в 2016 году. Рекордными темпами растет экспорт бараны. По данным ФТС России, за I полугодие 2018 года экспорт овец и коз по сравнению с аналогичным периодом 2017 года вырос в 7,2 раза и составил 66,3 тыс. голов. Основными странами-импортерами являются Грузия, Азербайджан и Иордания. Кроме того, за январь-июнь текущего года экспорт баранины и козлятины вырос в 100 раз к уровню аналогичного периода 2017 года и составил 4,1 тыс. тонн. Основными странами-импортерами являются Иран и Казахстан. Республика Дагестан заключила соглашение о поставке в Иран в 2018 году 2000 тонн баранины, ближневосточные покупатели готовы к долгосрочному сотрудничеству.

Овцеводы vs текстильщики

Дискуссия шла в «старом добром» духе конструктивных претензий вокруг взаимовыгодности отношений овцеводов, текстильных предприятий, реализаторов баранины. Если с производством мяса дела обстоят относительно в порядке, то совсем иначе – ​с шерстью.

Вкратце суть споров: овцеводы и козоводы производят мясо, шерсть, пух, молоко, сычуг, жир, но производителям интереснее работать на экспорт, там цены повыше. Государство дает животноводам субсидии, но при этом заинтересовано, чтобы продукция шла изначально на российский рынок, на котором объективно цены на все ниже, обеспечить население мясом и шерстью. Государство заинтересовано также в стабильной загрузке предприятия переработки, это рабочие места и налоги. Кстати, субсидии на овцеводство (как и в свое время на молочный КРС) – плод лоббирования предприятий переработки, которые заинтересованы в постоянной работе. Хватает или нет этих денег овцеводам – ​мнения противоречивые. Начинающим, очевидно, нет. Опытным, с многолетними прочными традициями, – ​вполне. Проблемы заключаются в другом: стихийная ценовая политика, неотрегулированный рынок, сложные отношения с отечественной текстильной отраслью, взаимные претензии: «дайте сырье+качество» против «дайте понятные объемы заказа». А тут еще задача Президента РФ – ​курс на экспорт. Поэтому перед Минсельхозом РФ встала двоякая задача: добиться сначала чтобы субсидии овцеводам помогли поднять не только поголовье российского стада, но и качества мяса и шерсти, что в свою очередь обеспечило бы переработку сырьем российские предприятия. Излишки направятся на экспорт. Только уговорами этого вряд ли возможно добиться. Минсельхоз пообещал оставить и даже увеличить господдержку в следующем году.

Решать государственные задачи

— Мы нацелены на безусловное решение тех вопросов и задач, которые поставлены перед животноводами страны не только в реализации госпрограммы, доктрины продовольственной безопасности и выполнения майского Указа президента России, где четко обозначено, что АПК должен выйти на параметр не менее 45 млрд долларов по экспорту продукции, – ​отметил директор Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России, академик РАН, доктор сельскохозяйственных наук Харон Амерханов. – ​Те меры господдержки, которые сейчас существуют, останутся. Может быть с некоторым наращиванием объемов. Но прежде чем экспортировать, мы должны произвести качественную конкурентоспособную продукцию в России, обеспечить ею население страны и потом экспортировать.

Важная роль, по словам Амерханова, отводится животноводству, потому что зерновой блок пока достиг своего очевидного пика. Очень серьезная задача поставлена по наращиванию экспортного потенциала свиноводства, птицеводства. Есть задачи в молочно-мясном направлении.

— Но мы видим, что стартовало еще одно, ныне важное направление, – развитие экспорта продукции овцеводства. Мы уже экспортируем в арабские страны. В ближайшее время будут направлены усилия для увеличения прежде всего баранины, халяльного мяса для поставок не только в арабский мир, но и в африканские страны. Очень интенсивно развивается китайское направление, – ​отметил директор Департамента. – ​У меня очень мало претензий к тому поголовью, которое здесь представлено. Видно, что в него вложено очень многое: не только средства, но и душа. Подчеркиваю, нам не нужны большие объемы продукции непонятного качества. Мы должны производить только качественную конкурентоспособную продукцию. Только тогда нас воспримут всерьез наши друзья «из-за бугра». Только тогда мы можем претендовать на экспортный успех. Но при этом мы должны наращивать поголовье. Мы поставили себе задачу – к 2015 году увеличить его до 30 млн. Это реально. Российские переработчики ждут от нас, чтобы мы обеспечили их сырьем. А потом уже – ​добро пожаловать на экспорт. Тем более до конца года в России появится сертифицированная лаборатория. И мы больше не будем вынуждены продавать свою продукцию за рубеж за копейки.

Государственные субсидии – ​на общее дело

Михаил Егоров, генеральный директор Национального сою­за овцеводов, тоже сделал акцент на реализации мяса и шерсти, в первую очередь, на внутреннем рынке.

 

— В ряде регионов реализация продукции овцеводства является единственным источником дохода. Наша задача довести поголовье овец до 30 млн, а мы имеем лишь 24,5 млн голов. Много это или мало? Мы должны иметь такое поголовье, чтобы могли реально реализовать полученную продукцию. Понятно, что в убыток себе никто работать не будет. Прошлый год показал, что общее поголовье уменьшилось на 350 тыс голов. Это показатель того, что появилась общая проблема: затраты растут быстрее, чем доходы от реализации. Если проблему реализации не решить, то и 24 млн голов не станет, не говоря уж о 30 млн. Надо разобраться, что мы имеем и что нам делать? Наш сегодняшнее поголовье способно обеспечить текстильную промышленность. Мы производим 56 тыс т шерс­ти. В этом году нереализованных остатков нет. Вот мы говорим, что у нас сокращается поголовье. У нас есть гос­программа, в которой обозначены и маточное поголовье, и производство баранины и шерсти. Мы требования выполняем, но от этого хозяйства богаче не становятся.

К числу новых вызовов отрасли Егоров отнес появление новых игроков с большими суммами денег, в том числе наличных, скупающих шерсть без сертификатов. Всем было понятно, что речь шла о китайских покупателях, активно приобретающих российскую шерсть, пользующихся невысокими ценами на внутреннем рынке.

Наука + субсидирование пастбищ

Директор ВНИИОК – филиа­ла ФГБНУ «Северокавказский ФНАЦ», доктор биологических наук Марина Селионова очень эмоционально говорила о роли науки в продвижении продукции овцеводства и козоводства.

 

— Сейчас в России производят ежегодно около 20 тыс тонн тонкой и полутонкой шерсти. Всего – ​50-55 тыс тонн. Тонкую и полутонкую получают только в крупных овцеводческих предприятиях. Если говорить в целом, то 70 процентов всей российской шерсти настригают в личных подсобных хозяйствах, – ​с сожалением констатировала Марина Ивановна. – ​ЛПХ при этом содержат овец для внутреннего потребления и производства мяса. Шерсть ими заготавливается попутно. Мы видим, что на экспорт идет семь с половиной тысяч тонн конкурентоспособной шерсти. За нее дают хорошую цену. Цена на шерсть растет и у нас, в России, и за рубежом. Хочу отметить, что уровень селекционной-племенной работы сохранилась не во всех регионах. Ставрополье здесь лидирует.

Поднять качество шерсти, по мнению Марины Селионовой, можно только путем постоянной селекционно-племенной работы и оценки качества животных. Иного пути нет.

Экспорт баранины из России выглядит более оптимистично, за последний год он составил две трети от экспорта свинины. В этом направлении также важную роль играет селекционно-племенная работа и маркетинг. Продвижением баранины на экспорт тоже надо серьезно заниматься.

— Есть еще одна проблема – ​кормовая база для мясных пород, – ​уточнила Марина Селионова. – ​Хочет ЛПХ или К(Ф)Х выращивать баранину на экспорт – ​придется заниматься улучшением пастбищ. Есть предложение внести в новую программу развития овцеводства субсидирование пастбищ. По моему мнению, это субсидирование семян трав. В Казахстане, например, государство субсидирует бурение скважин для добычи воды, чтобы поить овец.

Качество – ​результат сотрудничества

В этом уверен заведующий отделом животноводства ФГБНУ «Дагестанский научно-исследовательский институт сельского хозяйства им. Ф. Г. Кисриева», кандидат сельскохозяйственных наук Абдусалам Хожоков

— Республика Дагестан на выставке «Золотая осень» представлена четырьмя хозяйствами: тремя племенными репродукторами и племенным заводом. Оригинатором дагестанской горной породы овец является племзавод «Агрофирма «Чох». Ученые дагестанского аграрного научного центра проводят там работу над улучшением качественных показателей этой породы, – ​рассказал Абдусалам Асадулаевич. – ​Чистота этой породы – ​ее достоинство. Мы решили улучшить качества, но сохранить способность к переходам на длительные расстояния и быструю адаптацию от низменности к высоте 2 800 метров. Стоит задача – сохранить эти свойства, улучшить качество шерсти и немного увеличить живой вес. Также на выставке представлен генофонд лезгинской и тушинской пород. Эти породы сохранились только в Дагестане. Мы сохраняем их как генофонд для селекционной работы ученых. Вдруг понадобится кровь и семя баранов. В республике работают около сорока племенных репродукторов. У них продуктивность по настригу и качеству шерсти, по живым весам более чем в полтора раза лучше, чем на обычных товарных фермах.

Задачей и целью овцеводов, по словам Абдусалама Хожокова, является сохранение качественных показателей этих пород и их улучшение. В Дагестане уже нет возможности увеличить численность поголовья овец свыше пяти миллионов голов – ​не позволяет площадь сельхозугодий. Поэтому хозяйства заключают договоры с научными учреждениями на улучшения качества пород. В Дагестане планируют улучшать горную, лезгинскую, тушинскую, агинскую породы. Но есть проблемы сохранением грозненской породы. Дагестан достиг договоренности в Калмыкии, где разводят грозненскую породу. Планируется завезти оттуда ярок и баранов-производителей и восстановить былую славу племзавода «Червленые буруны», который является оригинатором грозненской породы овец.

И снова о субсидиях

Напомним, что в 2011 году Минсельхоз разработал отрас­левую программу ​«Развитие овцеводства и козоводства на 2012-2014 годы и на плановый период до 2020 года». Ведомство рассчитывает увеличить поголовье овец и коз во всех хозяйствах до 28 млн, что позволит к 2020 году производить 336 тыс. т/год баранины и получать 84 тыс. т шерсти в физическом весе. Поддержка этих отраслей предусмотрена и в агрогоспрограмме: из федерального бюджета должны компенсировать до 15% затрат на содержание овец и коз, чтобы увеличить маточное поголовье до 9,5 млн.

В ходе дискуссии было отмечено, что в России несколько сокращается мериносовое овцеводство, но увеличивается экспорт шерсти. По итогам 7 месяцев текущего года показатель составил 6,8 тыс. тонн (+43,9 процентов к аналогичному периоду 2017 года). Основные страны-​импортеры российской шерсти: Китай, Индия и Монголия, на которые приходится 89 процентов от общего экспорта шерсти из России.

Говорилось и росте цены на шерсть на аукционах. Участники Круглого стола высказали предложение о разработке «дорожной карты» по развитию производства и переработки шерсти в России, поддержке деятельности переработчиков шерсти, направленной на повышение конкурентоспособности отечественной шерстяной продукции на внешнем и внутреннем рынках, обеспечения производителей шерстяной продукции высококачественной тонкой шерстью. Также участники подчеркнули необходимость ускорения формирования сети лабораторий по сертификации шерсти на базе международных инструментальных методов оценки основных свойств волокна, продолжения усиления контактов между Союзлегпромом и Национальным союзом овцеводов.

Генеральный директор Национального союза овцеводов Михаил Егоров отметил, что в 2018 году почти на 20% увеличилась стоимость российской баранины. Появились новые игроки, в частности, Иран. Вообще потребность Ирана и ближнего Востока в баранине – ​100 тысяч тонн в год. Есть реальные покупатели, но надо к этому готовиться. Нам нужны овцематки, нужно решать вопрос с воспроизводством. Эксперт глубоко убежден, что овцеводство в перспективе убыточным быть не может.

Как только в России заработает сертифицированная лаборатория и начнет выдавать международные сертификаты качества (этого ожидают в конце 2018 года), то российская шерсть получит шанс выйти и на биржевую торговлю, и вопрос качества в стране будет снят с повестки.

В заключение круглого стола директор департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России Харон Амерханов еще раз подчеркнул, что «субсидировать производство продукции, которая впоследствии уходит на экспорт, не обеспечив предварительно российскую пререработку – ​это преступно. Сначала обеспечьте отечественную переработку, мясную, молочную, текстильную. Тогда появится и субсидирование той продукции, которая предназначена на экспорт».

— Резервы в России большие. 10 млн ягнят получаем ежегодно. Половина из них – ​баранчики. В среднем у ягнят суточный прирост – ​33 грамма. Мы что, издеваемся? – ​воскликнул Харон Адиевич, обращаясь к залу. – ​Курицы уже прибавляют по 60-70 граммов. В убойном весе ежегодно мы получаем 210 тысяч тонн баранины. Уверен, что в этой массе – ​половина не ягнятина, а баранина, в том числе выбракованная овцематка. В хозяйственных условиях возможно довести суточный привес ягненка до 150 граммов. То есть мы можем количество мяса увеличит в 5 раз. Отдельные хозяйства уже показывают такие цифры. Это резерв и для инвестирования. Я еще раз повторю: бизнес никогда не пойдет туда, где в конце туннеля не видит рубль, – ​резюмировал директор департамента Минсельхоза РФ.

Итогом дискуссии стало согласие всех участников с необходимостью производства и переработки продукции овцеводства, в первую очередь, внутри России. Однако для взаимовыгодного сотрудничества сельхозтоваропроизводителей и предприятий легкой промышленности необходимы согласованные действия сторон, основанные, в первую очередь, на взаимопонимании. В завершении форума прошло награждение по отраслевым конкурсам. Всероссийский НИИ овцеводства и козоводства – ​филиал ФГБНУ «Северо-Кавказский ФНАЦ» в лице директора Селионовой Марины Ивановны был награжден Золотой медалью XX Российской агропромышленной выставки «Золотая осень». Высокие награды выставки подтвердили качество представленных животных и уникальность пород.

Фото автора