17 лет назад в посёлке Щелкан Новоселицкого района было образовано общество с ограниченной ответственностью «Моя мечта». Тогда у нового сельхозпредприятия было всего лишь 20 гектаров земли, но этого было достаточно, чтобы начать выращивать сельскохозяйственные культуры. Сегодня агрохолдинг «Моя мечта» – одно из крупнейших сельскохозяйственных предприятий, угодья которого, а это более 30 тысяч гектаров пахотных земель, простираются на территории Благодарненского и Новоселицкого районов. Все эти годы руководит предприятием Ирина Васильевна Минина.

Основное направление хозяйства – выращивание пряных травяных культур для хлебопекарной и пищевой промышленности. Из 35 тысяч га обрабатываемой земли 24 000 га занимает озимая пшеница, а остальные площади используют для выращивания укропа, льна, петрушки, кориандра, шалфея, горчицы и многих других трав, пользующихся спросом не только на отечественном, но и на мировом рынке.

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСё НАЧИНАЛОСЬ?

Поселок Щелкан. Самая что ни на есть сельская глубинка. Воображение неожиданно подсовывает нерадостную картину (сказываются типичные картинки из телеящика): заброшенные, разбитые дома, покосившиеся старенькие хатенки, разбитый асфальт, который не спасет даже ямочный ремонт. И самое главное – замкнутые, отрешенные, озабоченные лица людей, уставших от жизни такой и забот о существовании семьи. Молодежи почти не видно. Грусть…

А на деле-то картинка совсем другая. Еще на подъезде к поселку видишь чис­тые лесополосы и выбеленные стволы деревьев. А на обочинах – цветы. Ни брошенных грязных пластиковых пакетов, ни бумажки, на бутылки. Любой город обзавидуется такому порядку.

Под стать и сам поселок. У местной администрации асфальтовые дорожки, везде клумбы с розами, беленькие бордюрчики, воздух – аж задыхаешься от чистоты и ароматов. А мимо идут местные жители. Сразу видно – привычна им эта картина, не то что замороченному стеклом-бетоном-пылью городскому жителю. Невольно думается: «Чисто, как в своем доме». Да ведь это и есть дом! Для нескольких тысяч людей. Не глубинка сельская, а родина. Та самая, что родила, которую ввек не забыть и любить до смерти.

Но, рассказывают, еще недавно здесь было далеко не так. Еще очень больно живущим тут вспоминать последние годы безрадостного существования развалившегося и обанкротившегося ООО колхоза «Ленинский». Полуразвалившиеся фермы, разрушенные кошары, детсад и школа чуть ли не грани закрытия. Чуть ли не послевоенная пора. Плюс массовая безработица, безделье и неприкаянность работоспособных людей, как следствие – пьянство, и, в лучшем случае, айда в город. И стало складываться убеждение, что живя в селе и занимаясь честным крестьянским трудом, счастливо жить не будешь И тут на счастье случилось всегда такое неожиданное «вдруг».

ОПОРА НА СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ

Появился инвестор – Ирина Васильевна Минина. И пошла долгая и болезненная притирка инвестора к местным жителям, селян – к новому лицу. Опасений было предостаточно с обеих сторон. Не будем скидывать со счетов и особенности крестьянского восприятия «чужаков». Да у крестьян в крови стремление избегать нарушения устоев жизни и всяческих рисков. Но объединила одна мысль – жить так дальше нельзя, хозяйс­тво надо спасать, а значит – работать. На том и сошлись.

С первых же дней все заметили деловую хватку, неумолимую требовательность, твердость и решительность Мининой. Все ее нововведения воспринимались настороженно. И не только рядовыми работниками хозяйства. Специалис­ты, которые должны были быть первыми помощниками, не понимали стремлений и непреклонности нового хозяина. Кто-то не выдерживал – уходил. Но пройдя «мининскую школу хозяйствования», потом при встрече непременно благодарил за уроки ведения своего дела, неуклонного стремления к успеху любой ценой.

А потом, довольно быстро стали заметны перемены. Перво-наперво – начали платить деньги и платить регулярно. До этого без зарплаты сидели крестьяне месяцами. К тому же выплаты стали значительно выше прежних и даже больше среднерайонных. У рядового обычного работника зарплата 20‑26 тысяч рублей, у механизатора на порядок больше – 35‑40. Плюс всяческие блага на пай – три тонны пшеницы, масло, талоны на хлеб и так далее. И, представьте, это только начало работы на экспорт, объемы которого с каждым годом будут только увеличиваться.

Но и требования возросли:

– Понимаете, мне нужен только эффективный и ответственный крестьянин-собственник, – не устает повторять Ирина Минина. – Он – главная движущая сила в хозяйстве, он позволит преодолеть все трудности по выращиванию новых, необычных видов растений. Он может сделать так, чтоб наше сырье было отменного качества. Иначе говоря, вопрос в том, кто работает на полях и фермах – равнодушный к итогам производства батрак или заинтересованный в лучшем результате хозяин.

Ирина Васильевна уже чуть ли не ораторствует. Видно, что говорит о наболевшем:

– Конечно, о человеке кое-когда вспоминают. Но как? «Трудовые ресурсы», «рабочая сила», «человеческий фактор». Однако во всех этих научных понятиях нет места индивидуальности, для личности с ее психикой, сознанием. Человек же тем и отличается от машины, что ему недостаточен даже хороший уход, необходимы условия для его самостоятельного творческого самовыражения. Когда этого нет, он становится пресловутым «винтиком» бездушной социальной машины. В лучшем случае – бракоделом. В сельском хозяйстве это качество проявляется особенно остро, болезненно, разрушительно, поскольку крестьянину приходится иметь дело с живой природой, не терпящей равнодушного к себе отношения.

Я стремлюсь, чтоб у меня работали современные крестьяне, обладающие родной землей, любящие ее и умеющие на ней по-современному хозяйствовать.

ПРИЕЗЖАЛИ ГОСТИ ЗАМОРСКИЕ

А что для этого надо? Умение работать и мыслить по-новому. Но новшество на пустом месте не возникнет, мышление надо менять. И для этого образование и самообразование предназначено. Вот уж куда не жалеет денег инвестор «Моей мечты». Выпускников школ, если к тому желание, – отправляет в самые престижные вузы страны. Недавно троих молодых селян даже в знаменитейшей Тимирязевской академии удалось выучить. В ставропольские учебные заведения тоже открыта дорога.

Для старшего поколения – с доставкой на дом, что называется. Нередкие гости в хозяйстве профессура из Германии и Голландии. Лестно местным специалистам, когда заграничные ученые обходят наши поля, то и дело причмокивая: «О, кей» и «Гуд». Агрономы постоянно обмениваются информацией и получают советы от своих именитых коллег прямо из Санкт-Петербурга, того самого вавиловского научного института – давнего партнера ООО.

Да и выращивают в хозяйстве не только привычную всем нам пшеницу.

СКАЗКИ ВОСТОКА «МОЕЙ МЕЧТЫ»

Пажитник, ажгон, сафлор… Не правда ли, звучит как завораживающие слова из волшебных сказок загадочного Востока? Или как таинственное заклинание. Большинство из нас даже не слышали эти слова. А между тем для работников ООО они почти родные, даже прозаические.

Здесь в порядке вещей от мужа утром услышать: «Да на пажитник сегодня отправили. Зарос чуток сорняками» или «Пора сафлор убирать». Чудно!

Но в том-то и дело, что перестало все это казаться чудом, когда хозяйством стала управлять Ирина Васильевна Минина, сама она физик-ядерщик, между прочим, по образованию.

И вот, представьте, на нашем родном Ставрополье, издавна славившемся своей пшеницей да взращиванием ржи, ячменя, подсолнечника, овесом, горохом и прочими «добропорядочными» сельхозкультурами, появилось чудо-чудное. Поля, на которых десятками лет ежегодно шла битва за урожай, отдались на откуп «несерьезным» и прозаичным душице, тмину, тысячелистнику и так далее. Да и вот этим заморским новинкам – сафлору, пажитнику и др.

Но новый хозяин непреклонен – Ирина Васильевна Минина в свою «Мечту» поверила сразу и бесповоротно. К тому же не единожды все просчитано. Вот, к примеру, пажитник (другие названия фенугрек, чаман, шамбала) – растение семейства бобовых. Но внимание, как гласит Википедия, заслуживают не бобы, а семена, именно их польза была доказана учеными и известна очень давно. Этот ингредиент, кстати, входит в состав таких известных приправ, как хмели-сунели и карри, добавляют его и в известную всем аджику. В Индии, кстати, пажитник считался колдовским растением, поэтому входил в состав благовонных зелий. Но это все лирика. Нам интересно другое. Энциклопедия утверждает, что родиной его считают Азию, хотя есть сведения, что выращивали его в древние времена в Афинах. Цитирую: «Сегодня найти пажитник можно практически везде: в Турции, в странах Африки, а также в Европе». А вот про нас, родимых, ни слова. Это значит, что не побывали авторы словарной статьи в гостях у Ирины Мининой, а то подивились бы.

А вдохновительница «Моей мечты» как-то буднично рассказывает про сугубо агротехнические тонкости:

– Сейчас идет уборка пажитника. Работаем в двух направлениях. Первое – валим в свал, а через несколько дней подбираем. Второе – специальной жаткой, называемой бобовая, которую приобрели специально для него, делаем срез на высоте три сантиметра и убираем напрямую.

Вот так новинка для наших степей! И вы думаете, деляночка, небось, этого гостя заморского. Ан нет. Как оказалось, опыты с ним уже провели и показал этот самый пажитник хорошие результаты. Нынче предстоит убрать …100 гектаров! Причем, и нынче ему задали разные условия – расти и на орошении, и на богаре. Опять проводят полевые испытания!

– Да, для нас это новое растение, – не смущается И. Минина. – Ну и что? Да у меня сейчас на опробации находится около двухсот различных культур.

– Откуда?

– Из Санкт-Петербурга. Едем в поля смотреть?

ВАВИЛОВСКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ

По дороге выясняется, когда задумала Ирина Васильевна Минина выращивать разные полезные растения, встал вопрос – где взять семена? Перво-наперво отправилась в Санкт-Петербург. Знаменитый Всероссийский институт растениеводства им. Н.И Вавилова. Там пошли навстречу новоявленному растениеводу, но с условием, которое другого повергло бы в шок: дают 10 граммов семян растения, а вернуть надо аж килограмм и тоже семян. Ну, и советами обещали помогать.

Уверена, не каждый бы рискнул. И учтите, «Моя мечта»– обычное хозяйство – кроме сомнительных экспериментов прибыль иметь надо, чтоб развиваться, своим колхозникам дать заработать, опять же государство в виде налогов не обидеть и так далее.

Честно признаюсь, мне совершенно непонятно, как ей это удалось? Ну, семена выклянчить полдела. А вот как нашего российского костного крестьянина, кому любое новшество кость в горле пристрастить взращивать не совсем понятные травы? Как убедила, заставила поверить, вдохновила?

Ответ у меня только один – потрясающей верой в несомненный успех, энтузиазмом и собственной невероятной практически фантастической работоспособностью.

– А вот еще одна культура, которая очень хорошо пошла у нас – нигелла. – знакомит меня со своей коллекцией Ирина Минина. – Также пробуем ее и на богаре, и на орошении. Вообще она насчитывает более 20 видов.

У нас же выращивается пока два: один с ароматом земляники,, а другой со вкусом и ароматом черного перца, что мы называем черным перцем-горошком. Они у нас тоже заняли достойное место – 150 гектаров.

Есть в хозяйстве 20 га эксклюзива – ажгон. Как рассказала Ирина Васильевна, даже во времена Советского Союза никто и не пытались выращивать это зонтичное растение. А о наших коммерческих временах и говорить нечего: нужны деньги и побыстрее. А в России его почти не употребляют, да и как выращивать не знали… до времен Мининой.

ВРЕМЕНА МИНИНОЙ: УПОР НА ЭКСПОРТ

Так вот. Докопалась наша Ирина Васильевна, что в родном Отечестве сию пряность, ажгон этот самый, не очень жалуют, а вот за границей – только подавай! Особенно популярна в странах Юго-Восточной Азии. А более всего в Индии. И теперь сельхозпредприятие бывшего физика-ядерщика (совершенно невосполнимая утрата для науки – сколько неукротимой энергии и полета мысли!) плотно сотрудничает с этой страной.

Более того, Ирина Васильевна наиболее пристально рассматривает культуры, которые идут исключительно на экспорт. Поставила себе такую задачу руководитель «Моей мечты»– сделать из обычного ООО, как она сама выразилась, изначально экспортонаправленное хозяйство. И не сомневайтесь – будет таковым.

Для многих культур, которые здесь выращивают, сожалеет И. Минина, в России очень слабый рынок сбыта. Пройдет 10, может быть 15 лет, и он разовьется, но должно пройти время. А сейчас ставропольские специи будут отправляться на экспорт. И это не только Юго-Восточная Азия.

Ирина Васильевна поведала, что интересный контакт завязывается с американцами – их интересуют фенхель и укроп. А нравятся они в отличие от индийских и азиатских аналогов тем, что «мечтатели» при выращивании применяют мало пестицидов. В США уже ушли на пробу несколько контейнеров, и пришел ответ, мол, готовы на большую партию, экологически чистое сырье. Но в хозяйстве только выходят на промышленные объемы. И приоритет будет все же у тех культур, что можно экспортировать. Скажем, нигелла со вкусом земляники-ананаса – ее еще называют даманская нигелла – является прекрасным заменителем кондитерского мака. И она прекрасно работает в странах, где он полностью запрещен. Ее применяют как начинку в традиционных пирогах-рулетах, так и для обсыпки кондитерских и хлебобулочных изделий.

Экспорт хорош в нынешней ситуации, пока сохраняется очень выгодное для нас соотношение рубля к доллару. Тут мы имеем очень выгодное преимущество перед производителями из других стран, – расчетливая Ирина Минина уверена в правильности пути.

МЕТОД ПРОБ И ОШИБОК

Пока много сил уходит на отработку технологии выращивания всех этих вкусностей. И здесь опять проявляется неугомонный характер Ирины Васильевны Мининой. Казалось бы отработали технологию на этой самой нигелле. Знают, чего ждать и на богаре, и при орошении. В первом случае урожайность, конечно, чуть ниже. Так нет, теперь ей захотелось опробовать нигеллу и как озимую культуру, и как яровую. Некоторые эксперименты уже проведены. На это ушло более шести лет.

Приезжала в хозяйство из Германии дама-профессор, поучить наших уму-разуму. И каково же было ее изумление, когда ей показали поля этой самой нугеллы. Оказалось, немцы довольно продолжительное время пытались вырастить ее в лабораторных, тепличных условиях и ничегошеньки у них не вышло. А тут на тебе, прямо на воле, и прекрасно себя чувствует.

В «Моей мечте» нет полей под паром. Не простаивает даром ни один клочок земли. Просто тщательно соблюдается севооборот. Пшеницу сеют после хороших предшественников. Для нынешнего года воспользовались несколькими ее сортами. Но нынче, но в непростом по погоде году победили кубанские сорта. Хотя урожайность, сетует Ирина Минина, все-таки не радует. Сеяли в сухую землю, да и взошла пшеница поздно, в зиму ушла в стадии «шильца», кущения не произошло. Весна ранняя и сухая, дожди пошли поздно.

Зато хороша расторопша. Ее здесь выращивают на масло – лучшее лекарство для больной печени. Очень трудно было достать семена. С трудом в прошлом году нашли 700 кг и посеяли на размножение. Зато в нынешнем расторопша росла уже на 300 гектарах, а в следующем– планируется отвести уже 500. Трудно подбирали технологию, а как отработали – замечательные урожаи получаются, прекрасно растет. Одна сложность с ней – уборка. Растет она зонтиками и с пушинками, как у одуванчика. Вот они-то и забивают комбайн. Надо быть очень осторожным, чтоб не произошла вспышка. А в остальном все просто – это мнение Ирины.

Росторопшу отправляют на свой маслозавод (кстати, 25 видов масла производит). И спрос на нее большой, можно сказать дефицит. Сильно ею интересуется заграница. Но пока не закрыт внутренний, российский рынок, тамошние купцы пусть подождут.

– Расторопши и еще многих культур в России не хватает. – рассуждает Ирина Васильевна. – И здесь большое поле деятельности для небольших хозяйств. Я бы с удовольствием, например, работала с фермерами. Заключала бы контракт, передала уже отработанную технологию. Такие эксклюзивные культуры фермерам потянуть куда проще. У крупных сельхозпроизводителей большие севообороты, иная производственная техника. Фермеру проще перестроится. Не пошло одно – пошло другое. А я с удовольствием буду скупать продукцию у них.

Но слух про «Мою мечту» уже пошел по Руси великой. Есть сельхозпредприятия, которые вслед за ставропольчанами взялись выращивать укроп, кое-кто рискнул даже на пажитник. Но наши, как пионеры идут впереди, а за ними подтягиваютсядругие.

А кроме этого, распространяются даже сама идея выращивания пряностей и специй.

Сны и сновидения

Вот признайтесь, сколько раз вы видели в своей жизни цветущий мак – Самосейку на пшеничных полях? Миллион раз? Сто? А вам приходило в голову, что лепестки этих самых маковок отличное средство для крашения пасхальных яиц. То-то же. А вот Ирина Васильевна, по ее признанию, встать этак в четыре утра и отправляется в поле. Просто полюбоваться на чудо-природу. А там и мысли всякие, на сновидения похожие, посещают.

Может быть, такое вот у каждого хоть в раз в жизни бывало. Да только не каждый после такого «сна» взял бы эти лепестки, принес бы домой, заварил бы в водичке да и яичко покрасил. В обычный будний день, не Христовый. И дело было в нынешнем году. Пришла как-то руководитель ООО на поле рапса поглядеть, а весь рапс был закрыт яркими маками. Она пришла в ужас! И выяснилось, что на поле этом поработали дорогими гербицидами, которые и убили всех конкурентов мака и оставили только его, да рапс. Набрала с горя полные ладони лепестков, да и сварила. А они возьми, да и окрась воду таким красивым синим цветом. А яйца получились ярко фиолетовыми. Красота! Но мысль экспериментатора пошла дальше: это свежий лепесток, а сушеный? Высушила лепестки – тот же приятный глазу индиго. Эврика! Буду красить на Пасху – сказал бы любой. Примерно также (почти) подумала и наша хозяйка ООО и …на следующий день подняла два колхоза и за неделю собрали 3,5 тонны лепестков мака.

– На следующий год у нас будут новые пасхальные наборы, – гордится неутомимая мечтательница. – А знаете, я три дня тому назад попробовала цветы подсолнечника. Сварила – замечательный желтый цвет. Правда концентрация красящего пигмента не такая сильная, как в сафлоре красильном, но и оттенок совсем другой – лимонный.

Стоит сказать, еще раньше Ирина Васильевна организовала в хозяйстве производство натуральных красителей для пасхальных наборов. Теперь в год их выпускают полмиллиона (вдумайтесь! Клондайк!) штук 15-ти видов. Для буйства красок используют другие растения. Краснокочанная капуста, например, дает фиолетовый цвет, оранжевый – из лепестков сафлора красильного и так далее. А про подсолнухи вы не волнуйтесь. Свой урожай Ирина Минина не упустит, а лепесточки вручную обрывают и не все подряд. Пчелкам остается вдоволь поопылять.

И еще немаловажный эффект: на сборе лепестков, например, сафлора, каждый из работников в среднем собирает по 4 килограмма за 5‑6 часов, а заработок при этом – 800 рублей. ­Не плохо?

Есть и еще одна «забава». В хозяйс­тве специально выращивают несколько видов пшеницы, которая затем идет на декоративную соломку в наборы для детского творчества. И соломка эта нужна ровная и светлая. Такую нашли только в «вавиловской коллекции», но и из нее отобрали лишь три сорта.

Кстати сказать, в статье уже несколько раз поминалась «вавиловская коллекция». Для тех, кто не очень интересовался родной историей, поясню, что знаменитый академик Николай Вавилов долгие годы по всему миру собирал семена различных растений и тщательно их хранил в своей коллекции. Несмотря на множество катаклизмов, случившихся в нашей стране после революции, значительная часть уникальной коллекции уцелела, потом приумножилась и используется селекционерами до сих пор. Вот и «Моя мечта» по своим обязательствам часть семян возвращает в институт им. Н. Вавилова, где их бережно сохранят для науки и для будущих поколений.

День сегодняшний

А сейчас в хозяйстве вовсю идет уборка. Производство пряных, да лекарственных трав, сами понимаете, дело трудозатратное. Каждый день 600 человек, работающих в хозяйстве, в поле. Примерно 300 человек каждый год привлекают со стороны. Но и этого мало, сетуют в хозяйстве. Работы непочатый край, больше летом, чем зимой. И все же летом стараются делать большие заготовки продукции, которую будут перерабатывать зимой. Опять же специфика. В хозяйствах района массовую уборку начали две недели назад, а в ООО «Моя мечта»– еще в апреле. Первым косили кориандр на зелень. Убрали 100 тонн. Погода в апреле была неважная, сушка была сложная, но «мечтатели» это одолели и теперь в их активе 10 тонн зеленого сушеного кориандра. Большая часть пойдет на продажу. Себе оставляют примерно пятую часть, которую потом расфасуют здесь же, в хозяйстве.

Кстати, в минувшем году ООО «Моя мечта» производила» 2 процента мирового рынка кориандра. Но по проторенной дорожке двинулись другие хозяйства. Только в Ставропольском крае посеяно более 20 тысяч гектаров, а в России – 80 тысяч, что примерно 20 процентов от мировых посевов, а всего год назад российская доля составляла 4‑5 процента. Это большой прыжок вперед.

Сейчас идет уборка петрушки, под которой 50 га. Это уже второй укос. Всего их планируют делать пять (бывает и семь) – вплоть до морозов. Для уборки петрушки есть специальная техника, но приспособили и обычную кормоуборочную.

Техническое отступление

Техника – больной вопрос в ООО. Все, что выпускают в родной России, так или иначе приспособлено под определенные виды сельхозпродукции или сельхозоперации. А для специй да пряностей ее вообще нет! Не убирать же по 100‑200 га вручную.

Вот и приспосабливают отечественные машины, как сумеют. Где-то родная «Нива» берет и не морщится. Где-то приходится голову поломать. Например, колхозные умельцы обычную кормоуборочную технику реконструировали и приспособили для уборки зелени.

Или вот после обильных дождей заросла нигелла лебедой и амброзией. А любой растениевод вам скажет, что с лебедой бороться трудно. Ломали головы в хозяйстве – сорняк надо уничтожить, а культуру не повредить. Гербициды уже использовать нельзя – пищевой продукт. Спасительный выход нашла хозяйка – придумала взять обычную роторную косилку и снять верхушки «мусорных» растений, которые значительно переросли культурные. Так 100 га превратили в красивейшую плантацию.

А чуть позже увидела в Германии смачиватель – конструкция из трубочек и тряпичных жгутиков. Из первых во вторые идет концентрированный гербицид и смачивает все, что выше «нужных» растений, так сорняк погибает. Сразу же внедрили и это новшество.

Присмотрели было за границей маленький комбайн, но привезти не смогли. Наша страна подписала соглашение с Евросоюзом, что каждый год мы можем закупать лишь определенное количество комбайнов. И присмотренный «малыш» надо было бы ждать три года. Слава богу, в августе нынешнего этот договор заканчивается, и все же попробуют привезти необходимую технику.

Травы налево, травы направо

Как уже говорили, в хозяйстве много лекарственных растений – иссоп, пижма, чабрец, душица, валериана, тысячелистник (тоже, кстати, красящее вещество), тимьян и другие. Одной только мяты 150 (!) сортов.

Растет и малопопулярный у нас, в Отечестве, фенхель. На семена. Им живо интересуется все та же Америка. Прямо сейчас готовы закупить более 10 тысяч тонн в год. Но «Моя мечта» такие объемы просто не может произвести. Это пропашная культура, требующая многократной обработки. Не так-то просто наладить большие объемы.

Или сафлор. Помните, читали про него выше? Наверное, подумали, что за зверь такой – сафлор красильный. А между тем, поделилась познаниями дотошная Ирина Васильевна, сафлор был известен более двух тысяч лет назад и применялся для окрашивания тканей. Это удивительное растение культивируется во многих уголках планеты – как краситель и, по совместительству, между прочим, прекрасная добавка в чай.

Начали выращивать амарант и клещевину. Последняя, кстати, очень нужное и перспективное (хотя что в «Моей мечте» выращивают не перспективное?). Из него производят медицинское касторовое и техническое масло. Любознательная в интересах дела Ирина Васильевна вычитала в специальной литературе, что на Ставрополье в прежние времена высевали до 100 тысяч га клещевины. Колхозам даже спускался строгий план по выращиванию ее семян. Но ею занимались неохотно: и сельхозтехника не такая была, и селекцией мало занимались. Имели большие проблемы с уборкой.

Вот и получилось, что нынче масло из клещевины и медицинское, и техническое закупается в Индии. А техническое, между прочим, необходимо для военной техники. А это уже опасно, когда сидишь на импортных составляющих.

Вот и собирала преобразовательница Минина семена клещевины чуть ли не по всей стране. Теперь она гордится, что в ее хозяйстве присутствует аж пять сортов. Но, увы, только на пять гектаров. Нынче клещевина дала небольшую всхожесть – 25 процентов. Семенам было по пять-семь лет. Вот и растратили они свою энергию и всхожесть.

– Но уж на следующий год, – уверена Ирина Васильевна, – будем ждать максимальной отдачи. А через год-два восстановим забытое старое – прежнюю технологию выращивания, да и свое ноу-хау привнесем.

Большие надежды и на амарант – в нем полезны и семена, и зеленая масса.

И все это растет, сортируется, отбирается, наблюдается и убирается, конечно. Для того в ООО «Моя мечта» построили единственный на юге России завод по переработке лекарственных трав. Линия прекрасно работала всю зиму и великолепно себя показала. Кроме всего прочего, линия весьма производительна для очистки редких семян.

Еще в 2016-м наладили производство масла холодного отжима. Сейчас готовим для нового дела специалистов-технологов.

– В любом новом деле, на новом предприятии важны квалифицированные кадры, – уверяет знаток человеческих душ Ирина Минина. – Мы отобрали в крымском сельскохозяйственном университете студентов-выпускников, специалистов по маслу и направили их на стажировку в Подмосковье на нашу же линию. Вот выучатся там делу, станут молодыми технологами и приедут на Ставрополье. И в будущем году новый маслозавод заработает на полную мощность. А оснащен он прекрасно. Если тот завод перерабатывает 500 кг сырья в час, наш будет 2,5 – тонны за то же время. К тому же компьютеры позволят справляться с этим объемам четырем специалистам в смену. Но при этом будет хорошая лаборатория, оценивающая качество сырья и готовой продукции.

Инвестиции по-умному

Конечно, мы не могли обойти такой современный вопрос как социальный. Хозяйство, судя по всему, процветает. А помогает ли она селам, в которых хозяйствует? И тут опять проявляется особое, нестандартное мышление Ирины Мининой:

– Моя основная социальная задача – создать рабочие места, и как следствие, задержать людей в селах, где мы присутствуем. Чтобы перестала молодежь, да семьи с детьми бежать куда-то за лучшей долей. И ведь перестали уезжать. Даже небольшой прирост есть. Я считаю, это основное мое достижение. У меня люди всегда найдут работу. Пусть не всегда профессиональную или по специальности. Если человек потерял работу, он всегда может какое-то время, побыв у нас, остановится, подумать, а не болтаться без дела. К тому же за все 17 лет не было ни одного случая задержки зарплаты. Разве что на день-два, когда пришлось время выплаты на выходные, либо праздничные дни. То есть работники «Моей мечты» получают стабильность, могут планировать расходы со своими доходами. Строить свою семейную экономику. Платить вовремя за детсад, водить детей даже платные кружки и так далее.

Любому пришедшему в отдел кад­ров не только рады, но и подбирают дело по умению и по душе тоже. Не забыты даже пенсионеры и те, кто в силу временных обстоятельств не может работать. Они вполне пригодились на фасовке готовой пасхальной продукции прямо на дому. Они рассыпают комплектующие пасхальных наборов в коробочки. Подмосковные заводы И. В. Мининой производят уже более 20 лет наборы для окрашивания и декорирования Пасхальных яиц – торговая марка «Домашняя кухня», имея 70 % российского рынка. В городе Благодарном фасуется более 15 миллионов пасхальных наборов. Работает на этом заводе более 50 человек, в основном – женщины, такова специфика производства.

Жители поселка Щелкан очень благодарны своей «маме», как они ласково называют Минину И. В., за ее заботу о людях и их благосостоянии. Поселок, переживший в конце 90-х годов полный упадок, высокопарно выражаясь, восстал из пепла, вернулся к жизни. Люди получили хорошо оплачиваемую работу, постоянную и очень серьезную материальную поддержку. По словам главы поселка С. Н. Ворониной с такими руководителями, как Минина И. В. и Бобрышев С. В. легко работать, встречая полное понимание и участие в судьбе селян и их населенного пункта.

Земельные паи в п. Щелкан имеют все бюджетники. Средняя зарплата тружеников ООО «Моя мечта» за 2015 год составила около 18 000 руб., механизаторы получают в среднем 28 000 руб., плюс натуроплата в конце года – по 32 т пшеницы.

Зимой, когда у механизаторов начинается сезонная безработица, Ирина Васильевна обеспечивает желающих поработать на переработке продукции на местных заводах или с предоставлением жилья и с питанием на подмосковных заводах, чем молодежь поселка охотно пользуется. Вот какое удачное сочетание новой формы организации сельскохозяйственного труда в сельском хозяйстве с новыми отношением к труженику – земледельцу увидели мы в поселке Щелкан, в ООО «Моя мечта».

Оказывается помощь школам и детсадам сел, где находятся земли ООО. В поселке Щелкан совместно с администрацией реконструировали местный клуб – инвестировали 8 млн рублей, заасфальтировали площадки в центре села, сделали хорошую столовую. По просьбе администрации строят автобусную остановку, чтобы в поселок ходил транспорт – полмиллиона рублей стоит это мероприятие.

Но у Ирины Васильевны Мининой есть в этом плане, как она выразилась, свои четкие позиции. Вот например, обратилась в хозяйство футбольная команда одного села с просьбой купить форму. В хозяйстве не отказали, но попросили ребят – а это все студенты да старшие школьники – помочь в горячую пору (рук-то летом всегда не хватка!) не за просто так, за зарплату поработать некоторое время на уборке вишни, либо в другом месте. Не на форму деньги заработать, повторяю, за зарплату. Форма само собой. Футболисты категорически отказались. «Знаете, меня такое настроение не устраивает, – отчеканила физик-ядерщик. – Думаю, форму мы им не оплатим».

Или еще пример. Обратился к Ирине Васильевне пайщик один. Попросил для своего сына-выпускника формальную справку-направление на учебу. Мол, все оплатим сами в вузе, только чтоб поступил. А парень ни разу в ООО не работал. Хотя мы всегда школьников на посильные работы приглашаем. Например, на перевалку. Откровенно говорю, мы платим им в 1,5‑2 раза больше за труд школьникам, чем это стоит. Но надо же к работе молодых приучать, стимулировать. Так вот этот мальчик сказал, что работать не будет и сидит сейчас дома. Кроме того, заявил, что в хозяйстве работать никогда не будет И пусть родители твердят, что все расходы по учебе возьмут на себя, но дело принципа. Минина отказала.

А еще вот вам история. Знаете еще над какой проблемой бьется наш хозяйственник? Пытается пересадить всех на велосипеды. А селяне сопротивляются, говорят, мол, что мы позорится будем? Она им в пример приводит Германию, где все на велосипедах ездят, рассказывает:

– Была по обмену опытом в крупной немецкой семеноводческой компании. И как-то прошу менеджера, который со мной работал, утром заехать за мной в гостиницу. А он вежливо так отвечает:

– Я-то заеду. А Вы сможете 18 километров на багажнике велосипеда проехать?

Ровно столько от гостиницы до офиса компании. И все – на велосипедах. Там целая стоянка этого вида транс­порта.

А еще из всех рабочих поездок по миру привозит Ирина Васильевна Минина сувениры. Не шмотки, ни косметику и драгоценности – образцы декоративных снопов сельскохозяйственной продукции. Этакий букет из лучших представителей того или иного растения. Каждый экземпляр придирчиво выискивается, облюбовывается, отмечается прямо в поле ленточкой до товарной спелости и только потом – после ручной срезки – в красивейший букет, как результат труда многих тружеников ООО. Как символ упорного труда, веры в свои силы и успех, как наглядный высокий показатель «Моей мечты».